Медиановости /
Медиасреда

5 июля 2019 12:00

«Сопереживание» или «невмешательство»?

«Сопереживание» или «невмешательство»? Фото: telegram-канал «Военный осведомитель»

В начале уходящей недели стало известно о гибели 14 подводников во время пожара на глубоководном аппарате в Баренцевом море. Трагедия произошла 1 июля. 2-го о ней сообщили СМИ.

В каждой редакции есть своя схема «отработки» подобных ЧП. Плюс-минус в стандартный набор необходимых действий входят комментарии экспертов, работа на месте происшествия, истории погибших и общение с их родственниками-коллегами-друзьями, публицистика на тему причин случившегося. Обычно чуть позже появляются более содержательные материалы.

По поводу копания в судьбах жертв трагедии традиционно существует два мнения. На сей раз их сформулировали «Фонтанка» и спецкор «КП» Александр Коц.

«От меня наверняка после этого поста отпишется куча народу, но я его все-таки опубликую, - написал Коц в telegram-канале, - …если бы не «шакалы» [журналисты, раскапывающие информацию о погибших], то все, что вы читали бы сегодня – это сухие официальные сводки. Не имея возможности сопереживать, рисовать человеческие портреты погибших, сравнивать их с собой, ставить себя на их место и понимать, что это настоящие герои, а не просто портреты из личного дела с перечнем наград. Я знаю, что люди это делают, я вижу их трогательные комментарии, полные боли и сопереживания. Так чужая боль становится родной. И так, уж простите за пафос, страна в беде хотя бы какое-то время чувствует себя единой».

Петербургское издание «Фонтанка.ру» приняло противоположное решение.

«Редакция «Фонтанки» выражает соболезнования близким и коллегам погибших и уважает их право не разделять свою скорбь с журналистами. Мы приняли решение не публиковать детальную информацию о похоронах. Предлагаем коллегам присоединиться к нашему решению», - сообщили в издании.

Чуть ранее на сайте телеканала «Царьград» вышел текст, в котором автор попенял «Фонтанке» за попытку разглашения «секретной информации».

«Вот и теперь, сообщая, что "вся информация находится под грифом "Секретно", издание [«Фонтанка.ру»] торопится уведомить, что "главным видом деятельности подразделения, к которому приписаны погибшие подводники, значится "разведка". Но если это действительно секретно, для чего надо выкладывать эту информацию в открытый доступ и давать возможность противникам получить те или иные данные?», - возмущались на «Царьграде». Зато там же спокойно процитировали «Сноб», небольшое интервью с вдовой одного из погибших подводников.

В реальной секретности «тайны», которую так не хочет разглашать телеканал, впрочем, можно посомневаться.

В «МБХ-Медиа. Северо-Запад» проанализировали, о чем пишут западные СМИ в связи с трагедией на российской подлодке.

«Издание военно-морского института США News.usni сообщает, что атомная подводная лодка «Лошарик» относится к российскому Главному управлению глубоководных исследований – ГУГИ», - отмечают в «МБХ-Меди», - «Притом организация подчиняется непосредственно российской военной разведке – ГРУ, а не Российскому флоту».

Der Spiegel рассказал читателям, что подлодки типа «Лошарик» регулярно появляются около важных каналов передачи данных – подводных интернет-кабелей. The Guardian предположила, что лодка-шпион «обладает ядерной энергией, позволяющей погружаться на экстремальные глубины и принимать участие в прослушивании и разрыве подводных кабелей связи».

«”Исследователь дна”, злосчастный глубоководный “Лошарик” должен был в ”час Ч” накрыть медным тазом мировой интернет и парализовать коммутацию противника. Отдадим себе отчет: именно за решение этой задачи отдали свои жизни четырнадцать российских офицеров», - заявил в своей колонке в New Times Виктор Шендерович.

Это высказывание прокомментировал телеведущий канала «Дождь» Павел Лобков: «Это написал вполне уважаемый человек в издании, которое не так давно выкупали всем миром. Военные всегда выполняют боевую задачу. В том числе космонавты и подводники. Можно не поддерживать войну, но нельзя не поддерживать военных… Можно строить какие угодно гипотезы про "перерезание интернета" и трансатлантических кабелей, но технологические войны идут и будут идти. Лучше же перерезать кабель, чем сбросить бомбу? Это трагедия,дорогой автор». Чуть позже он добавил «Дайте похоронить и разобраться. А колонки успеются».

Впрочем, все эти утверждения и высказанные позиции, очевидно, стоит рассматривать как обычно только применительно к конкретной ситуации. При другой трагедии, в другой стране или при других возможностях журналистов все убеждения могут кардинально поменяться.