Мнения /
Интервью

25 марта 2016 19:48

Андрей Шамрай: ИА «Северо-Запад» было пионером интернета среди СМИ в СССР

Андрей Шамрай: ИА «Северо-Запад» было пионером интернета среди СМИ в СССР
 
В конце марта исполняется 25 лет с момента создания информационного агентства «Северо-Запад», именно в этом агентстве четверть века назад впервые в СССР в редакции СМИ появился интернет. Гендиректор правительственного «Петроцентра» Андрей Шамрай, который в 1991 году был директором «Северо-Запада», рассказал в интервью Лениздат.Ру, как «непонятная коробочка» - модем попала в Ленинград и какие возможности для развития медиа дала всемирная сеть.
 
- Как вышло, что именно у только что появившегося ленинградского информационного агентства интернет появился раньше, чем у других редакций СССР? 
 
- «Северо-Запад» был создан в марте 1991 года. Мы были в самом начале пути будущей медиаиндустрии. И как раз в эти же дни случилось очень интересное событие, которому мы тогда не предали особого значения. А оно оказалось судьбоносным для всей нашей отрасли и для дальнейшего ее развития. 
 
25 марта мне позвонил один наш финский коллега и хороший друг с предложением посетить семинар в Таллине, который должен быть посвящен новым технологиям в СМИ. Слово «интернет» тогда еще не было так популярно, как сейчас. Я тогда слышал его только отдаленно. 
 
В тот момент мы почувствовали, что это будет какая-то очень важная встреча для нашей редакции.
 
- Расскажите немного, как работало в то время ваше агентство … 
 
-  В марте 1991 года агентство состояло из 5-6 молодых журналистов. Рассылки его шли в редакции Ленинграда. Мы работали с газетами «Смена» и «Ленинградская правда», ТАСС и различными консульствами, которым нужна была информация о регионе. Все набиралось на печатной машинке «Ремингтон» через три копирки, и курьер развозил их по редакциям.  В качестве курьеров иногда выступали сами же сотрудники. Иногда новости доставлял сам директор, то есть я. Мы занимали тогда помещение Куйбышевского исполкома, маленькую комнату под названием «Трамвай», которая была размером два на шесть метров.
 
Лента новостей включала тогда до 30 сообщений. Газеты и телевидение это использовали. Одним из наших первых подписчиков был Николай Сванидзе, который к тому моменту работал только месяц на телевидении. 
 
Агентство имело порядка 30 подписчиков в марте 1991 года и составляло конкуренцию ТАСС. И к чести ТАСС, тогдашний руководитель Борис Петров сразу же обратил на нас внимание, и мы начали сотрудничать. Мы также получили очень интересное предложение от коллег, которые тогда только начали создавать агентство РИА «Новости». Андрей Виноградов создавал его буквально на наших глазах и с нашим активным участием, всю информационную часть по Северо-Западу предоставляли мы.
 
- Кроме печатной машинки, какие были на тот момент инструменты у редакции?
 
- Пользовались телетайпом, который в том же 1991 умер как техническое средство. В марте у нас благодаря немецким инвесторам появился компьютер. Многое передавалось через факс. Мы на него тогда смотрели как на чудо техники, космический корабль! Но в СССР был абсолютный дефицит факсовой бумаги. Обычно наши заграничные коллеги в качестве гуманитарной помощи привозили нам по паре рулонов бумаги для факса. 
 
Хочу напомнить, в это время еще не существовало автоматической международной и междугородней связи. Чтобы поговорить с кем-то за границей, надо было за сутки заказать разговор. В назначенное время звонила девушка и веселым голосом говорила: «С Финляндией будете разговаривать? Включаю!» Вот такой выход во весь остальной мир.
 
- Видимо, один из разговоров с Финляндией и стал ключевым в истории с подключением «Северо-Запада» к интернету. Как вы смогли это организовать?
 
- Мы были молоды, у нас было желание развивать наше дело. Чувствовали, что СМИ станет ключевой и бурно растущей индустрией. 
 
В марте 1991 года финн шведского происхождения Микаэль Бук пригласил нас на семинар в Таллин. Проблема была в том, что у нас не было денег, даже чтобы туда доехать. Мы скинулись, наскребли на самолет, и я уехал на два дня.  На семинар тот приехало всего человека четыре из России. Трое были из Москвы, представители каких-то некоммерческих общественных организаций.  Из СМИ и из Ленинграда был только я один. Микаэль достал маленькую коробочку размером с два мобильных телефона и сказал: «Вот это модем, и я расскажу вам, как его использовать». В течение двух дней он рассказывал нам, что такое интернет, что такое модем, как мы можем в СССР, который все еще в каком-то смысле жил за железным занавесом, быть частью мирового медиапространства. Я еще не до конца понимал, что происходит. Микаэль подарил нам каждому по модему при условии, что мы будем его использовать и передавать ему, что у нас происходит в СССР.
 
- А вас не смутила эта просьба «передавать ему все, что происходит в СССР», учитывая, что вы не очень понимали, что это вообще за интернет?
 
- Тогда СМИ и другим бизнесом занимались люди, которых ничего не смущало. Те, кто смущался, наверно, потом получили ваучер и долго ждали, когда им на ваучер дадут две «Волги». А те, кто не смущались, на эти ваучеры покупали завод и в дальнейшем становились олигархами. 
 
В то время медиапространство формировали предприимчивые люди. Бывшие «сменовцы» - одни из лучших журналистов в городе,  на наших глазах создавал свою империю Олег Руднов.... Это был тот период, когда радио «Балтика» уже начинало работать. Это были люди, которые старались что-то придумать. Но в формате информационного агентства в то время практически ничего в городе не было, кроме «Северо-Запада».  
 
- Так как вы наладили ваше сотрудничество с Микаэлем после приезда в Ленинград? 
 
- Мы собрались своим небольшим коллективом после моего возвращения, посмотрели на этот модем, покрутили его со всех сторон. Наш администратор пыхтел над модемом двое суток. Заказывали за день разговор с Финляндией и передавали нашу новостную ленту. Никакой обратной связи не получали, но добросовестно исполняли свои обязанности. С марта по август 1991 года мы ничего не понимали и просто выполняли обещание. 
 
- То есть вы не знали, используются ли ваши новости? И какой же была в итоге обратная связь в августе 1991 года?
 
- Что за этим всем стояло, мы узнали, когда произошел путч 1991 года. Мы передавали новости обо всех этих событиях: митинг на Дворцовой площади, заявления ГКЧП, ожидались какие-то действия со стороны военных, которые, слава богу, тогда не состоялись… В городе тогда уже чувствовалось, что наши новости знают. Они передавались по радио «Балтика», по радио «Открытый город»…. Все работало, и единственное, чего мы не понимали, — что с нашей замечательной «коробочкой»-модемом.
 
И вот буквально в последний день августовского путча мы начали получать обратную связь. Мы получили сообщения из редакций СМИ других стран. В основном это были письма с благодарностью за то, что во время этого путча мы обеспечили их информацией. От Европы до Австралии расходились наши новости. Мы поняли, что действительно включились во всемирную сеть. 
 
Это наше маленькое агентство было самым началом существования отечественных СМИ в интернете. 
 
- Неужели в ТАСС и в других столичных СМИ тогда не было ничего подобного?
 
- Нет. Они пользовались только телетайпом и факсом. И я очень горд, что стал участником событий, благодаря которым пальма первенства принадлежит ленинградскому информационному агентству.
 
- Но в этом все же есть доля удачи и благоприятного стечения обстоятельств. Вам так не кажется?
 
- В каждом случае есть какая-то закономерность. Не зря говорят, что в Финляндии, во-первых, хорошо выстроена система образования, а во-вторых, гражданское общество - в плане инициатив и социальных проектов. В какой-то степени это они были инициаторы нашего общения. 
 
Их уже тогда беспокоило, что их соседи очень сильно загрязняют Финский залив. Они очень внимательно следили за этой проблемой, за строительством дамбы. Фактически, общение началось с экологической тематики. Они хотели видеть в нас равноправных партнеров, коллег. Именно они нам принесли интернет, а не какие-то американские деятели. Я очень горжусь, что оказался внутри этого процесса и вез эту «коробочку» из Таллина, вдохновленный нашими финскими друзьями. 
 
- Как долго «Северо-Запад» был единственным в Петербурге обладателем выхода в интернет?
 
- Наверно, около года. Тогда очень сильно был развит обмен новостями по факсу. Компьютерный набор газет еще только зарождался, наверно, поэтому иметь новости в электронном виде было не так уж необходимо на тот момент. Впрочем, индустрия стала очень быстро расти. 
 
Для агентства «Северо-Запад» интернет был на тот момент залогом успеха. Росло число подписчиков, бизнес развивался. Но в конце 90-х годов интернет для нас этот бизнес и закрыл. Если на рубеже 90-х и 2000-х годов у нас было порядка 3000 подписчиков, которым мы продавали новости, то с развитием интернета появилось очень много бесплатных ресурсов. 
 
- А сколько тогда стоила подписка на новости «Северо-Запада»?
 
- Около 500 долларов в год. За счет этого мы могли легко обеспечивать наших журналистов деньгами. Но это все было до того, как интернет начал пожирать «своих детей». Огромное количество бесплатного контента, бесплатных новостей… Из-за лавины образовавшихся ресурсов мы стали терять подписчиков. На этом для нас данный этап закончился. 
 
Насколько я понимаю, сейчас информационный бизнес пытается вернуться к монетизации и получается это очень трудно. Никто не готов платить за информацию в интернете. Телеканал «Дождь», Slon пытаются ввести платные подписки. Но это робкие попытки, не думаю, что они будут успешны. 
 
- Но в то же время ТАСС существовать не перестал. Они же смогли как-то найти способ перестроиться…. Почему у «Северо-Запада» этого не вышло?
 
- Не думаю, что ТАСС получает большие деньги за новости. Это же государственная организация, у них есть и другие ресурсы. 
 
- Но зато в те годы начал развиваться АЖУР, появилась «Фонтанка», которая с успехом закрепилась именно в интернете… 
 
- Тогда появился такой феномен, как реклама в интернете. Думаю, что Андрей Константинов потратил много сил для того, чтобы приучить рекламодателей платить в интернете за рекламу на таких ресурсах, как «Фонтанка.ру». 
 
В конце 90-х годов мы в свою очередь даже пытались продать новости с помощью пейджинговых сервисов. Когда они только появились, мы предложили одной компании отправлять их абонентам наши сообщения. Но на нас посмотрели с удивлением и не поняли нашей ценности. А сейчас новости на телефоне это уже привычная для нас всех история. 
 
Сейчас мы уже не представляем себя без тех вещей, которые казались тогда невозможными. 
 
- Но все-таки как так вышло, что к концу 90-х агентство «Северо-Запад», с таким авантюризмом освоившее интернет, практически исчерпало свои возможности?
 
- Мы смотрели на это исключительно как на бизнес. Мы же не могли переделать весь интернет и объяснить людям, что им нужно платить за наши новости. Нельзя было остановить естественный процесс появления доступной информации. 
 
- Как вы вообще попали в медиабизнес, ведь до этого вы были инженером?
 
- В те годы было все интересно и хотелось себя попробовать и в этом деле. Когда Елена Зелинская предложила поучаствовать в создании информационного агентства, мне это показалось необычной задачей. 
 
- И инженер легко перешел в ряды журналистов?
 
- Ну а кто еще этим мог тогда заниматься? Журналисты, которых тогда готовил ЛГУ им. Жданова, явно не могли этим заниматься. Они работали в области пропаганды и рассказывали об успехах партии и правительства. И у них это очень хорошо получалось. А те, кто хотят что-то создавать, должны обладать немного другими качествами. По крайней мере, некой долей здорового авантюризма. 
 
- Кто еще работал с вами в то время в «Северо-Западе»? 
 
- Многие достойные журналисты, которые до сих пор работают в разных СМИ... С нами еще работали Екатерина Майборода (сейчас – пресс-секретарь комитета  по социальной политике. — прим. Лениздат.Ру), Иван Краснов (сейчас – пресс-секретарь комитета по вопросам законности, правопорядка и безопасности. — прим. Лениздат.Ру), Юлия Яковлева (сейчас — пресс-секретарь ОАО «Климов» — прим. Лениздат.Ру)....
 
- Спустя четверть века как вы оцениваете свой опыт в «Северо-Западе»? 
 
- Сейчас я понимаю, что это очень интересное и важное событие для города, для средств массовой информации, ну и для меня, конечно. Все тогда делалось с такой сумасшедшей самоотдачей, что это оставило на мне след. У истории нет сослагательного наклонения, но я думаю, что, вернись я в то время, вел бы себя так же. Ну, может быть, с ваучерами поступил бы как-то по-другому. 
 
- А сейчас в вас остался еще запал, чтобы делать новое, что-то открывать, развивать? Все-таки «Петроцентр», «Петербургский дневник» это довольно стабильная ниша…
 
- Она стабильная, но бурная. У нас все кипит! И у нас есть планы, которые мы реализуем. Делаем «Бизнес Дневник», который еще развивать и развивать. Да и «Северо-Запад» скоро вернется в интернет со своим новым проектом. Но о нем мы расскажем позже. 

Беседовала Наталья Гончарова

0 Последние комментарии / остальные комментарии

К этому материалу еще нет комментариев




Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.