Медиановости /
Конфликты, Медиасреда

26 января 2021 19:30

Петербургский фотожурналист вернулся с работы на протестных акциях в Москве с сотрясением мозга

Сотрясение головного мозга, закрытая черепно-мозговая травма, ушибы мягких тканей лица, головы, рук, ног, спины – таким диагнозом закончилась для петербургского фотографа Георгия Маркова работа на протестных акциях в Москве.  

Изначально планировалось, что Георгий будет снимать перфоманс Павла Крисевича, который готовился задолго до того, как было объявлено о проведении несанкционированных акций в поддержку Навального. Договоренности у Маркова были с изданиями Znak.com и «Дождь». Но оказавшись накануне перфоманса в столице, Георгий вышел работать и на протестных акциях. 

Разговор с полицией. Фото предоставлено Георгием Марковым.

Разговор с полицией. Фото предоставлено Георгием Марковым.

- Редзадание у меня было от Znak.com, жилет купил на заправке по дороге в Москву, надписи «Пресса» на нем, конечно, не было, но он хотя бы выделял меня из толпы. - рассказывает Георгий, - Кроме того, еще с петербургских акций у меня оставался нарукавник, на котором написано «Пресса» и его я тоже надел для работы на митинге. 

По словам фотокорра журналистов на акции в Москве было очень много, на ком-то были редакционные жилеты с эмблемами их СМИ, другие носили зеленые жилеты, третьи работали вообще без опознавательных знаков – единых госведомства все равно еще не разработали. 

В третьем часу дня полиция начала вытеснять протестующих с Пушкинской площади. На одном из участков народ отошел назад, образовался пустой островок между силовиками и оппозиционерами. В сторону ОМОНа полетели бутылки с водой.

- Когда такие бутылки попадают в человека, очень больно. По себе теперь знаю. Одна бутылка прилетала мне в руку, вторая в плечо. – говорит Марков. - В сотрудников полиции такие же летели, а также банки с краской, самодельные свето-шумовые хлопушки – неприятные штуки. 

Фото предоставлено Георгием Марковым.

Фото предоставлено Георгием Марковым.

В какой-то момент Георгий увидел в толпе протестующих свою знакомую – корреспондента «Новой газеты» Елизавету Кирпанову. И тут ОМОН начал выстраиваться для оттеснения протестующих дальше. 

- Я услышал команду, данную полицейским для начала «наступления», добежал до Лизы и попытался закрыть ее. Полиция начала работать дубинками. Мне попали по руке. А Лизе все равно досталось по голове, у нее было рассечение, - вспоминает Георгий. - Тут же началась давка, люди стали падать, мы тоже упали уже вторым-третьим слоем и еще сверху кто-то рухнул. При этом нас продолжали бить дубинками. Еще несколько ударов мне пришлось в голову, по плечу. Я не удачно упал и мне кто-то давил на колени так, что они выгибались в обратную сторону. Было ужасно больно. Но в этот момент, к счастью, полиция, видимо, чуть отошла и люди стали вставать, кого-то уводили. 

Из толпы Георгий вылез одним из последних. Елизавету Кирпанову уже увели, чтобы оказать ей помощь. Фотограф продолжил снимать. 

- Я не первый раз снимаю на подобных акциях, но первый раз я видел, как ломались полицейские дубинки, как от них отлетали куски – очевидно, с такой силой ими били протестующих, - отмечает Георгий. - И в то же время я видел, что протестующие шли на открытый конфликт с силовиками. У полицейских падали рации, шокеры, дубинки, видел валяющийся на земле шлем омоновца. Многие люди подбирали все это как трофеи. 

После того, как зачистили Пушкинскую площадь, часть протестующих ушла на Страстной бульвар. Там Георгий стал свидетелем еще одной ситуации. 

- Несколько бойцов ОМОНа, наверное, из сцепки, отбились от основной группы и их окружила толпа. Люди на них орали. Те тоже пытались отвечать. В ОМОН бросали файеры, кто-то кинул свето-шумовую «самоделку». Когда она взорвалась, я думал у меня сердце выскочит. Страшно было еще и оттого, что казалось, будто сейчас начнут добивать омоновцев. Но нет – их наоборот выпустили люди, которые говорили, что они пришли на мирный протест. – рассказывает Марков. 

Фото Георгия Маркова.

Фото Георгия Маркова.

Со Страстного протестующие пошли на Цветной бульвар, пробираясь в том числе переулками. В одном из скверов толпа стала закидывать силовиков снежками.

- Но уже темнело, холодало и снежки эти были довольно твердыми, почти каменными. Кроме того, кидали еще и откровенно лед. У омоновцев каски и бронежилеты, им не так больно. А мне снежком попали в голову. И было дико больно. – говорит фотограф. 

В этот момент Георгий как раз снимал правительственный автомобиль, неудачно подвернувшийся протестующим. В машине выбили стекла, пострадал водитель.

- Мы журналисты этому водителю отдали бутылку воды, хотели помочь, но его окружил ОМОН и его вскоре увели. – рассказывает Георгий. 

До конца массовых акций оставалось еще несколько часов. Больше серьезных стычек с полицией у фотографа не было, не считая того, что, по его словам, несколько раз, пробегающие мимо омоновцы ощутимо толкнули его плечом.  

- Но были среди полицейских и те, кто явно понимал, что мы – журналисты – работаем, старались не бить, не трогать. Один из них даже извинился передо мной, когда наступил мне на ногу, - смеется Георгий.

К концу дня у фотографа уже были все признаки сотрясения, но в травмпункт в столице он решил не обращаться. 24 января снял, как и планировал, акцию Павла Крисевича «Сфера души русского человека», его задержание и задержание авторов Telegram-каналов, которые также фотографировали этот перфоманс. Как ни странно, Георгий оказался единственным из снимавших, кого полиция не увезла оттуда в автозаке. Удалось вовремя ретироваться, скрыться и даже отсидеться в барбершопе, сотрудники которого «укрыли» фотографа от полиции. 

Вернувшись в Петербург в понедельник 25 января, Георгий Марков обратился в травмпункт. Оттуда его на скорой отправили в НИИ Джанелидзе, где пришлось просидеть с 14 до 20:30 часов, ожидая, пока врачи осмотрят и поставят диагноз. 

- Пока еще все тело ноет и сотрясение дает о себе знать: трудно концентрироваться, не могу читать, - говорит журналист. 

Елена Михина