Медиановости /
Медиасреда, Петербург

1 декабря 2014 20:47

Сергей Лойко: Это война, которой не должно было быть

Сергей Лойко: Это война, которой не должно было бытьФото: Михаил Масленников
 
Тема выступления Сергея Лойко и Тимура Олевского лаконично называлась «Война». Журналисты не стремятся анализировать происходящее, не пытаются делать громких выводов. Их цель – рассказать людям то, что они видели своими глазами. А видели они настоящую, бессмысленную и жестокую войну, где стравливаются два похожих народа, которым навязали причины ненавидеть друг друга.  Даже побывав с обеих сторон конфликта, посмотрев своими глазами на тех, кто сражается в аэропорту под Донецком, и пообщавшись с участниками событий, Лойко и Олевский не могут сами себе однозначно ответить на вопрос – кому нужна эта война и чего она будет стоить двум некогда дружественным народам. 
 
Война ближе, чем вы думаете
 
«Кажется, что вся война в Украине в этой точке приобретает особый смысл, - рассказывает Тимур Олевский, журналист телеканала «Дождь». - Люди с обеих сторон очень упорно сражаются за место, которое не имеет большого стратегического значения.  Был я и с той стороны, где сражаются люди, которые называют себя ополченцами. Они выглядят тоже очень по-разному, но в бою очень похожи. Вот эта война, о которой мы сейчас рассказываем, -  война русских с русскими. Это война добра со злом, безусловно, но в понятийном смысле. Но еще это война, на которой люди, говорящие на одном и том же языке, слушавшие одни и те же песни и смотревшие одни и те же фильмы, по определенному стечению обстоятельств и под действием определенных установок не очень честных людей, убивают абсолютно себе подобных». 
 
Корреспондент Los Angeles Times  Сергей Лойко, прошедший «все круги ада под Донецком» настаивает – мифологизация этой войны по-настоящему страшна. «Я был в Украине везде: в Днепропетровской, Херсонской, Запорожской областях…. Нет там никакой войны. Никакие злобные «укропы» не распинают младенцев, не насилуют женщин, не бросают фосфорные бомбы. Дети ходят в детский сад, школу…  - нормальная жизнь. Никто не отрезает, не вырывает у людей их родной великий и могучий русский язык. Вся та чушь, которую вы слышали миллионы раз по всем каналам российского телевидения – просто туфта. Это просто беда. Там не было ни одной причины, ни одной маломальской причины, чтобы убивать людей». 
 
Словосочетание «нормальная жизнь» в историях  этих журналистов приобретает новый, весьма печальный смысл. Истории, которые они рассказывают, очевидцами которых стали, доказывают – эта война стала повседневностью, «нормальной реальностью» для Украины. Тимур Олевский рассказал, что многие жители Украины каждый день жертвуют деньги на вооружение и одежду для бойцов, хотя в их городах не идут военные действия. В  жизни же россиян новости, разговоры об этих трагических событиях становятся привычным делом, столь  обыденным, что перестали восприниматься как страшная реальность, как настоящая война, где погибают люди. «Война – она ближе, чем вы думаете!» - напоминает Лойко, рассказывая о том, что ему приходилось наблюдать каждый день в командировке на Украину.  Во время подготовки статьи для газеты Los Angeles Times в октябре, Сергей Лойко узнал, что один из героев его фоторепортажа погиб.  «И вот происходит  такая драматическая и трагическая  точка в моей жизни, которая никогда не забудется, - вспоминает журналист. -  Я публикую другую его фотографию в Facebook и пишу, то Иван Курята сегодня погиб. И люди пишут в комментариях соболезнования, «славу героям»… И тут я слышу страшный крик, точнее читаю: «Не вееееерю!»  - это его жена узнала из Facebook, что ее муж погиб. В этот момент я чувствовал, будто я виновен, что ее муж погиб».
 
 
Новая отечественная война
 
Оценивая настроения украинцев, Тимур Олевский говорит, что происходящее можно сравнить только с Великой Отечественной войной. «Почему я такой пример привожу? Я бы не решился назвать это таким образом, если бы они сами не говорили, что для них это их Великая Отечественная война, - объясняет журналист. -  Вы можете быть не согласны с этим или согласны – от этого ничего уже не изменится. Это так целая нация видит происходящее. И соответственно дети, внуки этих людей  тоже будут так думать. Это уже состоявшийся итог войны, которая все еще идет. Чем бы война ни закончилась, наши дети и наши внуки будут жить с этим. И это является, конечно, самым страшным преступлением этой войны. Преступления,  совершенные сейчас, за которые ограниченное количество человек, например, можно отдать под суд, много лет спустя превратятся в боль и вину целого народа, и всем нам за это придется отвечать».  Олевский с уверенностью говорит, что те люди на Украине, с которыми он встречался, не сомневаются, что сражаются с Россией и их мнение уже не изменится. Это необходимо понимать русским, чтобы представлять будущие последствия этой войны. 
 
«Мы совсем не туда живем», - говорит Сергей Лойко, перефразируя Андрея Платонова.  Ошибки властей, по его мнению, очень дорого обойдутся целой стране, русскому народу. Оба журналиста, побывавшие в самом центре военного конфликта, уверены, что до кровопролития власти доводили людей, сознательно спекулируя на памяти о подвиге героев Великой Отечественной войны. «Очень важно понимать, как удалось так легко купить людей на то, что они воюют с фашистами. Во-первых, очень важно было сказать, что они фашисты. Это сделало российское телевидение. Это целиком ответственность нашей страны», - заключает Олевский. По его мнению, СМИ сформировали среди населения мнение, что Великая Отечественная война продолжается, только теперь фашистов нужно победить на Украине.  «Эта простая штука стоит буквально сотен человеческих жизней», - с горечью говорит журналист.
 
В то же время оба гостя «Новейших диалогов» уверены, что ненависти к русским среди тех, кто сражается в аэропорту Донецка, нет.  «Те, кто начали эту войну, уже понимают, что так, как она  пошла, с таким распространением гробов во все стороны… - они свои вопросы не решат.  Чего бы они ни хотели, они добились противоположного  - они сплотили украинскую нацию, в которой нет никакого разделения на русских, украинцев, татар.…  Эти люди знают, за что они сражаются. Знают, своего врага. Я не слышал ни одного слова ненависти к русским. Я не слышал слова «кацап», не слышал слова «москаль». Где-то на бытовом уровне в Киеве скорее это услышишь, чем в донецком аэропорту, где понимаешь, за что сражаются эти ребята. Никто не промывает мозги, там нет политруков. Там офицеры вперемешку с рядовыми. Настоящее братство по оружию. Они понимают, что борются за независимость своей страны. За что борются люди на другой стороне? Они ни за что не борются! Они борются против! А бороться надо за».
 
Технологии «расчеловечивания» 
 
Журналисты считают, что заинтересованным в конфликте власть имущим лицам, удалось посеять вражду между людьми довольно простым, но действенным способом – словами.  Сергей Лойко приводит в качестве примера, что конфликтующие стороны называют себя «киборгами» и «орками», и это навевает ассоциации с играми жанра фэнтези, хотя кровопролитие на Украине происходит абсолютно реальное, а не воображаемое.  «Я помню, как произошло «расчеловечивание» людей, необходимое для начала войны, - вспоминает Олевский. -   Ведь нельзя просто так убивать людей, особенно если они тебе лично ничего не сделали. Нужно сначала в них перестать видеть людей. Они не говорят на другом языке, они не насиловали и не убивали, они с тем же цветом кожи, не молятся иначе, к ним нет какого-то родового страха. То есть просто так убить соседа, который даже не дает повода для этого, нельзя. Украинцев стали называть «укропами». Это сделали мы. В СМИ, в блогах, в статьях.  Это происходило примерно до событий в Одессе (массовые столкновения между проукраинскими и пророссийскими активистами 2 мая 2014 года – прим. Лениздат.Ру). Их перестали называть человеческими именами. Я помню, когда в украинской блогосфере появились обсуждения, чем бы им ответить. Появилось слово «колорады», потом появилось «ватники».  Как ни странно, этого было достаточно, чтобы люди могли друг друга убивать. Слова, правда, убивают. Это технология». 
 
В качестве еще одного подтверждения Олевский приводит нашумевшие лозунги «Москаляку на гіляку» и «Кто не скачет, тот москаль».  Каждый прыжок тех людей Олевский считает «физическим убийством». «Той девочке, которая прыгала во Львове, так и не смогли объяснить, что она прыгнула – и умер человек через полгода, - говорит журналист. -  Она еще раз прыгнула – и снова кто-то умер». Те же последствия, по его мнению, имеют и выкрики в России «Бей хача!» - это все превращается в смерти реальных людей и вражду между народами.
 
Цена будущего 
 
Сейчас, считают журналисты, видевшие войну в самой ее горячей точке, ситуацию еще можно изменить, не доводя до глобальных многолетних и непоправимых последствий.  Пока еще можно остановить грозящую русскому народу всеобщую ненависть со стороны мира, не только украинцев. Хотя бы отыскав виновных в крушении Боинга 777 17 июля 2014 года, можно избежать катастрофы для будущих поколений россиян. «Сейчас есть история про Боинг, которая важнее в тысячу раз всего, что происходит на Донбассе и даже, к сожалению, того, что происходит в донецком аэропорту. Потому что однажды  станет известно, кто его сбил. И если, не дай бог, окажется, что его сбили мы, то лучше сейчас россиянам осудить десять преступников это сделавших, чем нашим детям всей страной нести ответственность за случившееся. А нашим внукам придется жить с пониманием, что к нам относятся как к стране, которая может сбить гражданский самолет, поэтому инвестиций в эту страну будет меньше, поездок будет меньше, возможностей учиться за границей будет меньше, а значит, жизнь станет на сколько-то процентов хуже. Буквально сейчас речь идет о суде десяти человек, а потом будет об ответственности всего народа. Мне кажется, что это так работает. То, что сейчас является преступлением каких-то конкретных людей, спустя некоторое время станет ответственностью всех. И лучше сейчас назвать преступников нам, чем всей страной потом за это отвечать. Мы не виноваты. Ни вы, ни я, ни вот Сережа. Мы его не сбивали. Его сбили конкретные люди. Их число и фамилии можно назвать».
 
Побывавший в 25 военных командировках во время различных вооруженных  конфликтов Сергей Лойко признает, что ему не приходилось ранее видеть столь «преступно бессмысленной войны». 
 
Двое очевидцев боевых действий на Украине попытались донести свои знания до слушателей «Новейших диалогов»  в библиотеке им. В.В.Маяковского, говоря лишь о тех событиях, которые они наблюдали лично.  Выступление Лойко и Олевского закончилось долгими аплодисментами присутствующих. Напомним, интервью этих журналистов, рассказавших о своих наблюдениях в прямом эфире «Эха Москвы», стоило радиостанции предупреждения от Роскомнадзора. По мнению ведомства, информация, прозвучавшая в передаче «Своими глазами», оправдывает практику совершения военных преступлений. Правда, объяснить, какие именно фрагменты передачи стали причиной вынесения предупреждения, Роскомнадзор пока не смог. 
 

Наталья Гончарова

Теги:  Украина