Медиановости /
Версии, Медиасреда

23 февраля 2020 21:17

«Расследование», «хайп», «заказуха»?

«Расследование», «хайп», «заказуха»?

Вышедшая в пятницу, 21 февраля, публикация «Медузы» о причастности фигурантов «дела “Сети”» (запрещенной в РФ организации) к наркоторговле и, возможно, к убийству вызвала большой резонанс. Но дело не только в той информации, которую представили авторы. Вопросы вызвал сам факт обнародования «сырого» материала. «Лениздат» посмотрел, что по этому поводу думают журналисты.

Авторы спорного текста на «Медузе» – Максим Солопов и Кристина Сафонова. Материал вышел под заголовком «Пошли четверо в лес, а вышли только двое». По поводу публикации редакция оговаривается, что она готовилась неделю, поводом послужило обращение людей «из левой среды, проводивших собственное расследование про пензенскую “Сеть”». По сути вышедшее на сайте «Медузы» – это рассказы знакомых фигурантов уголовного дела. 10 февраля суд в Пензе приговорил семерых обвиненных в участии в террористической организации к лишению свободы на сроки от 6 до 18 лет. В ответ правозащитники, политики, ученые, юристы и журналисты выступили с требованиями пересмотра приговора, мотивировав это главным образом тем, что признательные показания молодые люди давали под пытками, о чем сообщали они сами и их адвокаты. 25 февраля в Петербурге возобновятся слушания по еще двум фигурантам дела.

И вот накануне появляется текст «Медузы» с громкими обвинениями участников так называемой «Сети». И вот что об этом думают российские журналисты (мнения собраны из открытых источников):

Алексей Полихович, участник «ОВД-Инфо»:

«Всю инфу Солопову принес Илья, который упоминается в статье без фамилии. Я знаю его лично… Я знаю Илью, а поэтому у меня к «Медузе» возник ряд вопросов, если уж говорить о важных деталях.

Почему в тексте ничего нет про личный конфликт Ильи и Пчелинцева? Почему не упоминается, что Илья после того, как Пчелинцева посадили, стал встречаться с его женой, теперь уже бывшей? Почему там нет ничего о письмах об этом, которые писал Илья Диме в тюрьму? А о тех письмах, которые он писал жене Шишкина? А о конфликте Ильи с Шишкиным, Сагынбаевым, вообще в принципе о том, что для него все это — личная история — и именно так он ее воспринимает.

Личная заинтересованность основного источника расследования, важная деталь, как считаете?

Я, как человек, два года общавшийся с Ильей, могу его охарактеризовать. Я бы сказал, что он не очень уравновешен.

А почему этой инфы нет у Макса Солопова? Да потому что он об этом не спросил. Ни участников кампании, ни родителей, ни адвокатов — никого. Зачем, если нужно хайповать на горячей теме прямо сейчас, пока кто-то из коллег пытается раскопать что-то кроме рассказов Ильи-расследователя (и которых, этих коллег, «Медуза» кинула в угоду хайпу)...

При всем сказанном, я не считаю расследование «Медузы» заказухой ФСБ. Скорее это плохая работа для просмотров, я думаю так».


О материале «Медузы» на ОВД-Инфо:

«Установление истины и в деле «Сети», и в новом сюжете об убийствах – необходимо. К сожалению, мы не можем знать наверняка, что правда в описанной Meduza версии, а что — нет… Полученные изданием Meduza сведения необходимо доказать или опровергнуть. Но мы уверены, что вне зависимости от результата — общество не ошиблось, выступив против пыток и фабрикации «пензенского дела», а сейчас общественное внимание к этому делу становится еще более необходимым».


Егор Сковорода, корреспондент «Медиазоны»:

«…историю в той версии активистов, которая пересказана в материале, я узнал раньше журналистов «Медузы»; я работал над тем, чтобы убедительно ее проверить, продолжу этим заниматься и дальше — публиковать то, что было в ней, без спокойной и тщательной проверки мне стандарты доказывания не позволяют; речь вообще-то об обвинении в двойном убийстве…»

Александр Черных, корреспондент отдела общества газеты «Коммерсантъ»:

«… Меня очень расстраивает, что читатели готовы так быстро отворачиваться от любимого ими издания, только потому что издание вдруг написало текст, который не соответствует их картине мира. И это аудитория «Медузы» – которая вроде как считается Самой Продвинутой В России…»

Сергей Пархоменко, координатор и член жюри премии «Редколлегия», со-основатель и координатор в Диссернет:

«”Расследование” «Медузы» невозможно прочесть и понять, как связный и разумно структурированный текст: это огромный ком непромятой глины, где все в кучу, навалом, кувырком. Так серьезные профессиональные медиа не работают.

… у меня есть вопрос к тем редакторам и авторам «Медузы», с которыми я знаком. И это не риторическиий вопрос, а настоящий, в расчете на ответ.

Что случилось? Зачем была эта спешка? Почему нельзя было работать над текстом и его аргументами еще неделю? Куда боялись опоздать? Кого и с чем боялись пропустить вперед?»

Анастасия Кириленко, корреспондент The Insider Russia:

«Я не смогла осилить нашумевшую публикацию «Медузы», хотя и пыталась. В прекрасном далеко, где я сейчас нахожусь, можно печатать разные месседжи, но вот «насчет терроризма ничо не знаем, но есть подозрение, что они кого-то убили» нельзя. Вернее, можно, но это воспринималось бы однозначно – как несостоятельность следствия. Никого бы не стало интересовать «а нельзя ли все-таки немножко посадить их за терроризм, потому что в лесу то ли один, то ли два человека пропали». В принципе, именно так это и нужно воспринимать – в России государство в стадии разложения, в моде народные суды, народные расследования и т. д. Но только есть и те, кто следит за качеством подобного жанра – сам же народ, на Фейсбуке».

Никита Могутин, сооснователь издания Baza:

«Текст «Медузы» по делу “Сети” – это, конечно, не расследование. Это колонка «Мнения» на их же сайте. Но куда важнее для меня иное: Колпаков, Тимченко и остальные вдруг почувствовали себя «Базой». К ним в руки (как – мне п**ер) попала очень важная информация. Они ей верят и считают её на 100 процентов важной. Выдают – и вдруг налетают дурачки и доброхоты, требующие пруфов на крови. И все ваши прекрасные дисклеймеры вдруг не спасают, оказывается, всем на них п**ер.
Ваня Колпаков, Галина Тимченко – я очень надеюсь, что вы уверены в чистоплотности ваших журналистов-расследователей, так же, как мы в своих.
А пока – добро пожаловать в ваше любимое «Ненадёжный источник». Налепите его себе на лоб. Ну или на любое другое свободное и освещённое место».

Илья Жегулев, спецкор Reuters в Киеве, бывший спецкор «Медузы»:

«Те, кто считает, что «Медуза» пишет тексты по заказу и те, кто уверен, что ВИЧ и коронавирус придумали в ЦРУ – это примерно один типаж людей. Люблю конспирологов нежною любовью».

Илья Красильщик, менеджер международных проектов «Яндекса», экс-издатель «Медузы»:

«Если серьезно, то самое страшное – обсуждение. Оно говорит о том, что мы на войне, причем давно, а на войне есть только свои, чужие и дезертиры, и за неповиновение расстрел. Дискуссия осталась только как формальное прикрытие — на самом деле все тренируются в обвинительных речах. Партий нет, но из них исключают. Паршивая обстановка.

(Материалы Медузы принципиально публично не обсуждаю, хотя, блин, история интересная)».

Андрей Лошак, тележурналист:

«WTF???!!!!!! (простите, других слов нет)»

Виктор Шендерович, журналист, публицист:

«На удивление прямой и короткой оказалась тропинка "Медузы" от корпоративного высокомерия («мы активизмом не занимаемся») до сливного бачка. Летом мы были неприятно удивлены этим, на исходе зимы пожимаем плечами: ну да, все к тому и шло...

Удивляться странно, но все-таки стоит попытаться понять мотивацию. Не «Лайф-ньюс» все-таки.
Невозможно себе представить, чтобы Тимченко и Ко не понимали: эта публикация не имеет отношения к журналистике. Вполне, конечно, отдавали они себе отчет и во впечатлении, которое должна произвести на нас эта вываленная наружу бездоказательная мерзость».


Из заявления Rupression – объединения, собирающего информацию о деле «Сети»:

«Мы считаем, что качественное журналистское расследование не проводилось, а вышедший материал похож на сырую компиляцию мнений, но это не отменяет того, что мы обязаны высказаться: прежде всего, выразить свое отношение к версии «Медузы» и ответить на вопрос, почему молчали мы сами…

Стоит понимать, что публикация «Медузы» в момент между судами в Пензе и Петербурге и в разгар акций солидарности стала шоком для родных и близких всех без исключения фигурантов…»


Илья Азар, спецкор «Новой газеты»:

«”Медуза” - это негосударственное медиа, значит ему нужно зарабатывать деньги, чтобы их заработать, ему нужен рост аудитории, чтобы аудитория росла, ему нужны резонансные тексты, чтобы тексты были резонансными, они должны выходить раньше, чем у других (поэтому и выпустили быстро-быстро текст, с которым можно было бы еще недельку-другую поработать). Беспокойство о политических заключенных и многочисленности пикетов (как и о благополучии чиновников или результате единороссов на выборах) в эту схему не входит. Ничего личного, и не только «Медузы» это касается, это так в целом работает».

Елизавета Маетная, криминальный журналист:

«Я не знаю, причастны ли фигуранты дела «Сети» к гибели своих товарищей – парня и, предположительно, девушки, чье тело так и не найдено, но поражает дружное осуждение журналистов, которые обнародовали эту историю. А то, что пропажа двух человек столько времени не расследуется, не возмущает? Почему-то оказалось важнее выяснить, откуда слив (не сомневаюсь, что от адвокатов) и почему заметку эту выпустили сейчас? Ну а когда ее выпускать – на следующей неделе слушается дело питерских фигурантов, вот он, инфоповод, не факт, что потом будут читать. Журналисты плохие, никто им комментировать не захотел – знаете, так бывает, и довольно часто, может, у них подписка о неразглашении, может, не хотят неосторожным словом родным-знакомым навредить. Конечно, это общественно важная информация, и не публиковать ее было нельзя».

Евгений Попов, ведущий программы «60 минут» на телеканале «Россия-1»:

«Прочитал скандальную «Медузу». Получается, что фигуранты «Cети» так и так бы сели. И судя по статье, надолго. Все очень проблемные. Я так понимаю, в том, что они по-крупному барыжили наркотиками, никто и раньше не сомневался. Теперь ещё и «мокрое дело». Почему же их за это не закрыли? Зачем нужен был «терроризм»? И главное, надо разбираться с пытками. Пытать нельзя даже убийц».

Телеведущий Павел Лобков сравнил споры вокруг материала «Медузы» с постановлением ЦК ВКП (б) о журналах «Звезда» и «Ленинград» от 14 августа 1946 года. В приведенном отрывке в частности говорится: «В журнале «Звезда» за последнее время, наряду со значительными и удачными произведениями советских писателей, появилось много безыдейных, идеологически вредных произведений…»