Медиановости /
Конфликты, Медиасреда, Петербург

25 января 2021 13:38

Итоги 23 января: избирательность проверки документов, невидимые «желтые жилеты» и «аккредитация» на несанкционированную акцию

По подсчетам независимых организаций («Профсоюза журналистов», «ОВД-Инфо») на акциях 23 января в России было задержано более 50 журналистов СМИ и представителей незарегистрированных в Роскомнадзоре медиапроектов. По версии СЖР – порядка 40 представителей СМИ.

Почти 20 журналистов и сотрудников онлайн-проектов не смогли полноценно работать в Петербурге из-за задержаний.

Городские союзы журналистов уже направили обращения в адрес начальника ГУ МВД по Санкт-Петербургу и Ленобласти Романа Плугина

Глава отделения СЖР в Петербурге Дмитрий Шерих в своем письме подчеркивает, что у значительной части задержанных имелся ясно видимый отличительный знак (признак) представителя средства массовой информации – либо жилет с надписью «Пресса» и светоотражающими элементами, либо нарукавник.

«Журналистов задерживали без объяснения причин и доставляли в отдалённые отделы полиции, что можно расценивать как целенаправленно изоляцию представителей СМИ с целью невозможности выполнения ими редакционный заданий. В ряде случаев задержания сопровождались применением силы. Впоследствии многие представители прессы были отпущены без составления протоколов о вменяемом им правонарушении», - отмечается в заявлении председателя Союза журналистов СПб и ЛО Людмилы Фомичевой.

От Романа Плугина просят проверить каждый случай задержания на предмет их законности и обоснованности.

Кому из журналистов пришлось прервать работу 23 января:

- Эдуард Бурмистров («Дождь»)

- Арсений Веснин («Эхо Петербурга»)

- Виктор Смирнов (47 News)

- Вера Рябицкая (The Insider)

- Давид Френкель («Медиазона»)

- Сергей Звезда (TJournal)

- Михаил Шептун (RTVI)

- Анастасия Карпина, Пётр Иванов (Sota Vision)

- Ян Кутин, Андрей Макашов («Тардиграда», «Объектив реалий»)

- Олег Дилимбетов («Коммерсантъ»)

- Кирилл Конторщиков («Невские Новости»)

- Вероника Самусик («Пьятница»)

- Иван Петров («Курьер Медиа»)

- Александра Сивцова («Медуза»)

- Анастасия Красильникова («Русская планета»).

Что показали задержания 23 января.

- Основные претензии у журналистов были к сотрудникам полиции. За весь день не поступало жалоб на действия представителей Росгвардии.

- Большинство журналистов задержали до 14 часов – формально заявленного инициаторами несанкционированных акций времени их начала в Петербурге.

- В Управлении информации и общественных связей весьма странно отреагировали на первые обращения представителей общественных организаций (в том числе Союза журналистов СПб и ЛО) с просьбами разъяснить происходящее. Руководитель управления Вячеслав Степченко сообщил, что готов разбираться в задержаниях на акциях, но не до них.

- Журналистов вместе с другими задержанными увозили в отдаленные от центра города отделы полиции, что усложняло их возвращение к месту событий.

- Основным поводом для задержания журналистов была «проверка документов». Но, например, Давид Френкель обратил внимание на выборочность этой проверки. Около часу дня на Сенатской площади, как рассказывал журналист в эфире «Эха Петербурга», полицейские начали проверять документы у журналистов в жилетах или с нарукавниками, при этом претензий к сотруднику «КП» не возникло, оператора «Фонтанки» хотели забрать в автозак, но позже передумали, а Френкеля увезли в отдел. Кроме того, в этот же день документы проверили у съемочной группы канала «Санкт-Петербург» и всех на месте отпустили работать дальше.

- Жилеты и нарукавники – отличительные знаки журналистов, по сути не сыграли роли в общении СМИ и полиции. Это неофициальные знаки отличия. Но официальных, которые по закону должны быть разработаны, еще нет и когда они появятся не понятно.

- В самой сложной ситуации оказались сотрудники онлайн-проектов и незарегистрированных в Роскомнадзоре СМИ. Они не защищены юридически законом о СМИ, так как они не журналисты за них сложнее просить представителям Союзов. 23-го часть из них отпускали из отделов наравне с журналистами, а часть с протоколами за нарушение карантинного режима (закона Санкт-Петербурга об административных правонарушениях) и это грозит им теперь штрафами до четырех тысяч рублей.