Медиановости /
Конфликты, Медиасреда, Несвобода слова

28 января 2019 17:55

Эхо блокады отозвалось медиавойной

Эхо блокады отозвалось медиавойной Фото: www.sueddeutsche.de

Текст Зильке Бигальке вышел в Süddeutsche Zeitung 24 января. До парада оставалось три дня. Журналистка писала, что «московские руководители отправляют солдат, вместо того чтобы выразить скорбь, и делают акцент на национальной гордости вместо памяти». Немка уточнила, что и в Петербурге есть те, кто считает этот парад «плясками на костях». Она не отрицала, что блокада была одним из величайших преступлений Вермахта. «Германия вытесняет факт геноцида, Россия подвергает его цензуре», - считает Зильке и добавляет: «…Сталин жертвовал жизнями этих людей (ленинградцев – ред.) почти с такой же легкостью, с какой и его противник... Жертвы Блокады, как кому-то хотелось бы это видеть, отдали жизнь за победу русского народа. Будто таким образом их смерти могут считаться оправданными, будто они умерли от голода по собственному желанию».

Журналистка напомнила, какую реакцию вызвали в обществе опрос о возможности сдать город на телеканале «Дождь» и вышедшая недавно, но показанная только в YouTubeкомедия «Праздник».


С полной версией перевода можно ознакомиться тут


Спустя два дня после выхода текста – 26 января – одними из первых о публикации Süddeutsche Zeitung сообщило РИА Новости. Глубокой ночью у них вышел текст под заголовком «Немецкие СМИ раскритиковали Россию за героизацию блокады Ленинграда».

«Немцы», «московские руководители», «блокада» - убийственное сочетание, которое с утра 26 числа подхватили другие СМИ и не только. Тон задал Председатель Комиссии Совета Федерации по информационной политике, автор аналитической программы «Постскриптум»:

Чуть позже высказался телеведущий Владимир Соловьев:

От Госдумы статью прокомментировал депутат,первый заместитель председателя комитета по информационной политике, информационным технологиям и связи Сергей Боярский:

- Что касается реакции наших немецких партнёров, я бы на их месте аккуратнее вмешивался в наши суверенные дела. И их мнение нас интересовать должно в последнюю очередь, когда речь идёт о наших праздниках, - заявил депутат радиостанции «Говорит Москва».

«Лениздат» попросил у Сергея Боярского чуть подробнее объяснить свою позицию. В частности, было интересно, собирается ли зампред думского комитета как-то разбираться в ситуации, может быть, обратиться в редакцию немецкой газеты или лично поговорить с журналисткой, которая, по его мнению, позволила себе некорректное высказывание. Но нет, дальнейших разбирательств не будет.

- Давайте исходить из принципов невмешательства в дела друг друга. Пусть они не вмешиваются в наши, а мы не будем вмешиваться в их. Я не вижу возможности повлиять на свободную немецкую прессу. Я лишь высказал свое недоумение, личное суждение по поводу того, что они пытаются нас чему-то поучить. Мне абсолютно безразлично мнение журналиста и деятельность этого издания. Мне гораздо ближе наши родные СМИ, - сообщил Сергей Боярский.

То, что Süddeutsche Zeitung, депутат и без того вряд ли регулярно читает и так можно было догадаться. К тому же он сам подтвердил, что узнал о тексте Зильке из российских новостей.

- Я полагаю, что когда журналисты писали о том, что считают некорректным, неправильным устраивать пышные празднования дня снятия блокады, отдавали себе отчет в том, что отклик будет и с российской стороны, - говорит Сергей, - И думаю, что до них праведный гнев наших людей быстро дошел. И каждый остался при своем мнении.

Тонны «праведного гнева» действительно вылились на Зильке, ее газету и всех немцев разом. Хотя журналистка и не отрицала в своей публикации преступлений Германии во время войны.

- Чья бы корова мычала, а их бы помолчала, не от немцем нам слушать такие комментарии по тому, как отмечать нам победу и общую, и ленинградскую, - говорит Сергей Боярский.

А если бы критика прозвучала не от немки? Французское «Франсс-пресс» вышло со статьей, где парад в честь 75-летия снятия блокады назван «возмутительным карнавалом». Правда такое определение дает в публикации не журналист, а блокадник Яков Гилинский.

«Франсс-пресс» патриотично ответили в «Комсомолке»: «После «героического сопротивления Франции Третьему рейху», французы могут оценивать Вторую мировую как угодно – клеймо «нации трусов и опущенцев» смыть невозможно», - спецкор отдела политики Дмитрий Стешин.

В Петербурге помимо Якова Гилинского открыто и активно против торжеств с военными и техникой на Дворцовой выступал, например, историк и публицист Даниил Коцюбинский. Он, кстати, в публикации Зильке ничего криминального не видит. И не только он.

 «Совершенно безобидная статья. Но "патриотов" наверное бесит упоминание того, что ленинградцы не имели даже возможности сдаться...», - написал главред «МК» в Питере» Максим Кузахметов  на странице у Коцюбинского в Facebook.

«Думаю, они статью даже не читали. Их бесит сам факт критики российского победобесия со стороны немецкой общественности. Типа "Мы же можем повторить, а им что, не страшно? Совсем берега потеряли!"» - отреагировал на реплику Кузахметова Коцюбинский.

Кроме того, о двояком отношении к параду самих блокадников в конце прошлого года свободно рассказывали многие петербургские СМИ. Тогда около пяти тысяч человек подписали петицию против проведения парада 27 января. Об этом сообщили, например, «Росбалт», «Новые известия», «Бумага».

1280x1024_gfhfl.jpg

news.yandex.ru

- Я их не видел, не фиксировал, - ответил Сергей Боярский на вопрос: «Можно ли российским СМИ выступать с критикой парада?».

«Лениздат» хотел услышать мнение о развернувшейся в некоторых СМИ и в соцсетях травле Зильке Бигальке от нее самой, а также от упомянутых в ее тексте Алексея Красовского и представителя канала «Дождь» (например, от гендиректора канала Натальи Синдеевой). Но, к сожалению, обратиться к самой Зильке не получилось, а двое других возможных респондентов не стали комментировать проблему.