Мнения /
Интервью

27 мая 2005 16:48

"Правительство может уничтожить свободу слова, но не может ее создать" – Р.Манро

Недавно России снова указали на несоблюдение принципов демократии, в данном случае Кондолиза Райс и "Репортеры без границ" высказались относительно свободы слова в СМИ. Пора бы уже задуматься: если общественные деятели и политики зарубежья публично критикуют положение в стране, не является ли это серьезным сигналом тревоги? О том, как понимают свободу слова в западных СМИ и каковы идеальные представления о СМИ за границей, рассказывает главный редактор "The St. Petersburg Times" Робин Манро.

Lenizdat.ru: О Вашей профессиональной биографии известно не так уж много. Расскажите подробнее о своей журналистской карьере.

Р.Манро: Я долго интересовался журналистикой. В 1986 году после университета я 4-5 лет путешествовал и закончил курсы журналистов. После того я постоянно работал в новозеландских газетах: почти 2 года в региональной газете "The Timaru Herald" в городе Тимару на Южном острове Новой Зеландии, а затем в крупной газете "The Press", ежедневный тираж которой тогда составлял около 100 000 экземпляров, что даже на мировом уровне считается достаточно крупным. Между прочим, газета "The St. Petersburg Times" сначала называлась "The St. Petersburg Press": ее первый главный редактор, Ллойд Доналдсон, тоже новозеландец по происхождению,  использовал название одной из крупнейших газет Новой Зеландии как часть названия своей.

Lenizdat.ru: Каковы, на Ваш взгляд, основные задачи зарубежной прессы в России?

Р.Манро: Мы пишем на английском языке, и прежде всего это делается для тех иностранцев, которые живут в России, но мы не зарубежная пресса, а российская. Задача нашей газеты - как и любой другой качественной прессы – давать читателям объективную информацию. При этом мы используем много материала, который зарубежные агентства и газеты публикуют для их читателей за границей.

Lenizdat.ru: Чем Россия интересна зарубежным журналистам?

Р.Манро: Здесь огромное количество материала, экономика, политика, культура. Но Россия интересна не только журналистам, и не только романами о шпионаже и т.д. Во всем мире вызывают интерес культурная жизнь, балет, музыка, русский классический роман - Набоков, Достоевский, Толстой, Чехов признаны во всем мире. Есть даже фанатики: раньше их называли советологами, а теперь русологами.

Lenizdat.ru: Как Вы определяете для себя понятие "свобода слова"?

Р.Манро: Это очень широкое понятие, и его нельзя как-то узаконить. Оно отражает идею свободного общества: свободное общество есть обмен информацией и открытость и означает, что общество может само решить, верить чему-то или не верить, хороший человек или плохой и т.д. Но это опять же связано не только со СМИ.

Lenizdat.ru: Есть ли в зарубежной прессе свобода слова?

Р.Манро: Идеального варианта - нигде нет, потому что всегда есть какие-то ограничения. Но на Западе вообще и в Америке в частности есть стремление к этому, и состояние очень близкое к этому.

Lenizdat.ru: Какие есть ограничения, из-за которых материалы не могут быть опубликованы?

Р.Манро: Материал, который просто оскорбителен, не может быть опубликован. Запрещены материалы, по поводу которых может быть доказано в суде, что они ложные и наносят вред чьей-либо репутации. Мало журналистов на Западе имеют проблемы с такими вещами, как государственные секреты, с замалчиванием информации государственными органами можно бороться в суде. Хотя в принципе это невозможно доказать в суде, да и редко приходится это делать.

На Западе решения принимают публично и, соответственно, человек, за них ответственный, четко известен. Странно, что в России решения могут приниматься в коридорах и что люди не знают, кто принял конкретное решение. Публика имеет право знать эти вещи.

Lenizdat.ru: Каковы модели взаимодействия прессы разных стран с властными структурами?

Р.Манро: Для меня нет такого понятия, и я думаю, что в большинстве западных стран тоже. На Западе государство играет очень маленькую роль в деятельности прессы, хотя примеры такого вмешательства государства, конечно же, бывают. Понятие "работать с государством", "работать с правительством" может быть только тогда, когда пресса принадлежит государству. Число таких СМИ не очень большое. Даже в Великобритании Би-Би-Си по своему уставу не подчинена власти, должна быть открыта и не может служить голосом государства.

Lenizdat.ru: Как строятся взаимоотношения журналистского коллектива и собственника СМИ? Может ли собственник ограничивать журналистов?

Р.Манро: Да, конечно,  может. Из-за этого многие журналисты не очень любят владельцев СМИ. Бывают случаи, когда собственник увольняет журналиста со словами: "Я не хочу больше читать материалы этого журналиста". Но тогда это, конечно, большой скандал. Основная идея, что главный редактор должен быть в чем-то послушен хозяину СМИ, но не во всем, и не должен быть просто голосом хозяина.

Lenizdat.ru: Есть ли сегодня в России, в Петербурге независимые СМИ?

Р.Манро: Полагаю, да. Например, из русскоязычных это - "Ведомости", "Эхо Москвы", в Петербурге к этому близко НТВ. Из иностранных - это наша газета, "The St. Petersburg Times", и наша сестра, московская газета "The Moscow Times".

Lenizdat.ru: Какой опыт зарубежных коллег стоило бы перенять российским журналистам?

Р.Манро: Надо всегда отражать мнения разных сторон в материале и не останавливаться на точке зрения одной стороны. Когда есть какое-то прямое влияние, это всегда видно, как, например, на Пятом канале. Если СМИ независимо от одного предприятия или рекламодателя, тогда оно может не принимать во внимание любое давление со стороны этого рекламодателя.

Но здесь это достаточно трудно. У нас своя ниша, но у других СМИ, которые зависят от крупных компаний или рекламодателей, есть проблемы. Электронные СМИ на Западе тоже существуют на средства рекламодателей.

Вообще, задача журналиста - сомневаться, ставить вопросы, искать другие решения. Это должно влиять и на тех, кто голосует, хотя, как известно, возможности голосования в России уже тоже ограничены. Я не думаю, что российские граждане чувствуют, что у них есть контроль над судьбой страны, что они сами могут принимать решения.

Lenizdat.ru: Вспомним недавнюю ситуацию с обращением общества "Репортеры без границ" и заявлением Кондолизы Райс о российских СМИ. Что, по-Вашему, означают эти публичные выступления зарубежных политиков и общественных организаций для России и мирового журналистского сообщества?

Р.Манро: За границей, действительно, есть представление, что в России нет свободы слова, без которой, конечно, невозможна и демократия. Что это значит для мира? Это недоверие к России, если принимаются такие декларации.

Российское правительство старается делать вид, будто свобода слова есть, и предпринимает действия, чтобы внешне показать, что все нормально. Но мне кажется, что это работает не так. Если свобода слова действительно есть, то развитые СМИ сами ею воспользуются. Правительство может ее уничтожить, но не может ее создать. Оно может создать лишь условия для свободы слова, но не ее саму. Я говорю, например, о принадлежности НТВ "Газпрому", который находится под контролем государства. Не хочу хвалиться, но наша газета, "The Moscow Times", радио "Эхо Москвы" работают свободно, но, я думаю, что у нас мало влияния. К примеру, у "The St. Petersburg Times" читатели состоятельные, богаче, чем средний класс, топ-менеджеры, но массы, конечно, смотрят Первый, ТВ-3, Пятый канал, читают "Комсомольскую правду". На самом деле, я не хочу ругать эти СМИ, у них тоже есть хорошие, интересные вещи, и я уважаю их работу, просто это не совсем так, как мы представляем свободное СМИ на Западе.

Lenizdat.ru: Насколько, по-Вашему, такие действия зарубежных политиков и организаций результативны и оправданны с политической, моральной и других точек зрения?

Р.Манро: К сожалению, российские политики воспринимают критику как нечто, направленное против России в целом. Они обычно отталкивают того, кто критикует. Я ожидаю, что правительство будет совершать какие-то показные действия, чтобы доказать, что критика ошибочна, но вряд ли оно будет на самом деле полагать, что ситуация в СМИ нездоровая. Они хотят все контролировать.

Что же касается оправданности таких выступлений, то за границей тоже не всегда понимают Россию, могут делать ошибки, есть люди, которые не любят Россию. Но оценка российских СМИ - это не только точка зрения отдельного человека, но и мнения многих русских людей, и большинства иностранных журналистов, которые здесь работают.

В Москве однажды было собрание с участием немецких журналистов, касавшееся участия Германии в экономике России, и какой-то чиновник пожаловался, что в Германии очень негативный образ России, почти как в 60-х годах. На что один из журналистов ему ответил, что задача журналистики не рисовать розовую картинку, и если почитать в немецких газетах статьи о Германии, станет ясно, что они критикуют Германию не меньше, чем Россию. Это идеальное западное представление о понятии "журналистика", и без этого уже трудно говорить о свободном обществе, потому что без этого у людей нет информации, которая нужна, чтобы решить их проблемы.

Надежда Алексеева