Мнения /
Блоги

20 марта 2022 18:38

Вместо праздника — автозак

Вместо праздника — автозакФото: Андрей Швед / MR7

Перед патриотическим митинг-концертом «Za Россию» 18 марта петербургская полиция без видимых причин задержала четверых журналистов. Среди них был корреспондент MR7 Андрей Швед. Снять, как люди размахивали российскими флагами, пели гимн и разбирали георгиевские ленточки в форме буквы Z, он не смог. Но специально для Лениздата Андрей Швед рассказал о том, что происходило в автозаке.

Чья-то рука плавным движением берет меня под левый локоть. Хваткая, не крепкая, но при этом твёрдая, готовая к любым резким движениям.

– Молодой человек… — меня обступают двое. Левый – высокий, в чёрной маске. Правый – одет в гражданское. Он начинает задавать вопросы, но я слушаю невнимательно, первые секунды – как в тумане.

Так случилось моё первое задержание.

Я приехал к СК «Юбилейный», чтобы написать репортаж о концерте в честь годовщины присоединения Крыма, но не прошло и двадцати минут, как полицейские подошли ко мне.

Левый продолжает говорить что-то про работу на массовых мероприятиях, дистанцию в 50 метров, а моей концентрации хватает только на то, чтобы запомнить время задержания и сообщить об этом главному редактору.

Возле автозака – до этого я видел подобное только со стороны – полицейские обступают меня полукругом, прижимая ко входу в машину, и начинают проверять документы.

Удостоверение. Редакционное задание. Идентификатор журналиста. Всё при мне. К тому же сверху жёлтый жилет с надписью «пресса». Для тех, у кого нет времени на бумажки.

Полицейские посмотрели все документы и попросили паспорт.

— Зачем вы его фоткаете? — спрашиваю я, глядя на манипуляции с документом.

— А мы вас сейчас по базе пробьем, — отвечает полицейский.

Пока они смотрят на документы, я замечаю вокруг нас фотографов из других СМИ. Я сегодня первый задержанный журналист.

— Вы посидите пока… — мне возвращают паспорт. И я отправляюсь в автозак.

Со мной тут ещё трое. У одной девушке в телефоне был удаленный пост «ВКонтакте» с лозунгом «Нет *****» (но фотография осталась в «сохраненных»), у другой девушки на голубой кофте был флаг Украины. Парня с ней задержали за компанию.

Андрей Швед — первый задержанный журналист у СК «Юбилейный» 18 марта.

Фото: Андрей Швед / MR7
Андрей Швед — первый задержанный журналист у СК «Юбилейный» 18 марта.

Пока они это рассказывают, к нам заводят Нику Самусик – я узнаю знакомое лицо. Видимо полицейские её тоже узнали. У Ники трещина на стекле очков.

Именно Ника фотографировала меня во время задержания. Я спрашиваю у неё точное время, потому что сам на всякий случай удалил Telegram – чтобы не возникло лишних вопросов., если полицейские будут проверять телефон. К тому же начали приходить сообщения от друзей с вопросами и словами поддержки, это очень приятно и трогательно – видеть, скольким людям ты небезразличен, но немного отвлекает от работы, нужно ответить всем, а ещё держать в курсе происходящего главного редактора и других коллег.

В автозак сажают Александра Корякова из «Коммерсанта» и Алексея Душутина из «Новой газеты».

Тех троих, которые нежурналисты выводят за перегородку для допроса. Ника успевает напомнить про 51 статью конституции («Никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом») и рассказать, как её собираются отчислить из вуза за работу на митинге.

Молодого человека с девушкой долго опрашивают: место регистрации, учёбы, состоят ли они в каких-то политических организациях. После заполнения документов их отпускают.

Третья девушка просит её отпустить – она сидит тут самая первая.

Процедура повторяется, и её через какое-то время тоже выпускают.

Полиция начинает разбираться с журналистами. Корреспонденты SOTA Ника Самусик и «Коммерсанта» Александр Коряков отказываются от дачи показаний.

— Опрос проходить отказываюсь, потому что я вам представился, показал все свои документы, меня знает пресс-служба Главка, никаких дополнительных сведений я давать не готов, — говорит Александр.

Я, выбрав другую стратегию, наоборот, подробно и нарочито вежливо объясняю женщине в полицейской форме, как и во сколько меня задержали, и настаиваю, что я выполнял свои прямые обязанности.

— Напишите, что полицейские не представились, — говорю я.

— Напишу-напишу, — обещает женщина, но пишет это только в конце, когда я ещё раз напоминаю об этом.

Задержанные журналисты в автозаке.

Фото: Андрей Швед / MR7
Задержанные журналисты в автозаке.

Мы возвращаемся в автозак. Александр – он самый общительный из нас – говорит, что мы имеем право писать заявления о незаконном задержании.

— Пишите, — отвечает полицейский с той стороны решетки. — Но для этого идите в полицейские участки, они открыты.

То есть бланки нам не дают.

Александр спорит с полицейским, пытаясь выяснить, почему нашей работе препятствуют и тем самым исполняют преступный приказ. (Имеется в виду статья 144 УК РФ. Воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов). Происходит такая перепалка:

— Так это не я вас задерживал! — возражает полицейский, попивая чай из бумажного стаканчика.

— Вы для меня все представители органов власти.

– Ну так я вас тут и не держу.

– То есть мы можем идти?

– Можете.

Мы с Никой встаём со своего места вслед за Александром. Но дверь закрыта.

Это похоже на несмешную шутку.

— Ну не я дверь запирал.

Я смотрю за решётчатое окно.

Мимо идут школьники и студенты на концерт. Приглашали их в учебных заведениях. Билеты раздают прямо на входе в «Юбилейный». И ни один подросток не поворачивается в нашу сторону. А мы Никой, их сверстники, сидим тут, но этого просто не замечают.

Спустя суммарно полтора часа нас всё-таки выпускают. Время – 15:30. Концерт уже как полчаса начался. Нас держали как раз до тех пор, пока на улице не останется никого из пришедших на праздник. Нас встречают только другие журналисты, которым сегодня повезло не быть задержанными.

Андрей Швед