Медиановости

19 июля 2006 19:51

Максим Буткевич: "Мне не в чем раскаиваться!"

Максим Буткевич:

Утром 16 июля во время акции антиглобалистов на Невском у "Рэдиссона" пострадал журналист украинского канала 1+1 Максим Буткевич. Правда, в Петербург он приехал не как представитель этого канала, а как корреспондент ряда интернет-порталов, себя он называет "медиаактивистом".

Максим принял участие в пресс-конференции команды правовой безопасности Legal Team "Саммит G-8: взгляд с другой стороны", организованной 19 июля Институтом региональной прессы. Правозащитники рассказали о нарушениях прав человека работниками милиции во время саммита G-8 в Петербурге.

- Я налаживал связь между журналистами, аккредитованными на саммит, и активистами протестного движения, которые не всегда доверяют журналистам, - объясняет Максим.

Вместе с коллегами из "Ассошиэйтед Пресс" Буткевич снимал на фото акцию у "Рэдиссона".

- Вдруг сзади слышу крик: "У него камера! Он снимает!" Буквально через мгновение омоновцы схватили меня за шею, заломали руку и потащили в автобус. В автобус меня бросили с теми же словами: "У него камера! Он снимал!" - рассказывает Максим. – Никогда не думал, что меня задержат в Петербурге на Невском проспекте только за то, что я буду держать в руках фотоаппарат! В отделе милиции меня несколько раз фотографировали, сняли отпечатки пальцев. Я потребовал вызвать консула Украины, на что мне ответили: "Обращайся в Гаагу!" Правда, консул вскоре приехал в 27-й отдел милиции, где нас держали. Информация о нашем задержании пришла к нему с Украины. В эти дни я впервые по-настоящему почувствовал себя гражданином Украины. Консул делал все, чтобы нас освободить, навещал нас потом в изоляторе, привозил еду. Суд обернулся фарсом. Судья Куйбышевского районного суда Тамара Долинская осудила меня за участие в несанкционированной акции и за неповиновение сотрудникам милиции. В постановлении она написала то же, что и всем: рвал на милиционерах одежду, громко кричал, вел себя агрессивно. Интересно, как я мог рвать на милиционерах одежду, когда меня держали за шею и заломали руку? В итоге мне дали трое суток ареста. Интересно, что тем, кто, как я, требовал предоставить защитника, дали трое суток, а тем, кто ничего не требовал, - двое. По совету консула я написал апелляцию, где заявил, что не участвовал в акции, а вел съемку. Судья вынесла решение: поскольку я раскаялся, срок моего пребывания под стражей сокращается до двух суток. Но я ни в чем не раскаялся! Мне не в чем раскаиваться!

Максим рассказал, как отвратительно вели себя омоновцы в отношении задержанных:

- На обратном пути из суда с парня из Белоруссии сорвали бейсболку и, как кувалдой, ударили по голове. Омоновцы смеялись. Они прямо говорили, что им позволено делать с нами все, что им заблагорассудится.

Одновременно с Максимом милиционеры задержали фотографа Legal Team Ивана Ниненко, и тот две суток отсидел под арестом.

- Я снимал, - рассказывает Иван, - как милиционеры, нарушая закон о милиции, применяли спецсредства против участников антиглобалистской акции.

- Суд был пародией на правосудие! – заявил Ниненко. – Никакой презумпции невиновности! Свидетелями выступали сами милиционеры, те самые, которые нас задерживали, и те, которых я увидел в первый раз в зале суда. Я спокойно прошел в милицейский автобус, а в постановлении суда написали, что я якобы "хватался за форменную одежду сотрудников милиции, вел себя вызывающе, громко кричал".

Иван намерен добиваться наказания милиционеров, которые давали против него лживые показания, то есть привлечь их за лжесвидетельство.

 "То, что происходило во время саммита, можно назвать сконцентрированным выражением общей ситуации с соблюдением властями гражданских прав и свобод, а также того, на что способно наше гражданское общество", - заявляют активисты Legal Team.

Георгий Маев