Медиановости /
Конфликты, Медиасреда

28 августа 2018 12:24

Глава ЦУР требовал от съемочной группы сжечь пресс-карты и любым способом пробираться на базу военных

Глава ЦУР требовал от съемочной группы сжечь пресс-карты и любым способом пробираться на базу военных

Почти месяц прошел со дня гибели трех российских журналистов в ЦАР. Их убили вечером 30 июля, расстреляли неизвестные.

Орхан Джемаль, Кирилл Радченко и Александр Расторгуев должны были снимать в Центральноафриканской республике фильм о российской частной военной компании и, судя по всему, о том, как российские компании осваивают местные золотые и алмазные рудники.

РИА ФАН удалось добыть фотографии переписки журналистов с их руководством – главой Центра управления расследованиями Андреем Коняхиным, его замом Анастасией Гошковой, специалистом ЦУР по мультимедиа Анастасией Кулагиной и журналистом телеканала «Дождь» Родионом Чепелем, который судя по переписке должен был свести съмочную группу с фиксером в ЦАР. Но этого так и не произошло.

Рабочий чат был создан 9 июля. В переписке обсуждаются детали поездки. Из опубликованных  ФАН кусков чата можно сделать несколько выводов:

- Журналисты намеренное ехали в ЦАР по туристическим визам и это было частью их «истории – прикрытия».

- В ЦУР решили самостоятельно сделать эмблему ООН. С организацией, судя по переписке, они не связывались, вопреки дальнейшим заверениям рукводства центра и лично Ходорковского. 

- На информацию о проблемах с безопасностью в ЦАР Андрей Коняхин шутливо отреагировал одним словом: "Жесть". И больше этот вопрос не поднимался.

- В ЦУР знали, что для работы в стране, для выполнениях хотя бы части поставленный перед журналистами задач необходима аккредитация в местных органах власти. Но это также намеренно было проигнорировано.

- Глава ЦУР регулярно одергивал съемочную группу в их тратах, требовал экономить и из Москвы давал советы, например, по размеру взяток.

- Перед вылетом журналистам были сделаны пресс-карты ЦУР, но, судя по всему, лишь для того, чтобы расследователи их сожгли (это неоднократно просит сделать Коняхин), причем засняв процесс на камеру и обязательно на территории ЦАР

- Заранее найденный фиксер Мартин с 29 июля практически перестал выходить на связь. Журналисты не могли до него дозвониться или найти в мессенджере. С Мартином продолжал с трудом общаться Чепель. Но это ничего не дало.

- Не понятно, является ли водитель, с которым работает съемочная группа, человеком Мартина или это случайный шофер, найденный в Банги.

- Первая попытка попасть на виллу Бокассы, где сейчас располагается военная база, провалилась. Для визита нужно было разрешение министерства обороны.   Коняхин предложил идти и требовать, чтобы пустили без всяких разрешений, а если не получится использовать дрон.

- Он же советовал отказаться от услуг водителя – по сути единственного, с кем получилось наладить контакт журналистам. В ответ Расторгуев рассуждал, что можно поискать кого-то русскоговорящего из местных студентов или переселенцев.

- Подтверждений того, что за съемочной группой следили (об этом говорится в расследованиях «МБХ Медиа») в переписке нет. Если только речь не идет о том, что местные жители сдали полиции репортеров, возившихся с дорогой техникой на улице.