Трибуна /
Конкурсы

11 августа 2010 13:52

Памятка для журналистов и общественных активистов: если вас задержала милиция

Памятка для журналистов и общественных активистов: если вас задержала милиция

9 правил общения с правоохранительными органами.

1. Необходимо как можно раньше определить: задержание административное или уголовно-процессуальное. Во втором случае все серьезно, и нужно как можно раньше получить доступ к своему адвокату.

2. Административное задержание включает:  "задержание для установления личности", за мелкое хулиганство, за неуплату штрафа в ГИБДД, за участие в незаконном публичном мероприятии и прочее. Может закончиться штрафом или административным арестом (последнее — по решению мирового судьи).

3. Любое задержание предусматривает составление протокола с подписью в нем задержанного. Возможно, ваше письменное объяснение, замечания.

4. Содержать административно задержанного будут в камере для административно задержанных (КАЗ), административно арестованного — в спецприемнике.

5. Задержанного по подозрению в совершении преступления содержат в изоляторе временного содержания (ИВС). Срок такого задержания — до 48 часов, в течение которых задержанный должен предстать перед судьей, а тот может продлить срок задержания еще до 72 часов (всего 5 суток максимум). В течение этого времени задержанному либо предъявляется обвинение и избирается мера пресечения (подписка о невыезде, залог, заключение под стражу), либо он освобождается со снятием подозрений. Подозреваемому до предъявления обвинения также может быть избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде или заключения под стражу с водворением в СИЗО.

6. Внешне одни и те же действия сотрудников правоохранительных органов могут означать: обыск, выемку, осмотр, досмотр, обследование (помещения гласное, негласное, легендированное). Все зависит от процедуры и нюансов. Разные действия — разные возможные последствия. Постарайтесь выяснить, что именно происходит, для формирования дальнейшей защиты.

7. Вторжение в жилище (обыск, осмотр, выемка — следственные действия, и обследование — оперативно-разыскное мероприятие) возможно только по решению суда либо в крайних случаях при обоснованных подозрениях, что в данный момент в помещении совершается преступление, или в иных не терпящих отлагательства случаях с последующим уведомлением судьи в течение 24 часов.

8. Внешне одни и те же действия сотрудников правоохранительных органов могут означать: профилактическую беседу, опрос в рамках проверки по заявлению о преступлении, допрос (свидетеля, потерпевшего, подозреваемого, обвиняемого). Все зависит от процедуры и нюансов. Постарайтесь выяснить, в каком качестве с вами беседуют.

9. Обязательна явка только на допрос только при надлежащем уведомлении (повестка с указанием, куда, когда, в качестве кого и кем вызывается) либо приводе. Участие в остальных мероприятиях может быть только на добровольной основе.

Коснувшись раскаленного утюга, мы одергиваем руку. Увидев препятствие на дороге — машинально тормозим. Кошки, падающие с крыши, так же рефлекторно приземляются на лапы… Работникам независимой газеты или гражданской организации некоторые рефлексы зачастую так же помогают или спастись, или минимизировать полицейский (согласно новому термину) наезд.

…Недавно получил от своего зама SMS: "Задержали, вызвал Х. (адвоката)". Этой весной — SMS от своего сотрудника: "Задержали менты на Казанском вокзале", а через полчаса: "Отпустили". На прошлой неделе — от ижевского адвоката, задержанного в Альметьевске: "Задержали, закрыли в КАЗ*". Пока писал этот материал, по скайпу пришло сообщение: "Спасибо большое. Ваша роль в моем освобождении, я думаю, была очень значительна". Все это к тому, что немедленное информирование человека, способного помочь,  — это первый и главный рефлекс.

Второе — чувство опасности. Оно приходит не сразу, его нужно развивать, но при этом не сваливаться в паранойю. Американское обозначение уровня террористической угрозы — зеленый, желтый, оранжевый и красный — вполне могут взять на вооружение журналисты и гражданские активисты в России. Опасность редко бывает перманентной, она возникает, усиливается и отступает. Предупредить сотрудников о возросшей опасности (в среднем раз в год я это делаю и сам), провести легкий инструктаж — обязанность руководителя. Например, задержание первого журналиста, писавшего про акцию в защиту Химкинского леса, было очевидным сигналом главредам других изданий.

Третье важное — адвокат. Если уж так случилось, что ваша деятельность связана (чем бы вы ни занимались) с противостоянием властному произволу, без знакомого адвоката рано или поздно жареный петух клюнет. К сожалению, наиболее типична ситуация, когда родственники в панике ищут адвоката уже после задержания и, естественно, находят не лучшего либо натыкаются на невообразимые суммы.

Идеальный вариант —  когда у организации есть знакомый адвокат, готовый сначала выехать и отработать, а уж потом решать вопросы с оплатой. И номер мобильного этого адвоката забит в телефоне каждого сотрудника. Все, что требуется при задержании, — сказать, а затем и написать своей рукой в каждый документ (протокол задержания, досмотра, опроса, допроса и пр.) слова: "Прошу вызвать адвоката ФИО". Не поверите, но даже в нашем правовом государстве невызов адвоката будет иметь самые благоприятные последствия для задержанного.

Нужно помнить: любой человек может нанять адвоката для любого человека (хоть Владимир Путин для Михаила Ходорковского), и для представления интересов клиента адвокату нужен только ордер. А адвокат нужен, поскольку только его гарантированно пустят к задержанному. (Если не пускают — немедленно поднимать грандиозный скандал.) В отделе ми(по)лиции адвокат — это и друг, и психолог, и советчик. А главное —  он будет требовать документы и обжаловать действия сотрудников во время вашего вынужденного отсутствия, отвлечет на себя внимание, гарантирует физическую неприкосновенность, поможет с питанием, одеждой, лекарствами.

Четвертое — публичность. Чем раньше о задержании напишут журналисты, тем быстрее к вам будут относиться подчеркнуто корректно. Милицейские пресс-службы в онлайн-режиме отслеживают весь негатив в адрес своего ведомства и не заинтересованы в обоснованных обвинениях. Блоги друзей, личные связи с журналистами и правозащитниками очень помогают. Любые цепляющие читателей детали, обновление информации, комментарии публичных персон гарантируют внимание медиасообщества. А это — сильнейший защитный ресурс.

Последнее правило — всё, что вы скажете, будет использовано против вас: молчите до прихода вашего адвоката. Был случай, когда курсанта милиции задержали за хулиганство. Он молчал два дня, после чего негодующие оперативники со словами: "Чему вы их там учите?!" — вернули будущего стража порядка начальнику школы. Дать показания можно в любой момент до удаления судьи в совещательную комнату, а это значит — не стоит торопиться.

В числе частых ошибок — отказ от подписи. Это абсолютно бессмысленный акт, легко преодолеваемый двумя понятыми и не влекущий никаких юридических последствий.

Задержание на уличной акции протеста

Задерживают, как правило, участников и организаторов не согласованного с властями публичного мероприятия. Доставляют в ближайший отдел милиции, где составляют протокол задержания и протокол об административном правонарушении. В обоих предлагают расписаться. Очень важно именно здесь написать фразу про адвоката, а также перечислить нарушения (отобрали личные вещи, применили силу, спецсредства, хамили, унижали и пр.). Можно описать и обстоятельства задержания, если они свидетельствуют о вашей непричастности — например, вели, готовили репортаж, гуляли с собакой и т.д.

Следующий шаг — рассмотрение дела мировым судьей. Оно может произойти на следующий день, поэтому будьте готовы провести незабываемую ночь в камере. Очень важно познакомиться с сокамерниками, обменяться телефонами. Каждый из них — потенциальный свидетель незаконных действий милиционеров, особенно следов насилия. Плохое состояние здоровья и необходимость специальных медикаментов — мощнейший аргумент в публичном скандале. Если мировой судья назначит административный арест, окна в клеточку продлятся еще на какое-то время.

С принятием нового закона "О полиции" в том варианте, который предложен общественности сейчас, к задержаниям, удержаниям и доставлениям организаторов и участников несогласованных митингов и пикетов добавится еще загадочное "удаление" их с места. В чем будет выражаться такой delete и в какую корзину будут помещать удаленных, законопроект не разъясняет.

Привод в качестве свидетеля

По возбужденному уголовному делу свидетели (в случае даже однократной неявки и если они надлежащим образом были уведомлены) могут быть доставлены на допрос принудительно. Надлежащее уведомление — вручение письменной повестки лично либо близкому родственнику по месту постоянной регистрации или проживания. Бегать от допроса смысла не имеет: следователь имеет право найти и поручить оперативникам привести силой. Вытекают такие полномочия из обязанности свидетеля давать показания.

Право на отказ от показаний законен, только если это касается лично допрашиваемого либо его близких родственников (ст. 51 Конституции). Родственники должны запомнить: ничего не говорить пришедшим в квартиру сотрудникам ни при каких обстоятельствах и сразу же передать разыскиваемому: контактный телефон того, кто его хочет видеть. Моя мама, например, так поступает уже лет 10…

Если есть опасения по поводу истинных намерений следователя, в позу агрессивного отказа лучше не вставать, а на вопросы отвечать общими фразами. Достоверно сказанное "Не помню" — лучшая позиция. Наглухо "закрываться" статьей 51-й до консультации с адвокатом тоже не стоит: может выйти боком потом в суде. Стоит помнить: свидетель также имеет право на адвоката.

И снова — никаких изменений с насильственным приводом в качестве свидетелей в новом законопроекте. Только привод по письменному поручению следователя или решению суда лиц, уклоняющихся от явки по вызову, выделен отдельным пунктом.

Выемки и обыски

Внешне одно и то же действие милиции по поиску и изъятию различных документов и предметов юридически может называться досмотром, обследованием, осмотром, выемкой и обыском и, следовательно, иметь различные особенности и приводить к разным последствиям.

Досмотр (личный и автомобиля) и обследование (помещений) могут проводиться без возбужденного уголовного дела при наличии информации о перевозке (хранении) запрещенных предметов. При этом все равно составляется протокол и акт изъятия. В протоколе можно привести возражения и замечания.

Осмотр, выемка и обыск проводятся по уголовным делам. Первый может быть до возбуждения дела, остальные — строго после.

Дополнительная защита есть у жилых домов и квартир. Вторжение в них возможно только при наличии постановления суда, копия которого с правом обжалования дается проживающему. Но есть случаи (как всегда исключительные, но часто встречающиеся), когда милиция может обыскать жилье и без судебного разрешения, которое получается постфактум.

Препятствовать вторжению вряд ли целесообразно: могут и через окно залезть, и дверь выломать. Контролировать действия милиции в таких ситуациях довольно сложно. Желательно попросить: подождать приезда адвоката, проводить обыск в помещениях последовательно, а не сразу везде; взять понятыми соседей, разрешить видеосъемку. Важно понимать: в момент проведения этих мероприятий временным хозяином квартиры становится следователь — он определяет порядок, последовательность и процедуры. Вам остается только запоминать, фиксировать и потом записать все нарушения.

В случае принятия нового закона "О полиции" в предложенной МВД редакции —  ожидать позитивных изменений в пользу граждан не приходится. Выемки документов и обыски у неугодных как были, так и останутся. Более того, право вторгаться (или, как подчеркнуто в тексте, "проникать") "в жилые и иные помещения граждан, на принадлежащие им земельные участки, на территории, земельные участки и в помещения, занимаемые общественными объединениями и организациями", законопроект называет "беспрепятственным".

Напоследок: любые действия и решения милиции можно, а практика показывает, что и нужно, обжаловать. Не будет результата в российских судах, нужно писать в Страсбург, который очень уважительно относится к журналистской и общественной деятельности. Н

*КАЗ — камера для административно задержанных.

Павел Чиков, председатель Межрегиональной правозащитной ассоциации "АГОРА", кандидат юридических наук, доцент

2 Последние комментарии / остальные комментарии

А разве публикация таких советов не является актом экстремизма?

Этика общения с силовыми министрерсвами проста. А здесь все так усложнили, что нельзя понять где говно, где мед, а где пчелы.

Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.