Медиановости /
Кадры, Медиасреда, Петербург

16 мая 2015 12:55

Медиапарта: учеба при дефиците образования

Медиапарта: учеба при дефиците образования

Школа политической журналистики — проект новый, петербургский и бесплатный — делает портал ЗАКС.Ру совместно с Высшей школой экономики в Петербурге и при участии депутата Марины Шишкиной. Как считают организаторы, таких образовательных программ в городе не хватает катастрофически.

Идти практикой

«Школа политической журналистики — уникальный в своем роде проект, потому что мы очень серьезно подходим к практической части обучения и очень много времени тратим на индивидуальный подход к каждому слушателю школы, — рассказывает Лениздат.Ру руководитель Школы и главный редактор портала ЗАКС.Ру Олег Мухин. — Так, за месяц обучения каждый из 30 студентов несколько раз поработал в редакции портала ЗАКС.Ру. Каждому мы придумали задания — темы для новостей — потом отредактировали все написанные новости, объяснили ошибки каждого».

Более того, на втором этапе специально для слушателей курса провели пресс-конференцию на базе пресс-центра «Агентства бизнес новостей» (АБН) с участием политиков, по ее итогам — снова написание новостей. На третьем этапе студенты Школы уже сами находили информационные поводы, брали комментарии и писали тексты — естественно, с последующим разбором.

Хватало и теоретических занятий, лекции и мастер-классы вели экс-декан факультета журналистики СПбГУ Марина Шишкина, главные редактора ведущих СМИ — «Фонтанки.Ру», «Новой газеты», «Города 812», АБН, а также преподаватели Александр Конфисахор, Ольга Неупокоева, Сергей Самолетов.

Нехватка образования

«Мы с приятным удивлением обнаружили, что наш проект вызывает интерес в обществе, — рассказывает идеолог Школы Олег Мухин. — Несколько людей и организаций обратились к нам, предложив помощь и содействие. Более того, даже Союз журналистов недавно выразил желание присоединиться к проекту. Сейчас мы ведем переговоры о том, какую роль он мог бы сыграть в Школе». Школа планирует работать на постоянной основе и уже готовится к следующему набору сразу после выпускного первого набора студентов — 22 мая. «Мы убеждены, что это важно, потому что, к сожалению, для многих журфаков сейчас стоит проблема нехватки практических знаний, которые мы можем восполнить как занятиями в редакции, так и мастер-классами», — замечает Мухин.

«Конечно, такое образование очень важно, его очень не хватает, и мы обязательно будем продолжать, — соглашается Марина Шишкина. — Пока это пробные модули, и они очень хорошо идут. Мы с Людмилой Дмитриевной (Фомичевой, председателем Союза журналистов Петербурга. — Прим. Лениздат.Ру) уже запланировали на будущий год объединение ресурсов и несколько развернутых курсов».

Что касается курсов для профессионалов, то в 2011 году в Петербурге, например, открылся Профи-центр на базе городского Союза журналистов. По оценке Людмилы Фомичевой, через него за четыре года прошли около 400 специалистов.

«Мы проводим переподготовку, проводим много семинаров, — рассказывает Лениздат.Ру председатель петербургского Союза журналистов. — Но вообще, этим у нас в городе очень мало занимаются. Нам кажется, что это очень важно, и мы планируем расширять обучение, привлекать молодежь. Образование у нас получают разное, и нужна практика, нужен опыт, навыки, а без этого в нашем сумбурном политическом море-океане разобраться очень трудно».

Журналистику в два дня

В целом крупных авторитетных курсов не так много. Есть свои московские школы у «Русского Репортера» и «Коммерсанта». В Петербурге есть Школа судебных репортеров, которую правозащитная организация «Гражданский контроль» делает совместно с Гильдией судебных репортеров, проводит Школу культурной журналистики петербургский благотворительный фонд культуры и искусства «Про арте».

Чаще встречается формат двухдневных программ, один из самых успешных подобных проектов — «Точилку» — проводит event-агентство Pencil Group. Оно же организовывает и форум «3D Журналистика», но если последний ориентирован на подрастающее поколение, то «Точилка» нацелена на профессионалов-практиков.

«Это образовательные интенсивы с лучшими из лучших в профессии, поэтому это внеконкурентный продукт — рассказывает Лениздат.Ру гендиректор Pencil Group Евгения Овчаренко. — Мы приглашаем практиков, главных действующих лиц современной журналистики, до нас эти люди никогда не преподавали». В рамках проекта свои курсы проводили главный редактор «Медузы», создатели медиакомпании Look At Media, планируется курс главного редактора Interview в России и экс-главного редактора Vogue в России Алены Долецкой.

В группах собираются по 60 человек, несмотря на стоимость — от 18 до 20 тысяч рублей. «Значит, спрос есть, — уверена Евгения Овчаренко. — Например, на курс Галины Тимченко приезжали главные редактора из более чем 20 регионов. То есть информационный голод есть, нет достойных предложений на рынке». Когда профессионал работает с профессионалами, а занятия нацелены на практику, то результат обучения может быть незамедлительным. «Например, после того как портал „Колеса.Ру“ прошли курс Тимченко, они вернулись к себе, уволили всю редакцию и вообще сделали полную реструктуризацию системы. Или когда мы повторяли этот курс, нам звонили из другого издания и говорили, что хотят прийти всей редакцией, потому что их конкуренты были на предыдущем, и теперь у тех все хорошо. То есть людям есть куда применять знания и опыт».

На безрыбье

Впрочем, такие формы обучения годятся только за неимением лучшего, считает Андрей Константинов, гендиректор АЖУРа. «У нас очень много разного рода семинаров, постоянно действующих я не знаю, — замечает Константинов в разговоре с Лениздат.Ру. — По тому состоянию дел, которое есть сейчас — они нужны, потому что журналисты должны расти и как-то получать дополнительные знания, в том числе теоретические, которые в ходе их работы получить им бывает трудно». Выбор из зарубежных семинаров или тех журналистских школ, которые успели себя зарекомендовать, глава АЖУРа считает в принципе неправильным. На его взгляд, нормальная модель включает в себя базовое образование на журфаке и институт повышения квалификации, желательно при университете, с нормальной государственной сертифицируемостью. «А у нас же сейчас каждый может дать объявление в интернете и сказать: у меня тут школа, — возмущается Андрей Константинов. — Это глупо».

Потребность в таком механизме, по мнению журналиста, острая. «У нас большая проблема с подготовкой журналистских кадров, — рассказывает глава АЖУРа. — Дело не только в том, что они чисто теоретические основы своей профессии плохо знают. У них очень слабо развита гуманитарная база. Они мало книг читают, не очень хорошо знают иностранные языки, плохо владеют психологией, логикой».

Сейчас же есть возможность делать в нише повышения журналистской квалификации бизнес — так, разнообразнейшие тематические курсы предлагает Русская школа управления. На программах вроде «Мастер интервью», «Мастер репортажа» и прочих за два дня можно заплатить около 30 тысяч рублей. А за 40 академических часов 5-и дневной программы повышения квалификации придется выложить почти 50 тысяч.

В поисках смысла

Но, как считают сами журналисты, совершенно бесполезны с практической точки зрения подавляющее большинство существующих сейчас семинаров и профессиональных курсов. В какой-то степени они могут пригодиться только на начальном этапе, считает корреспондент портала ЗАКС.Ру Светлана Зобова, которая, будучи выпускницей журфака, посещала дополнительные курсы. «Во-первых, это знакомства, — замечает журналистка. — Во-вторых, можно получить общее понимание о том, как работают СМИ. В-третьих, в такие школы, к практикам, приходят люди, которым не нравится, как учат на журфаке, где многие преподаватели очень далеки от реальности».

Для работающих журналистов найти что-то интересное уже очень сложно. «Могу вспомнить только курсы Фонда независимого радиовещания, — рассказывает Светлана Зобова Лениздат.Ру. — По опыту — там действительно авторитетные спикеры, профессионалы слушают профессионалов. Но кроме него я ничего не встречала. Школы „Русского репортера“, „Коммерсанта“ — тоже для начального уровня. Я не отношусь к этому серьезно, честно». Реальный смысл журналистка видит не в хаотичном самообразовании, а в системных курсах по определенной тематике, которые организовывала бы редакция-работодатель.

Журналист «Новой газеты в Петербурге» Александра Гармажапова в свою очередь считает, что никакого смысла в повышении квалификации иначе, чем на практике, нет. «Образование должно быть системное — бакалавриат, магистратура. А все эти временные повышения квалификации по журналистике — непонятно, зачем они. Западные практики тоже малоприменимы к нашим реалиям. Имеет смысл разве что совершенствование каких-то конкретных рабочих механизмов, например, инструктаж о том, как разбираться в бюджете».

Главный редактор портала 47news Евгений Вышенков и вовсе обещает: «Когда меня изберут царем, первый мой указ будет касаться всего, что связано с семинарами, форумами, симпозиумами, курсами повышения квалификации и остальной белибердой. Он будет следующий: как только в какой-нибудь государственной индустрии я замечаю подобные мероприятия, я звоню Александру Бастрыкину (председатель Следственного комитета РФ. — Прим. Лениздат.Ру) и говорю: возбуждайте уголовное дело по факту либо халатного отношения к бюджетным средствам, либо их хищения».

Главный редактор замечает, что, например, водителя нужно учить ездить по льду, объезжать пробки и уметь общаться с сотрудниками ГИБДД, а не истории буржуазной революции в Англии. «Я это говорю потому, что сейчас созданы черт знает какие симпозиумы, факультеты, курсы, — подчеркивает Евгений Вышенков в беседе с Лениздат.Ру. — В результате оттуда приходят так называемые журналисты, которые вообще не представляют, как устроено производство, что такое новости, не могут даже написать заметку о том, что в Петербурге хорошая погода». Как считает журналист, если у государства вдруг появляются лишние деньги («а бизнесмены могут тратить деньги хоть на курсы, хоть на любовниц»), то прежде всего надо не «повышать то, чего нету», а создавать очень быстрые, мобильные курсы с обязательной практикой в действующих СМИ. «Ко всему остальному я не хочу иметь никакого отношения, — заключает Евгений Вышенков. — Но ничего подобного в Петербурге нет, а если что-то есть в Москве, то я об этом не знаю».

Катерина Яковлева