Медиановости /
Власть, Интернет, Медиасреда, Несвобода слова

24 июня 2016 20:09

Запреты Яровой: молчать, бояться или платить

Запреты Яровой: молчать, бояться или платить
 
Операторов связи, а также мессенджеры и соцсети обязали до шести месяцев хранить все текстовые сообщения, голосовую информацию, изображения, звуки, видео и другие сообщения абонентов. Соответствующий законопроект был принят в окончательном чтении на заседании Госдумы в пятницу, 24 июня. Депутаты проигнорировали широкую критику со стороны многих экспертов, которые предупреждают о серьезных последствиях данного закона. 
 
Так, в беседе с Лениздат.Ру, руководитель Центра защиты цифровых прав Саркис Дарбинян назвал инициативу Яровой самой опасной из всех, что были приняты Госдумой на протяжении последних лет. «Данный закон развязывает руки для тотальной слежки за каждым россиянином», - уверен Дарбинян. Лениздат.Ру вспомнил и другие резонансные законодательные инициативы, принятые при непосредственном участии депутата Яровой, последствия которых для российского интернет- и медиасообщества видны уже сейчас.
 
«О клевете»: ругать нельзя оштрафовать
 
Пик активности Яровой пришелся на 2012 год. Тогда одновременно во втором и третьем чтении были приняты сразу два закона, соавтором которых она являлась: закон о возвращении в Уголовный кодекс статьи «Клевета» и об иностранных агентах.
 
Клевета, согласно данному закону, —  это «распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию», которое должно наказываться штрафами до 500 тысяч рублей, а с использованием служебного положения — и до 2 млн рублей. Клевета, которая соединяется с обвинением лица в тяжком или особо тяжком преступлении, карается штрафом до 5 млн рублей.  
 
Данная инициатива была подвергнута резкой критике как со стороны общественных деятелей и представителей СМИ, так и со стороны коллег единоросски Яровой из других партий. Формально даже фраза «партия жуликов и воров» по отношению к конкретной организации подходит под закон о клевете и может караться крупным штрафом. Тем не менее данный документ был принят за счет голосов депутатов-единороссов. Сама же Яровая при этом сочла, что угрозу в поправках видят только те, для кого «клевета — это способ жизни, средство существования, образ мыслей и поведения».
 
Управляющий партнер Коллегии юристов СМИ Федор Кравченко с сожалением заметил, что данный закон Яровой можно смело назвать эффективным. «В отличие от множества  полумертвых инициатив, которые, уже будучи принятыми, ни на чем не сказались, закон о клевете, как и другие законы Яровой, оказал, как говорят на Западе, охлаждающее воздействие на СМИ», - рассказал Лениздат.Ру Кравченко. 
 
Тем не менее, как отметил юрист, на данный момент нет случаев, когда редакции СМИ подверглись серьезным штрафам по данной статье. «Но так как никто не хочет, чтобы его имя было связано с таким прецедентом, происходит другой эффект – большое количество острых материалов просто не выходит в свет, чтобы не попасть под данный закон. Мне кажется, что Яровая смогла, в отличие от многих пиарщиков, предотвратить появление десятков тысяч разоблачительных публикаций», - считает Кравченко.
 
«Об иностранных агентах»: больше отчетов, меньше поддержки
 
Одновременно с законом «о клевете» был принят еще один, не менее нашумевший – о присвоении статуса иностранного агента российским НКО, занимающимся политической деятельностью и финансируемым из-за рубежа. Одним из авторов закона также стала депутат Яровая. Согласно нему финансируемые из-за рубежа некоммерческие организации, которые в какой-либо степени причастны к «политической деятельности», должны самостоятельно регистрироваться в Минюсте в качестве иностранных агентов. Если же НКО уклоняется от выполнения данных обязанностей, ее представителям будет грозить штраф в размере до 300 тысяч рублей или обязательные работы на срок до 480 часов. В некоторых случаях возможно и более суровое наказание - исправительные работы либо лишение свободы на срок до двух лет.
 
Сейчас в реестре иностранных агентов, который опубликован на сайте Министерства юстиции, находится порядка 130 некоммерческих организаций. Как рассказала Лениздат.Ру председатель правозащитной организации «Гражданский контроль» Елена Шахова, чтобы там оказаться, достаточно соблюдение двух условий: в бюджете организации должно находиться иностранное финансирование, а сама организация должна осуществлять политическую деятельность. По ее словам, это понятие в законе очень размыто и может трактоваться очень широко – под «политическую деятельность» фактически попадает любая общественная активность.
 
Сама организация «Гражданский контроль» была признана иностранным агентом в конце декабря 2014 года по результатам проверки прокуратуры. «Если раньше мы подавали в Министерство юстиции один отчет в год, то теперь к этому прибавилось еще семь других отчетов, расходы на которые возложены на нас самих. Кроме этого, практически полностью прекратилась любое сотрудничество с государственными органами, которые теперь не хотят иметь ничего общего с иностранным агентом», — добавила Шахова.
 
Среди НКО, которые получили ярлык «иностранных агентов», оказались и те правозащитные организации, которые действуют в сфере медиаправа и журналистского образования. В их числе: Фонд защиты гласности, Институт региональной прессы, Фонд свободы информации, Центр защиты прав СМИ, Фонд поддержки расследовательской журналистики, фонд поддержки СМИ «Среда» и другие. 
 
Впоследствии некоторые из них были ликвидированы. К примеру, в конце июля 2015 года стало известно, что руководство фонда поддержки СМИ «Среда» Бориса Зимина решило ликвидировать организацию. 
 
 «О реабилитации нацизма»: чти, уважай, бойся штрафов
 
После скандальной истории с опросом телеканала «Дождь» о блокаде Ленинграда, которая произошла в январе 2014 года, Яровая предприняла попытку повторно внести законопроект о запрете «реабилитации нацизма», который ранее подвергался критики Совета Федерации и не был принят. В итоге за несколько дней до Дня Победы одобренный депутатами Госдумы закон был подписан президентом Путиным.
 
По словам Федора Кравченко, данный закон активно работает как на уровне интернет-публикаций, так и на уровне СМИ. «Мало того, что известны случаи привлечения к ответственности, есть много ситуаций, когда, чтобы избежать крупных штрафов для юридических лиц, физические лица берут ответственность на себя», - заявил собеседник Лениздат.Ру.
 
Кравченко также добавил, что критерии данного закона очень размыты: «К примеру, он содержит формулировку "не допускается выражение явного неуважения к памятным датам России, связанным с защитой Отечества". Так остается непонятным, относится к этому, к примеру, дата ликвидации последствий аварии в Чернобыле или нет. Так, значит, можно писать критику в адрес тех, кто виновен в данной аварии, или нет? Где грань между критикой и "крайним неуважением"?» - рассуждает юрист.
 
Кроме того, депутат Яровая также является соавтором законов «об оскорблении чувств верующих» и «о пропаганде наркотиков в интернете». С этими законодательными актами связано не только большое количество дискуссий и споров, но и ряд блокировок сайтов и сообществ в социальных сетях. 
 
Оружие Яровой – страх
 
Рассуждая об «антитеррористических поправках» Яровой, которые были приняты Госдумой 24 июня, Елена Шахова отмечает, что под прикрытием войны с терроризмом данный закон может быть направлен против политических оппонентов и независимых гражданских структур. 
 
При этом председатель правозащитной организации не спешит рассуждать о Большом брате, который именно теперь будет следить за россиянами. «У нас в стране уже давно существует система оперативно-разыскных мероприятий, по которым любые провайдеры имеют соответствующее оборудование, позволяющее фиксировать и записывать телефонные разговоры. Но оно установлено в таком месте, к которому имеют доступ не сотрудники провайдеров, а представители спецслужб. Хранение данных в течение шести месяцев позволит лишь усилить их контроль», - считает Шахова.
 
По мнению юриста Федора Кравченко, общая черта всех законов Яровой – это баснословные штрафы, которые способны припугнуть, например, многие СМИ: «На протяжении всех девяностых и нулевых у редакций различных СМИ был один большой страх – нарушить закон о рекламе, что могло повлечь за собой штрафы в 100 тысяч рублей. Найти эти деньги может, пожалуй, любая редакция. Но заплатить 1 млн рублей смогут лишь крупные СМИ, а значит, что маленькие средства массовой информации очень боятся нечаянно нарушить законы, принятые при содействии Яровой».
 

Виталий Беспалов