Медиановости /
Конфликты, Медиасреда

26 марта 2021 13:57

Исследование зла или зло во плоти: что думают об интервью «скопинского маньяка» на канале Ксении Собчак

Исследование зла или зло во плоти: что думают об интервью «скопинского маньяка» на канале Ксении СобчакФото: Скриншот с YouTube-канала Ксении Собчак

Одна из самых обсуждаемых тем последних дней: интервью «скопинского маньяка», которое взяла Ксения Собчак. Мнения внутри профессионального сообщества разделились: одни считают, что ведущая молодец и хорошо справилась со своей работой, другие называют Ксению «скандалисткой» и уверяют, что такие публикации аморальны и неприемлемы. Мы проследили за ситуацией и собрали мнения разных сторон в одном тексте.

22 марта на YouTube-канале Ксении Собчак было опубликовано видео про «скопинского маньяка» Виктора Мохова, который в 2000 году заточил на три с половиной года в самодельном бункере под гаражом 14-летнюю Екатерину Мартынову и 17-летнюю Елену Самохину. Маньяк регулярно насиловал девушек, Елена трижды беременела от него, детей Мохов подкидывал в подъезды. Девушек удалось спасти после передачи записки «на волю» через женщину, с которой маньяк решил однажды познакомиться. 3 марта Виктор Мохов вышел на свободу после 17 лет заключения.

«Падение ниже дна» или «Чушь о якобы воспевании зла»?

Многие журналисты высказались негативно по отношению к опубликованному интервью. В telegram-канале «Планёрка» прошёл анонимный опрос, чтобы выяснить отношение профессионального сообщества к работе Ксении Собчак. Всего проголосовало 2243 человека: 53% выбрали вариант «Зашквар и фу», 26% — «Работа журналиста» и 21% — «А о чём речь?».

Военный корреспондент Издательского дома «Комсомольская правда» Александр Коц описал своё отношение к интервью так: «О чем еще она не спросила? Вот опять же цитаты из прессы: "Когда девушки проявляли строптивость, он морил их голодом, держал без света, бил резиновым шлангом, разбрызгивал по комнате слезоточивый газ, угрожал охотничьим ружьем и ножом". Но у Собчак - он душка, который тёр девушке спинку». Главный редактор журнала «The New Times» Евгения Альбац написала пост в своём твиттере.

Глава Союза журналистов России Владимир Соловьёв в эфире радиостанции «Говорит Москва» назвал сюжет Ксении Собчак «падением ниже дна»: «Конечно, эту ситуацию нельзя рассматривать с точки зрения журналистики, скорее, это скандальный шоу-бизнес. Сегодня я в разных источниках читал выражение том, что можно вывезти девушку из "Дома-2", но нельзя "Дом-2" вывезти из девушки. Увы, наверное, это так. Конечно, это падение, наверное, ниже дна, и ни о каких там морально-этических принципах журналистики говорить здесь нельзя».

В ответ на критику Ксения Собчак выложила пост в Instagram, в котором написала, что была готова к такой реакции: «Не трудитесь морализаторствовать и изображать обеспокоенную добродетель. Это наш осознанный выбор – мой и моей команды. И это наше право как журналистов – исследовать границы добра и зла. Нельзя понять природу зла, если не заходить на его территорию».

Есть и положительные отзывы. Режиссёр Константин Богомолов, муж Ксении Собчак, для «Эха Москвы» описал своё отношение к этой работе: «Какую чушь я читаю о якобы воспевании зла. Ненависть эта картина вызывает не этим. А тем, что маньяк предстает здесь одним из нас. Обыкновенным дедушкой, ежедневным бюргером, обывателем. Атеист. Разумен. Современен. И даже со взглядами на политику. Он не извращен до тошноты. Он до тошноты обыкновенен. Нормален в сорокинском смысле. И эта нормальность его — главное извращение». Журналист Максим Шевченко в эфире НСН также дал положительную оценку интервью: «Я считаю Ксению Собчак прекрасным журналистом, одним из лучших журналистов о человеческих отношениях. Как политический журналист она не очень сильна, но как женщина-интервьюер, которая внимательно и дотошно разбирается в мотивах и обстоятельствах поведения — она великолепна».

Во время обсуждения сюжета в telegram-канале «Журналисты и медийщики» спорящие также разделились на два лагеря: одни считают, что публикация подобного контента неэтична, другие настаивают, что такие интервью нужны для демонстрации важных проблем.

Интервью Собчак — не первая публикация про маньяка. В чём разница?

Многие посмотревшие интервью про «скопинского маньяка» сравнивали его с работой Саши Сулим. Сама Ксения Собчак в описании к своему видео добавила ссылку на интервью YouTube-канала «Редакция». Журналистка делала спецрепортаж про «ангарского маньяка» Михаила Попкова. «Он считается самым кровавым убийцей в современной истории России, на его счету около 80 жертв» — говорит автор канала Алексей Пивоваров в начале видео.

Саша Сулим в интервью порталу «ПравМир» оценила работу Собчак: «Фильм Ксении – он все-таки про маньяка. Мне показалось, что там мало жертвы и описания того урона, который он своими действиями нанес. Зато много подробностей и его высказываний, которые мне не очень интересны. Я понимаю, для чего это сделано: так мы вызываем эмоции, привлекаем зрителей, но в плане журналистики эти вещи лишние».

Сама Ксения Собчак на сходство между двумя работами в Instagram написала так: «Ведь когда замечательная журналистка Саша Сулим сделала интервью с ангарским маньяком для "Редакции" (кстати, очень вам советую, это замечательная работа, поставлю ссылку в выпуск) никто не критиковал эту работу и не писал: как же можно говорить с убийцей? Но что позволено Сулим, не позволено Собчак».

1280x1024_uIsgBNoVdtDyJmy-800x450-noPad.jpeg

Главный вопрос: сколько заплатили маньяку и зачем?

Пользователей в сети также интересовал вопрос: сколько Ксения Собчак заплатила за интервью Виктору Мохову и, главное, можно ли вообще платить людям за информацию о совершённых ими преступлениях.

Mash опубликовал запись разговора с Моховым, где тот рассказал, что ему заплатили 50 тысяч наличными и купили мебель в дом: диван, стол и стулья. Но Собчак в своём telegram-канале опровергла эту информацию: «Ещё раз для MASH я не давала Мохову никаких 50 тысяч. Это прямое вранье, но вы продолжаете на нем настаивать».

Пользователи в сети продолжают обсуждать тему: правильно ли платить маньяку за «хайп» на его преступлении? Автор telegram-канала PatriotLAWyer пишет о возможной оплате интервью так: «Ситуация со Скопинским маньяком (очевидно не безвозмездное интервью Собчак) выявила очередной пробел в законодательстве, позволяющий преступникам получать прибыль от огласки своих преступлений».

В США закон, запрещающий преступникам получать деньги за огласку своих преступлений, был принят в 1977 году. В народе его называют «Закон сына Сэма». Закон направлен на то, чтобы преступники не могли воспользоваться известностью своих преступлений и получить выгоду от интервью, публикации мемуаров, участии в шоу и т. д. Так, в США полиция может конфисковать полученные в ходе огласки средства у преступника и направить их жертвам в качестве компенсации. Глава СЖР Владимир Соловьёв рассказал «Московской правде» о том, что в России нужно ввести подобный закон: «Я ссылался на американский закон 1977 года, который не позволяет серийным убийцам, маньякам после выхода на свободу продавать свои мемуары за деньги. Именно к этому закону я предлагал присмотреться нашим депутатам».

Председатель комитета Госдумы по информационной политике, информационным технологиям и связи Александр Хинштейн в своём telegram-канале написал, что инициативу по введению закона, запрещающего героизацию преступников, необходимо поддержать: «Предлагаю вместе с коллегами подумать над нормой закона, запрещающей прямую речь преступников в интернете и СМИ при условии, что она формирует ложное представление о преступности, создает позитивный образ криминальных лиц. <…> Поскольку инициатива исходит от Союза журналистов, оптимально, чтобы соответствующую редакцию закона предложило именно журналистское сообщество». Профессор криминалистики, доктор юридических наук Анатолий Кустов считает, что запретить проводить интервью с бывшими заключенными будет не так легко: «Я не знаю, как Дума сможет запретить такие интервью. У Мохова такое право есть, он имеет все гражданские права».

Журналистка Алина Винтер для SOTA описала ситуацию по поводу надзора за освобождёнными с правовой точки зрения – может ли закон защитить прошлых и потенциальных жертв маньяка: «Механизм надзора за осужденными и отсидевшими закреплен в ФЗ "Об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы". Закон неплохой, но он практически не дифференцирует надзорные меры в зависимости от совершенного преступления, будь то убийство или мошенничество в особо крупном размере». Но автор пояснила, что, согласно закону, есть и исключения, под которые попадает «скопинский маньяк», то есть за ним административный надзор устанавливается в любом случае.

«Надо опять заняться ею»: СК планирует проверить маньяка после его высказывания

Много споров после публикации видео о «скопинском маньяке» вызвала и его фраза о том, что одна из жертв не рожает детей, Виктор Мохов сказал, что «надо опять ею заняться». Председатель Следственного комитета Российской Федерации Александр Бастрыкин поручил Главному следственному управлению СК России провести процессуальную проверку высказываний «скопинского маньяка».

Депутат Госдумы Оксана Пушкина также попросила Генпрокуратуру проверить слова Мохова. Текст обращения опубликовало издание «Подъём». Депутат пишет: «Вероятно, за все время отбывания наказания мужчина так и не осознал свою вину и не раскаивается в содеянном. Кроме того, его высказывания можно оценить как прямую угрозу девушке. Соседи Виктора Мохова также опасаются за безопасность своих детей».

Ксения Собчак уверяет, что нарочно оставила при монтаже все высказывания для того, чтобы прокуратура обратила внимание на потенциальную опасность Виктора Мохова. В своём telegram-канале журналистка написала: «То, что СК проверит его после высказываний в нашем фильме - это хорошо и правильно. В том числе и потому, что человек который так думает и совершал серьезные преступления -опасен. В том числе и поэтому мы оставили все подобные высказывания, и надеемся что СК действительно воспользуется материалами этого интервью».

Владимир Жириновский заявил, что ЛДПР подготовит законопроект о запрете интервью с маньяками: «Давайте проект закона, чтобы запретить брать интервью у лиц, отбывших наказание, связанное с насилием над личностью или убийством. Дали деньги ему, 3 миллиона, чтобы он дал интервью. И он уже обещает снова заняться одной из бывших пленниц. И на всю страну тиражируют! Так ещё появятся такие мерзавцы. Ещё двух девочек в подвал загонят, отсидят 15 лет и будут давать интервью».

Депутат Госдумы Антон Горелкин попросил МВД пояснить, может ли интервью с Виктором Моховым вызвать рост насилия. Запрос направили главе МВД РФ Владимиру Колокольцеву.

Психологический аспект: можно ли показывать жертв и насильника «на равных»

Одна из жертв «скопинского маньяка» Екатерина Мартынова рассказала в эфире «Дождя», что напишет заявление на Мохова из-за угроз ей и Елене Самохиной. Девушка считает, что таким людям «нельзя давать площадку для высказывания своего мнения». Она пояснила также, что не знала о форме общения Ксении Собчак с Моховым: «Я знала, что он будет, просто не предполагала, что в таком формате. Я думала, его покажут, покажут дом, в очередной раз расскажут, что это за человек. Но точно не будут сидеть с ним друг напротив друга и общаться о каких-то немыслимых вещах».

Юрист и соосновательница сети взаимопомощи женщин «#ТыНеОдна» Алёна Попова написала колонку, где выразила своё мнение о публикации интервью со «скопинским маньяком»: «Преступление, которое совершил Мохов, тяжкое, насильственное, в отношении несовершеннолетних, вообще не могут быть преданы огласке преступником, и преступник вообще не может публично рассказывать о том, что и как он делал с несовершеннолетними. Судебные заседания по таким делам являются закрытыми. Кате и Лене на момент совершения преступления не было 18 лет (14 — Кате и 17 — Лене). Сами Катя и Лена могут рассказывать о том, что с ними случилось, со стороны переживших насилие, понимая, что именно в отношении себя они хотят сделать публичным, а что — нет. Но не маньяк. Он не может смаковать подробности преступлений. Никак. Это нам уже и так четко разъясняют существующие в РФ законы».

Редакция Cosmopolitan создала петицию на Change.org с призывом изменить правила надзора за убийцами и насильниками: «Жертвам нужна защита, а преступникам — более жесткий контроль». На данный момент петиция собрала уже 81 018 подписей.

Социальный психолог Наиля Бирарова рассказала «Москве 24», что целью интервью Ксении Собчак было привлечение внимания к самой персоне журналистки. По мнению специалиста, психически нездоровым людям подобные видео способны навредить: они могут посчитать его примером для подражания.

Сейчас Виктор Мохов находится под постоянным надзором полиции. Дмитрий Плоткин, бывший следователь по особо важным делам прокуратуры Рязанской области, который участвовал в расследовании дела Мохова, рассказал о наблюдении за освобождённым: «Он выходит в магазин — за ним полицейский идёт <...>, постоянно возле его дома дежурит машина. Он не имеет права уходить далеко, постоянно должен отмечаться».