Полезное /
Теория и практика

19 ноября 2021 16:21

«Хоть сказки Пушкина читай, хоть цитируй Конституцию, выиграет Роскомнадзор»: как СМИ защищать свои права

«Хоть сказки Пушкина читай, хоть цитируй Конституцию, выиграет Роскомнадзор»: как СМИ защищать свои права

В среду прошёл аудиоонлайн «Планёрки». На вопросы журналистов ответила директор «Центра защиты прав СМИ»* Галина Арапова**.

В этом месяце «Центру защиты прав СМИ»* исполнилось 25 лет. Изначально он создавался как один из восьми региональных проектов, которые помогали бы Фонду защиты гласности — общероссийской организации, которая с 1991 года занимается нарушениями прав журналистов. Сегодня из сети региональных проектов остался только «Центр защиты прав СМИ»* под руководством Араповой**. 


ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА


— С какими правовыми проблемами чаще всего сталкиваются российские СМИ?

— Структура дел сильно меняется из года в год. В 90-х это были иски о защите чести и достоинства, отказ в доступе к информации, проблемы с аккредитацией, запреты на проведение фото- и видеосъёмки в публичном месте. Сейчас эти проблемы кажутся «вегетарианскими». Правда, я должна сказать, что вплоть до начала 2000-х был высокий уровень насилия: смерти во время Чеченских войн, убийства корреспондентов «Новой газеты» и региональных журналистов, череда убийств в Дагестане. Но тогда «Центр защиты прав СМИ»* не занимался уголовными делами. Но чем дальше, тем больше было запросов.

В 2021 году половина всего объёма — это дела, связанные с контентом: иски о защите чести и достоинства, о вмешательстве в частную жизнь, о нарушении права на изображение. Около 20% — претензии контролирующих органов: Роскомнадзора, прокуратуры и антимонопольной службы. Оставшиеся 30% — это всё, что касается «иноагентов». И последний блок стремительно растёт. 

— Можно ли защититься от исков государственных органов?

— Зависит от того, какую претензию предъявляют. Если это отсутствие пометки об «иноагентах» или экстремистах, то что-либо делать бесполезно. Такие нарушения фиксирует не человек в Роскомнадзоре, а компьютерная программа. До сих пор ни одну редакцию не удалось «отбить». Можно лишь минимизировать финансовые потери. 

Почти ничего нельзя сделать при блокировке. В судах представители Роскомнадзора с торжеством на лице заявляют о том, что они не проигрывают дела. Да, они их не проигрывают. И это тенденция последних 10 лет. Хоть сказки Пушкина читай, хоть цитируй Конституцию, выиграет Роскомнадзор, даже если они просто будут сидеть или вообще не придут. 

Тем не менее, во многих делах нам удаётся что-то сделать. До сих пор мы выигрываем около 95% исков о защите чести и достоинства, если это не Роснефть и Сечин. Они практически государство. А с государством спорить бесполезно.

Если вы не выиграете в национальном суде и если вы действительно не допустили ошибку, подавайте жалобу в ЕСПЧ.

— Есть ли шанс, что «Медузе»** разрешат зарегистрировать «иноагентскую» маркировку как бренд?

— Гипотетически можно сделать товарным знаком любое словосочетание или любой ёмкий текст. Но я думаю, Роспатент «Медузе»** ответит, что пометка является частью нормативного акта, и откажет в регистрации. Сама затея идёт вразрез с позицией государства. 

— Сможет ли Беглов судиться с сатирическим изданием ИА «Панорама»?

Напомним, петербургский губернатор Александр Беглов планировал обратиться в полицию из-за шуточной новости ИА «Панорама» – о том, что проезд в метро во время ноябрьского локдауна будет стоить 550 рублей.

— Единственная статья, которая применима в данном случае – это фейк-ньюс. По закону, фейк-ньюс – это дезинформация по общественно значимому поводу, распространение заведомо ложных сведений под видом достоверной информации, что может вызвать панику и другие социальные коллапсы. При этом ключевым является то, что новости распространяются именно под видом достоверной информации. Но у ИА «Панорамы» есть чёткое указание, что их публикации – сатира, пародия, неправда. Выбивается основной критерий фейк-ньюс. Этого должно быть достаточно, чтобы не было нарушения ст. 12.15 КоАП. Формат, в котором работает «Панорама», законодательно безопасный. 

— Как доказывать наличие общественного интереса?

— Понятие «общественного интереса» в законодательстве есть, а разъяснения нет. Поэтому применение термина на практике отдано на откуп судьям. И тут мы упираемся в проблему. Если судья некомпетентен или не заинтересован в том, чтобы увидеть этот общественный интерес, то он может отказать в праве использовать личные данные или фотографию без согласия героя материала. В таких случаях после первой инстанции нужно судиться на национальном уровне. А затем уже идти в ЕСПЧ. 

С общественным интересом очень сложно работать. Нужно ответственно подходить к тому, чтобы объяснять судье, почему вы имели право распространить фотографию человека или рассказать о дорогостоящем имуществе. Доказать, что в конкретной ситуации его имущество — это не просто вопрос его частной собственности, а вопрос общественного интереса, потому что это может быть вопросом коррупции. 

Понятие «общественного интереса» есть в кодексах профессиональной этики. Как правило, к нему относят указания на коррупцию, на проблемы с экологией и на случаи, связанные с нарушением прав человека. 

— Где юристам черпать мотивацию при нынешнем положении судебной системы?

— Мотивацию черпать всё сложнее и сложнее. У юристов итоги работы во многом зависят от качества судебной системы и правоохранительных органов в стране. В идеале они должны работать на принципах законности и справедливости. Причём судебная система не должна быть переплетена с правоохранительной, она должна оставаться независимым арбитром. Все эти принципы переживают кризис в стране. Если лет 10 назад юристы были уверены, что они сейчас представят аргументацию и выиграют дело, то сейчас юристы не могут сказать клиентам, что можно как-то предвосхитить решение суда. Нельзя положиться ни на стандарты, ни на практику, ни на закон как таковой. Ты всегда должен быть готов к тому, что всё пойдёт не так. Но пока у нас есть возможность защищать людей, надо этим пользоваться. Альтернатива суду – только беспредел. Дубинки, палки, самосуд — это ещё хуже. Да, все знают о кризисе. Да, юристы выгорают не меньше, чем журналисты. Многие находятся в состоянии отчаяния, потому что не могут доказать свою правоту. Но мы всегда остаёмся рядом со своим клиентом, потому что ему ещё тяжелее.

Медиаюрист Галина Арапова** была признана физлицом-СМИ-иноагентом 8 октября. «Центр защиты прав СМИ»* внесли в реестр НКО-иноагентов в 2015 году. Медуза»** внесена в реестр СМИ-иноагентов 23 апреля этого года.

*Внесен в реестр НКО-иноагентов
**Внесены в реестр СМИ-иноагентов

Екатерина Сергейчева


Другие материалы рубрики "Теория и практика"