Медиановости /
Медиасреда, Петербург

16 мая 2014 11:42

Максим Кац: «Антипропаганда» стала слишком рутинной

Максим Кац: «Антипропаганда» стала слишком рутинной

Лениздат.Ру уже рассказывал о двух проектах, которые занимаются борьбой фальсификациями в российских СМИ по «украинскому вопросу». Еще одна значительная инициатива в этой области – «Антипропаганда – анализ новостей». Однако после 6 недель ежедневной работы ресурс прекратил свою деятельность. Редакция выяснила у его автора – Максима Каца – почему.

Проект московского депутата муниципального собрания Щукино Максима Каца «Антипропаганда - анализ выпусков новостей» был запущен ВКонтакте 15 марта 2014 года. Анонсируя  в своем Twitter начало работы «Антипропаганды», его создатель рассказал о задумке: «Мы иногда вяло возмущаемся, смеёмся над странными персонажами в «зомбоящике», смеемся над теми, кто им верит, но особенно ничего не делаем. Статус-кво таков, он есть и есть. Надо попробовать это поменять».

кац.jpg

Главной целью и ежедневной обязанностью участников проекта стал анализ вечерних выпусков новостей на трех федеральных телеканалах, традиционно транслирующих официальную позицию российских властей, – «НТВ», «Первом канале» и «России-1».

Анализ телевизионного контента основывался на методологии исследования пропаганды, представленной в трех работах: «The International Encyclopedia of Propaganda» и «PropagandainTwentieth Century: Warand Politics» британского исследователя массовых коммуникаций Роберта Коула, «Манипулирование сознанием» Сергея Кара-Мурзы и «Энциклопедия пропаганды» Василия Сороченко.  Аналитики проекта  просматривали выпуски новостей на федеральных каналах и подробно разбирали их, вычисляя приемы пропаганды и частоту их использования.

Деньги создатели собирали с помощью краундфандинга. 18 марта «Антипропаганда» объявила о сборе средств, а 5 апреля отчиталась о расходах. Инициатива  собрала  довольно внушительную сумму денег: в период с 18 марта по 5 апреля в проект перечислили  98, 908 тысяч рублей. А уже 27 апреля создатель проекта Максим Кац объявил о том, что «Антипропаганда» закрывается.

«Можно было бы оставить отдел ежедневных анализов в таком виде, просто чтобы собирать статистику и складировать её, но на это требуется 38 тысяч 500 рублей в неделю, а собирается силами читателей тут, в Твиттере и в ФБ, 12-17 тысяч, этого не хватает, проект сам себя не прокармливает, значит, он не нужен», – пояснил в обращении Кац. Он также добавил, что не может полноценно заниматься «Антипропагандой», поскольку работает над «Городскими проектами» (инициатива, направленная на улучшение инфраструктуры городов; полное название – «Городские проекты Максима Каца и Ильи Варламова» -  прим. редакции).

Лениздат.Ру поговорил с Максимом Кацем и узнал, как происходит разоблачение пропаганды и что стало причинами закрытия проекта, кроме недостатка финансов.

– Почему вы решили создать «Антипропаганду»?

– Я сходил в гости к бабушке и услышал там рассказы про бендеровцев и фашистких захватчиков, которые  обижают соотечественников.  Я забеспокоился, подписал ее на «Ведомости», на телеканал «Дождь»  и подумал, что, наверное, не у меня одного так дела обстоят.  Написал в Твиттер, что надо отсмотреть то, что в телевизоре говорят.   Мы это не смотрим, а на людей это влияет. В итоге мне написали две девушки, которые занимаются журналистикой, и предложили сделать методику. 

проценты пропаганды.jpg

– Сколько людей работали над проектом?

– Был менеджер проекта, 2 человека, разрабатывали методику.  Еще каждый день было два – три человека, занимавшихся анализом.  Анализировали всегда разные люди, и их было приблизительно человек 20. Еще был дизайнер и я. Мы отсматривали три канала: НТВ, «Россию-1» и «Первый канал». В самом начале программы отсматривали волонтеры, но скоро стало понятно, что нельзя заставлять людей делать такую работу бесплатно. Так что этим занялись аналитики.

– Сколько времени уходило на анализ одной передачи?

– Сам просмотр -  это довольно тяжелое занятие.  Больше двух дней подряд нельзя  было одного человека держать на этом деле. Он тут же начинал требовать услуги психотерапевта и говорить, что в этом  мире что-то не так. В общем, нельзя подвергать человека такому испытанию больше, чем два раза в неделю. Сам анализ занимал час – полтора. Много времени на это не нужно.

– Как росла динамика роста посещаемости?

– Более или менее плавно. Сначала на нас подписалось тысяч десять, потом еще тысяч пять, на следующей неделе, и  потом еще две тысячи в последующие три недели. Сейчас над проектом никто не работает, он закрыт. Но иногда я размещаю в группе от своего имени какую-то информацию, связанную с нашей темой.

– Финансирование закончилось в середине апреля?

– Дело не в  финансировании, а в том, что проект получился очень рутинный. И не нашлось среди его участников того, кто мог бы заниматься этим с творческим подходом. Так, чтобы это действительно была борьба против пропаганды. Все занимались как работой на работе. А  без  предприимчивого  человека сложно новый проект сделать.  К сожалению, такового не нашлось. А финансирование было бы несложно найти. Деньги собирались хорошо. Просто все стало скучно и монотонно. Все уже наисследовались.

проценты пропаганды2.jpg

– Какая реакция  последовала после объявления  о том, что проект закрывается?

– Говорили «спасибо»,  что хорошая работа проделана была.  Кто-то предлагал оставить проект,  но понятно, что если  его создатель решил его закрыть, то вряд ли есть перспектива на дальнейшее развитие.

– А люди не предлагали самостоятельно этим заняться?

– Понимаете, одно дело сидеть, ругаться, а другое -  прийти на полную ставку на довольно средненькую зарплату и заниматься этим проектом. К этому, видимо, пока никто не готов. Но, конечно, если кто-то захочет продолжить антипропагандисткую деятельность, мы можем предоставить медийные ресурсы.

– Нужен ли все-таки подобный проект? Интересен ли он аудитории, исходя из опыта «Антипропаганды»?

– Я думаю, что да, интересен. Все-таки у нас 24 тысячи подписчиков «ВКонтакте», 16 тысяч в Twitter и больше 20 тысяч в Facebook за месяц. Для нового проекта это очень много. Людей это интересует, спрос  на это  есть, и вести такую статистику  очень важно.

– Как вы считаете, такой проект лучше представлять только в интернете  или его нужно выводить на более доступный для аудитории уровень?

– Я не думаю, что он нужен в виде газеты. Такую информацию важно донести, в первую очередь, до нашей аудитории. До адекватной молодежи, так скажем. Она есть, но она  не собирается  с пропагандой ничего делать и не видит в этом  чего-то, требующего реакции.  Если сподвигнуть их как-то это изменить, тогда они все сами расскажут своим бабушкам, родителям, знакомым, и тогда все получится. А пытаться самостоятельно выходить на эти аудитории  - бесполезно. Это перепрыгивание через одну линию. Обращение такого проекта не к своей аудитории приведет к тому, что его не будут регулярно читать,  его будут ругать, отторгать.  Он в принципе  создавался для тех, кто знает, что такое пропаганда. Он дает им инструменты и понимание, что это есть на самом деле. Объясняет, как пропаганда действует и дает инструменты для донесения этого до других людей. «Антипропаганда» изначально не была нацелена на бабушек и дедушек.

P.S. Напомним, что Лениздат.Ру запустил раздел «Хватит.Врать», в котором будет еженедельно публиковать наиболее заметные «фальсификации» российских СМИ о ситуации на Украине.

Софья Сидорова