Мнения /
Интервью

29 января 2021 19:11

«Тардиграда» – студенческий проект с заявкой на «нереальную живучесть»

«Тардиграда» – студенческий проект с заявкой на «нереальную живучесть»Фото: vk.com/tardigrada_agency

В Петербурге появился и уже несколько раз успел заявить о себе новый студенческий медиапроект «Тардиграда». Это его фотографа и колумниста в ночь на 17 января сотрудники полиции сняли с поезда, когда ребята ехали встречать прилетающего в Москву Навального. А 23 января журналистов проекта задержали на несанкционированных акциях. Бодрое начало для издания, которое появилось только в начале года. «Лениздат» поговорил с создателем «Тардиграды» Иваном Петровым.

С 14 лет в журналистике

- Иван, откуда такое название у издания? Что такое «Тардиграда»?

- Так по-латыни называются тихоходки – микроорганизмы, нереально живучие, способные перенести открытый космос, большие дозы радиации, их не берет электрический ток высокого напряжения. Ученые толком не могут понять, почему так происходит.

Сначала я предлагал это название для нашего вузовского подкаста. Дело в том, что у нас в СЗИУ РАНХиГС (Северо-западном институте управления Академии народного хозяйства и госслужбы) есть достаточно старое студенческое СМИ – газета «Просто». Оно существует в интернете и в бумаге. Я к ним, конечно, с первых дней устроился фотографом. Осенью прошлого года там решили запустить подкаст. Главный редактор написала в чат и предложила скидывать варианты названия для этого подкаста. Так как я учился в биологической школе, ездил в экспедиции и эта тема мне тоже близка, я предложил «Тардиграду», но редактор сказала, что не хочет, чтобы подкаст назывался в честь каких-то мелких животных. А у меня тогда существовало фотоагентство, которое я сам открыл в нашем петербургском филиале академии. И ему тоже нужно было название. И я решил, что «Тардиграда» – классное название для фотоагентства. А потом уже пришла мысль, что чисто на фотографиях будет сложно раскрутить издание, нужны и тексты, и я решил, что надо делать информационное агентство.

- Наверное, прежде, чем мы продолжим про «Тардиграду», стоит сказать несколько слов про ее создателей. Вы хоть и на первом курсе вуза, но в журналистике уже давно.

- Да, получается, что с 14 лет. Хотя фотографией увлекся еще раньше, лет с 10. Мы тогда с родителями ездили в Литву к друзьям семьи. И оказалось, что наша знакомая как раз в то время начала заниматься фотографией, у нее появился фотоаппарат Canon 40D, и я тоже пытался на нем что-то пощелкать – мне понравилось. Я подумал, что тоже хочу попробовать этим заняться. Дома отрыли старый Canon 350. Он выпуска начала 2000-х еще, очень медленный, малочувствительный. Но на него я и начал снимать, изучал разные жанры, что мне интересно – портреты, пейзажи, события, эксперименты со светом. В конечном счете понял, что мне интереснее заниматься репортажной фотографией: наблюдать и просто документировать, никак не вмешиваясь, не поправляя, не говоря человеку: «Встаньте так, тогда будет хорошо», - а только ловить момент.

Постепенно я начал снимать школьные мероприятия, потом меня позвали в еврейские скауты, снимать для них. А В 2017 году вышел фильм «Он вам не Димон», и в Петербурге прошли протесты – первые, которые я застал в осознанном возрасте и понимая, что это важно и интересно. Но у меня к ним был не политический, активистский интерес, мне хотелось их снимать. Я тогда был очень наивный и думал, что фотографов на таких акциях будет мало, потому что они испугаются, что их «повинтят», а я так смогу предложить свои фотографии изданиям и так попасть в журналистику. Но, конечно, все оказалось наоборот. Зато я понял, что для того, чтобы относительно безопасно это все снимать, мне нужна пресс-карта. Я обратился в несколько редакций с просьбой взять меня к себе в качестве практиканта. Это давало бы мне возможность получить пресс-карту и приобрести определённый опыт. В итоге я смог договориться о сотрудничестве с издательским домом «КУРЬЕР-МЕДИА». Моей первой съемкой для них стали «Алые паруса» 2018 года. Мне тогда оставалась неделя до 15 лет.

А потом я на какой-то из акций познакомился с Петей Ивановым, которое тоже снимал, скорее, для себя. Он тоже пришел в «Курьер», мы вместе работали, потом он ушел в Sota.Vision. А я через него попал в сообщество «МедиаФан», там уже нашел контакты с другими изданиями и стал с ними сотрудничать. А Петр сейчас помогает мне в плане текстов, советует, как их лучше делать. Я-то абсолютный фотограф – с текстами у меня всегда сложно, а он подсказывает, на что сделать акцент, как расписать. И на старте мне помогали еще мои школьные друзья.

Наставники помогут начать

- Если вы и так сотрудничаете с разными СМИ, зачем делать еще и своё?

- Изначально, когда я поступил в Северо-Западный институт управления РАНХиГС, на факультет международных отношений и политических исследований, я думал, как я могу применить в вузе свои навыки, как фотография может мне помочь в обучении. Быстро стал фотографом всяких спортивных сборных. И узнал, что в академии никогда не было и нет никакого объединения фотографов, на каждое мероприятие их ищут заново. Я хотел сделать некий агрегатор, который поможет и фотографам найти работу в вузе, и организаторам мероприятий решить проблему с иллюстрациями на сайте, в соцсетях. Потом понял, что подобное фотоагентство надо расширять на все 56 филиалов РАНХиГС. А потом уже пришла сделать полноценное медиа.

- Сейчас «Тардиграда» – это чисто студенческое издание?

- Да, по составу редакции сейчас это студенческое СМИ (регистрации в Роскомнадзоре у нас пока нет, но это в планах). 99,9 процентов участников редакции – студенты. Из не-студентов у нас двое – научный редактор Андрей Макашов, сотрудник НИИ имени Сеченова, Мюнхенского института, Федерального медико-биологического агентства и один из разработчиков вакцины от коронавируса. Я с ним знаком по протестным акциям, потому что он еще и активную гражданскую позицию занимает, и по учебе, он у нас в школе преподавал информатику. И еще один «нестудент» – Константин Линьков, фотограф.

- А сколько всего человек помогает делать «Тардиграду»?

- Около 70 уже. Но 32 из них фотографы. Правда, из-за того, что почти все студенты, причем иногородние, а обучение перевели на удаленный режим из-за коронавируса – почти все разъехались по домам и фактически в Петербурге нас осталось только трое. В основном у нас студенты СЗИУ РАНХиГС, но еще есть девушка из МГУ, колумнист Илья Гантворг из ВШЭ, возможно, еще будет студентка биофака СПбГУ. И мы сейчас активно ищем ребят из других вузов, чтобы открывать там наши филиалы.

- Обычно медиапроекты создают на деньги инвестора, либо прорабатывают стратегию заработка от подписки, рекламы. За счет чего существует «Тардиграда»?

- Я прекрасно понимаю, что в мои 17 лет у меня нет миллионов, как у Ходорковского, для создания своего СМИ, и состоявшихся журналистов я брать на работу не смогу. Но есть журфаки, где учатся студенты, которым нужно где-то проходить практику. И в большей степени студенты готовы работать за альтернативные блага – не за деньги. Конкретно в РАНХиГС у нас нет оценок, а есть балльно-рейтинговая система. Баллы можно получать в том числе за работу в нашем проекте, так как мы официальное студенческое объединение. Студенты других вузов сотрудничают с нами за интерес, за идею.  А дальше есть планы становиться коммерческой структурой и получать хоть какую-то прибыль, чтобы платить авторам.

- Когда вы официально открылись как медиапроект?

- С 1 января. Чуть раньше – с 28 декабря – объявили набор в редакцию.

- Где у вас основная площадка?

- Пока – это группа в «ВК». Так получилось, что большинство наших студентов-авторов в Telegram зарегистрированы, но почти им не пользуются, и для них удобнее «ВК». Но я хочу развивать telegram-канал.

- Про что пишете?

- Так выходит, что большая часть тем, которая интересует наших авторов, связана с зарубежной высокой политикой. Скорее всего, это потому, что в службе новостей у нас работают студенты направления международных отношений. Но я уверен, что раз уж мы петербургский проект, то надо больше писать про город. Но кроме службы новостей у нас начинают постепенно формироваться отделы – политики, общества, культуры, образа жизни, армии и ВПК и отдел спорта. Основная проблема – найти редактора. Во многих отделах уже есть корреспонденты, но нет редакторов, готовых проверять информацию, вычитывать тексты.

Тут еще важно отметить, что мы не позициционируем себя как оппозиционное СМИ. Пишем, что хорошего и плохого делают как официальные власти, так и их противники. Я сам снимаю и акции протеста, и, например, ПМЭФ.

Хотел бы добавить, что идея нашего издания – создать не просто СМИ, состоящее чисто из студентов, которые экспериментируют и пытаются что-то придумать, а настроить коммуникацию между студентами и уже профессиональными журналистами. Постепенно мы ищем некий аналог наставников каждому отделу, которые будут читать наши тексты, не все, но хотя бы наиболее важные, давать советы, критиковать. У нас уже есть наставники для отдела политики – Сергей Еремеев из «Закс.Ру», спорта – Андрей Кусков с «Эха Петербурга», культуры – Алексей Нимандов с «Фонтанки.ру», общества – Мария Карпенко из «Холода».

23 января Ивана задержали на Марсовом поле, когда он снимал акцию в поддержку Навального. Фото предоставлено Иваном Петровым.

23 января Ивана задержали на Марсовом поле, когда он снимал акцию в поддержку Навального. Фото предоставлено Иваном Петровым.

Приходит поколение, которому не лень

- Отвлекаясь от вашего проекта, как вы думаете, почему у нас сейчас так немного качественных, действительно интересных студенческих изданий?

- Я связываю это с тем, что журфаки откровенно плохи в подготовке журналистов и у многих своих студентов отбивают желание заниматься этой профессией. Отчасти так происходит потому, что негде проходить практику. Студентов отправляют стажироваться в пресс-службы, в государственные и провластные СМИ. Как мне кажется, работа там, прохождение там практики – это вообще что-то не связанное с журналистикой. И получается, что молодые журналисты-студенты не могут понять, как реально устроен рынок, что происходит в редакциях, что от них будут там требовать, когда они придут туда устраиваться на работу. И еще важный нюанс: на журфаках редко преподают успешные журналисты, которые находятся в профессии, продолжают работать. Преподают часто либо теоретики, либо бывшие журналисты, которые уже не знают, как все происходит именно сейчас. И наконец, в вузы приходят просто за дипломом или откосить от армии, и у таких студентов изначально нет никакого интереса.

- И это при том, что в наши дни запустить студенческое медиа как никогда просто – зарегистрировал канал в Telegram и пиши.

- Мне кажется, что сейчас начнет приходить то поколение, которому не лень и интересно. Появились же DOXA, The Вышка – оба издания из ВШЭ. Может, и еще кто-то появится.