Медиановости /
Несвобода слова, Петербург

29 октября 2021 14:13

Возможны ли изменения закона об иноагентах – как прошёл круглый стол в Доме журналиста

Возможны ли изменения закона об иноагентах – как прошёл круглый стол в Доме журналиста

В Доме журналиста прошёл круглый стол на тему: «Закон о СМИ-иноагентах: необходимость или цензура?». Организаторами стал Союз журналистов Санкт-Петербурга и Ленобласти.

В дискуссии приняли участие председатель Союза журналистов Петербурга и Ленобласти Андрей Радин, представитель организации «Профсоюз журналистов» Юрий Звягин, сопредседатель Гильдии экологических журналистов Петербурга Татьяна Артемова, исполнительный директор Союза СПб и ЛО Пётр Котов, заместитель председателя Союза и руководитель «Росбалта»* Наталья Черкесова, депутаты Законодательного собрания Петербурга Михаил Амосов и Борис Вишневский.

На круглом столе обсудили возможные изменения в закон об иностранных агентах. Спикеры высказывали мысли о полной отмене этой статьи. В ходе дискуссии пришли к мнению о том, что если закон останется, то необходимо изменить способ внесения физлиц и юрлиц в реестр – через суд.

Депутат Законодательного собрания Петербурга Борис Вишневский сказал, что закон – пример «внесудебной дискриминации»:

— Иностранными агентами признаёт Министерство юстиции, это делается не в порядке состязательной процедуры, где можно представить возражения. Более того, когда пытаются этот статус оспорить в суде, вытекают совершенно чудовищные вещи. Так в Пскове журналистов признали иноагентами, а в суде отказались предоставить сведения, на основании которых их внесли в реестр – сказали, что это служебная тайна, – рассказал Вишневский.

Депутат отметил, что есть три неисправимых критерия, составляющие суть закона:

  1. Само понятие «иностранного агента», что в русском языке звучит как клеймо;
  2. Невозможность опровергнуть этот статус в судебном порядке;
  3. Норма, по которой можно признать иноагентом любого, кто получает какие-либо средства из-за рубежа и ведёт политическую деятельность.

Некорректными пунктами Борис Вишневский считает и подробный отчёт в Минюст обо всех расходах и доходах, а также маркировка любого сообщения «иноагента». Вишневский считает, что не должно быть вообще понятия «иностранный агент» в российском законодательстве и, следовательно, никаких дискриминационных мер.

— Год назад был разработан очень простой законопроект, который представитель партии «Яблоко» отправил Валентине Матвиенко с предложением его внести. Там предлагалось вообще вывести понятие «иностранный агент» из законодательства. Мы не получили никакого ответа. Никакого! — рассказывает Борис Вишневский.

Депутат Михаил Амосов считает, что корень проблемы закона в том, что само понятие «иноагент» введено для дискриминации:

— Судебный процесс – длительный и состязательный. А сейчас люди получают статус «иностранного агента», даже не получив об этом никакого предупреждения. Даже письма не удосуживаются прислать – просто сообщают на сайте, — говорит Амосов.

Руководитель организации «Профсоюз журналистов» Юрий Звягин предложил ввести ответную меру и помечать СМИ, которые получают финансирование от государства, такой же маркировкой:

— Те, кто получает финансирование от государственной власти могут указывать в своих публикациях, что они являются госагентами. Эти – иноагенты, эти – госагенты. Я думаю, что никто не захочет писать это на своих страницах, потому что отношение в российском обществе к такой формулировке хуже, чем к «иноагентам», – предположил Юрий Звягин. Он уверен, что закон не отменят, поэтому хотя бы такое предложение в качестве флешмоба можно внести.

1280x1024_lzz1j2rn_JY.jpeg

«Один из самых сырых и непроработанных законов»

Заместитель председателя Союза журналистов Петербурга и Ленобласи и руководитель «Росбалта»* Наталья Черкесова принесла с собой два списка: один – Минюста, где сейчас 88 иноагентов, второй – Роскомнадзора, где примерно 300 пунктов, в которых указаны сведения о получении СМИ денежных средств от иностранных источников.

— В принципе в стране не запрещено получать иностранные деньги. Средства массовой информации сегодня работают по всему миру, получают рекламу из-за границы. А что нужно, чтобы перейти в реестр «иноагентов» из второго списка, где, кстати, «Росбалта»* нет, потому что мы не получаем никаких иностранных денег? И здесь многих нет, даже «Дождя»*. Все в списке Роскомнадзора – потенциальные участники списка Минюста. Как нам объяснили, для «перехода» нужно заниматься распространением информации, которую какие-то иноагенты уже создали. А что было в самый первый момент, когда никто ничего не распространял? – говорит Черкесова.

Наталья отметила, что американский закон об иноагентах, с которым постоянно сравнивают российский, отличается тем, что в Америке не называют иностранными агентами свои СМИ. Руководитель «Росбалта»* считает, что нужно бороться и пытаться менять ситуацию, потому что в случае внесения поправок в закон и изменения процедуры принятия решения о внесении в реестр через суд журналистам будут обязаны предоставить причины такого решения.

Наталья Черкесова сообщила, что «Росбалт»* получил письмо в ответ на запрос в Министерство юстиции о причинах внесения издания в реестр иноагентов. В нём указано следующее:

«В соответствие с пунктом 9 порядка формирования ведения реестра иностранных средств массовой информации, выполняющих функции иностранного агента, утверждённым приказом Минюста от 24 сентября 2020 года, основаниями для принятия решения о включении в реестр информации о физических лицах является заявление о включении в реестр СМИ и (или) документа поступившего от органов государственной власти Российской Федерации. В соответствие с требованиями действующего законодательства ИА «Росбалт»* на основании документов, поступивших от органов государственной власти Российской Федерации и подтверждённых соответствующими требованиями статьи, по решению Минюста включены в реестр».

— В ответ на наш скромный вопрос, а на основании каких документов это всё происходит, Минюст ответил: «на основании документов от органов государственной власти Российской Федерации». Каких документов? И, главное, не понятно, каких «органов государственной власти»! И что в этих документах? – негодует Наталья.

Руководитель «Росбалта»* считает, что дискуссия по поводу закона об иноагентах необходима. Черкесова отмечает, что в законе не прописано действий о том, как выйти из этого реестра – это тоже важно учесть при подготовке возможных поправок. Наталья считает, что борьба за поправки должна происходить через публичное обсуждение закона. Она отметила, что есть ещё одна проблема – в упрёк ставится распространение информации, созданной иностранным агентом. И СМИ обязаны ставить маркировку – если её нет, то журналисты получают административное взыскание и штраф, а если поставить маркировку, то СМИ всё равно является распространителем и после этого потенциальным кандидатом на внесение в реестр «иноагентов». «Я считаю, что это один из самых сырых и непроработанных законов» – заключила Черкесова.

Резюмируя дискуссию, председатель Союза журналистов Петербурга и Ленобласти Андрей Радин сказал, что нужно обращаться к депутатам Государственной думы и Законодательного собрания Петербурга, чтобы они внесли предложения о поправках в закон об «иноагентах» с учётом всех комментариев и мнений профессионального сообщества:

— Мы продолжим серию обсуждений закона для того, чтобы лишний раз напомнить через СМИ о том, что сейчас закон об «иноагентах» – наиболее тревожная точка в законодательстве. Мы будем продолжать обращаться к политикам и обсуждать возможные решения проблем, – заключил Андрей Радин.

* внесены в реестр СМИ-иноагентов