Медиановости /
Конфликты, Медиасреда

14 сентября 2017 16:40

Дело брата журналиста «Медузы» вернули в прокуратуру

Дело брата журналиста «Медузы» вернули в прокуратуру

Дело брата корреспондента «Медузы» Ильи Жегулева вернули в прокуратуру из-за ошибки в тексте обвинения. Как передает «Дождь», в ошибочном варианте указано, что обвиняемый Леонид Жегулев совершил преступление 30 ноября 2017 года, а не 2016.

Решение о возврате дела принял Останкинский суд Москвы. Он также продлил Жегулеву срок ареста на три месяца. Его адвокаты назвали нарушения в деле, о которых сообщил прокурор, формальными.

Полиция задержала Леонида Жегулева 30 ноября прошлого года. Сначала он в течение нескольких минут простоял у полицейской машины, после чего его попросили рассказать, что находится у него в карманах. Жегулев ответил, что там ключи и мелочь, после чего оперативник достал у него из кармана пакет с 26 граммами гашиша. При осмотре его квартиры полиция нашла еще около 100 граммов гашиша и весы.

Защита Жегулева и он сам утверждают, что наркотики ему подбросили. По словам Жегулева, во время осмотра квартиры ему стало понятно, что полицейские и приглашенные понятые знакомы. Причину задержания полицейские не объяснили, объяснив свое решение остановить Жегулева тем, что он показался им подозрительным.

Жегулева обвинили в покушении на незаконный сбыт наркотиков в крупном размере, который не был доведен до конца по не зависящим от подсудимого причинам. По мнению адвоката Жегулева, доказать в суде, что наркотики подбросили полицейские, практически невозможно, поэтому защита будет добиваться переквалифицкаии дела со статьи о подготовке к сбыту на хранение. Сам Жегулев своей вины не признает.

По мнению юриста международной правозащитной организации «Агора», дело Леонида Жегулева — типичное для России. Нестыковки, которые встречаются в его деле, часто можно увидеть во многих других по аналогичной статье (228 УК РФ). Большинство обвиняемых по этим делам утверждают, что наркотики им подбросили, но суд принимает сторону обвинения, если обыски проводились в присутствии понятых. Однако при дальнейшем расследовании дела юристами выясняется, что понятые были знакомы с полицейскими, или раньше работали в правоохранительных органах, или проходили там стажировку.