Мнения /
Интервью

12 декабря 2019 16:43

«Тексты правят только молодые ученые. Нобелевские лауреаты гораздо терпимее»

«Тексты правят только молодые ученые. Нобелевские лауреаты гораздо терпимее»

Карин Бойс больше двадцати лет работала в научной журналистике, в крупнейшей ежедневной газете Швеции Dagens Nyheter, рассказывала о глобальном потеплении, когда это еще мало кого волновало. Она стала редактором научного отдела, а шесть лет назад ей стало тесно на газетной полосе, и она ушла писать книги о ДНК. В Петербург Карин приехала представлять «генетический детектив» – «Моя доисторическая семья», и успела встретиться с «Лениздатом», чтобы вспомнить о журналистике.

- Сейчас мы видим в России, что хорошие научные журналисты уходят из СМИ, начинают либо книги выпускать, либо заниматься научпросветом. Почему так происходит? Почему вы решили уйти из журналистики?

- Я следила за развитием естественно-научной мысли, в основном с упором на технологии ДНК. Несколько лет назад был взрыв – скачок в развитии этих технологий. Они стали активнее применяться в медицине, биологии, криминалистике. А кроме того, коснулись генеалогических, археологических, антропологических исследований. Технологии работы с ДНК позволили ответить на вопросы, над которыми бились до этого столетиями. Археологи спорили долгие годы, а потом пришла новая технология, и все решилось. Меня это очень вдохновило. Но в газете нельзя постоянно об этом писать. Можно сделать несколько статей на эту тему, а мне хотелось большего. И таким образом получилось, что я закончила работу в журналистике и стала писать книги. Так бывает, что ты становишься очень заинтересован одним вопросом, и приходится выбирать. Но мне еще повезло, так как книги хорошо продаются, и я могу на это жить. Хотя я и прежде работала в самой крупной газете Швеции, и это была хорошая работа, материальных проблем не было.

Карин Бойс. Фото предоставлено издательством Individuum

Карин Бойс. Фото предоставлено издательством Individuum

- А чувствуете ли востребованность научной журналистики у аудитории?

- Да, это очень востребованные темы. Получается так, что в обществе наука в одной стороне, люди в другой, и нужны те, кто может аудитории объяснить, что же происходит в науке. И надо объяснять правильно, грамотно, достоверно. Есть ведь масса народа, кто пытается фальсифицировать, манипулировать этими знаниями. И потому журналисты, которые рассказывают, как обстоят дела на самом деле, очень нужны. Кроме того, когда ученый о чем-то рассказывает, то он говорит о своем видении, о своей точке зрения. А я, как журналист, я специалист в этой теме и могу обратиться к разным ученым, исследователям, и осветить вопрос с разных ракурсов. Например, в области ДНК очень большая конкуренция между учеными, и часто даже друг о друге они говорят весьма нелестные вещи. А я могу брать какую-то проблему и освещать ее с разных сторон, приводя разные мнения. Я не только слушаю, кто что говорит, так как это часто может быть пропаганда или PR. Я обязательно слежу за публикациями в научных журналах. Это все-таки более серьезный уровень представления данных. И еще я стараюсь писать так, чтобы людям было легко и интересно читать.

- И все же читатели – настолько им это интересно?

- Ну… Моя книга в Швеции вышла тиражом 100 тысяч экземпляров, и они были проданы. Для Швеции это очень большой тираж. Эта книга переведена на 16 языков, русский стал шестнадцатым. И я везде встречаюсь с одинаково большим интересом.


Справка

Карин Бойс – известный в Швеции журналист. В 1994 году она основала шведское отделение организации «Репортеры без границ».  В 2009-м активно доказывала пользу прививок от свиного гриппа. В 2015 году ей была присуждена Августовская премия (шведская литературная премия) за книгу «Моя европейская семья: последние 54 000 лет».


- Вы уже обмолвились про тех, кто пытается использовать научные данные в своих интересах, манипулировать. У нас еще актуальна проблема лженауки. У вас в Швеции тоже?

- Да, и для таких фальсификаций есть разные причины: финансовые, так как человек пытается на этом заработать, или он может быть просто убежден в том, что говорит, а может быть идеологическая или политическая пропаганда. И потому важно, чтобы о науке писали квалифицированные журналисты и специалисты в своей области. Важно понимать, что ученый – он всегда защищает свое мнение, но не всегда может это понятно выразить.

- Где брать таких журналистов?

- Можно прийти и из журналистики, обычной, или из науки. Я сама начинала с того, что писала про ДТП и прочие происшествия, а потом стала заниматься научными темами. Но у меня много коллег, кто пришел в журналистику из науки. Главное, что мы встретились, а кто откуда, не так уж важно.

- Тогда на каком языке должен говорить, писать научный журналист – на том, что ближе к науке или к простому читателю?

- Моя особенность в том, что я пишу на очень простом, практически бытовом языке. Надеюсь, при переводе удается это передать.

- А ученые не обижаются, когда об их исследованиях рассказывают простыми словами?

- Весьма значимые ученые положительно отзывались о моих статях. И меня даже сделали почетным доктором Стокгольмского университета. И в целом научное сообщество меня принимает очень хорошо.

- И не бывает так, что ученые правят ваши тексты и возвращают в них свои сложные термины?

- Я сталкивалась с таким, когда работала в газете. Есть такая тенденция: много исправляют и очень придирчиво относятся к тексту юные ученые – кандидаты наук, молодые профессора. А нобелевские лауреаты и реальные научные звезды, наоборот, очень легко относятся к текстам. Я брала интервью у многих нобелевских лауреатов, и в большинстве своем они очень вежливые и терпимо относятся к текстам, и россияне в том числе.

- На ваш взгляд, какие темы сейчас популярны в научной журналистике?

- Климат, глобальное потепление! Я начала писать об этом в 1997-м. И тогда главред особого интереса к этим статьям не проявлял. Я писала почти одно и то же год за годом. Примерно через 10 лет мы начали понимать, что это все-таки серьезно, и эта проблема повлияет на все общество. Я уже перестала работать в газете, но вижу, что эта тема по-прежнему на пике популярности. И мои коллеги, которые остались в редакции, могут писать об этом сколь угодно часто, это все равно будет читаться, так как очень востребовано.

- А к чему интерес только просыпается?

- Людям стала интересна астрономия. И мой преемник в газете, нынешний редактор научного отдела, она доктор физических наук, и она как раз много пишет об астрономии, о процессах, которые происходят в космосе. Вселенная, планеты, «чужие солнца» – это публику очень притягивает. Из этого делаются экзистенциальные выводы.

Беседовала Елена Михина


Презентация книги Карин Бойс «Моя доисторическая семья. Генетический детектив» состоится 14 декабря 19.30 в книжном магазине «Все свободны» (ул. Некрасова, 23). Вход свободный.