Медиановости /
Петербург

25 апреля 2022 13:13

В Союзе журналистов СПб и ЛО ответили на «каверзные» вопросы о деятельности организации

В Союзе журналистов СПб и ЛО ответили на «каверзные» вопросы о деятельности организацииФото: Союз журналистов СПб и ЛО

После «демонстративного выхода» из Союза журналистов Санкт-Петербурга и Ленинградской области некоторых коллег в Telegram-каналах и в соцсетях не прекращаются нападки в адрес организации. Глава СЖ Андрей Радин объяснил свою позицию, ответив на вопросы председателя Контрольно-ревизионной комиссии СЖ, главного редактора газеты «На страже Родины» Сергея Мартынкевича. Дискуссия касалась прошлогодних заявлений о признании «Проекта»* нежелательной организацией, поддержки манифеста «Журналисты - не иноагенты», недавней инициативы о юридической оценке последних законодательных актов Роскомнадзора и Генпрокуратуры, а также отсутствия высказываний об уголовном деле против Невзорова** или о преследовании в Таллине журналистки Елены Черышевой.

Как рассказал Андрей Радин Лениздату, Сергей Мартынкевич адресовал ему «каверзные» вопросы на своей странице в соцсети «ВКонтакте». Председатель СЖ предложил коллеге не только писать свои комментарии в общественном пространстве, но и побеседовать лично. Так как прийти к чёткому пониманию в первый раз не удалось, Мартынкевич сформулировал и отправил свои вопросы в письменном виде, а Андрей Радин ответил на них.

С согласия обеих сторон беседа была опубликована на сайте Союза журналистов СПб и ЛО. Лениздат приводит текст полностью.

 

— Вы лично как председатель СЖ обратились в Генпрокуратуру по поводу признания издания «Проект Медиа»* нежелательной организацией. К этому моменту «Российская газета» (18.07.2021) сообщила, что издание получало средства от иностранных государств. Ранее Секретариат Союза (18.07) тоже выступил с заявлением по поводу закрытия «Проект Медиа»*. Чем продиктована такая активность?

— Такая активность продиктована стремлением выступить против крайне опасного прецедента фактической ликвидации СМИ в рамках процедуры, не подразумевающей не только судебной, но и в принципе никакой состязательности, более того – не требующей от соответствующих структур публично обосновать принимаемые решения. Нам ничего не известно о том, чтобы какие-либо из материалов «Проект-Медиа»* были оспорены в судебном или досудебном порядке. Подобная практика порождает атмосферу административного произвола и создает прямую и непосредственную угрозу для деятельности СМИ – любых, а не только «Проект-Медиа»*. Напомню, что защита профессиональных интересов журналистов относится к числу основных задач Союза.

Что касается получения средств от иностранных источников, то это, согласно существующей практике, может стать основанием для придания статуса иноагента, но – согласно многочисленным комментариям официальных лиц, включая руководителя государства  В.В. Путина, – не является основанием для какой-либо дискриминации.

Подробнее на тему иностранных агентов ниже.

— 27 августа 2021 г. вы обнародовали на сайте СЖ «Заявление председателя Союза журналистов СПб и ЛО в поддержку манифеста «Журналисты - не иноагенты». Большинство из СМИ-участников манифеста: «Медуза»**, «Новая газета», русская версия журнала «Форбс», Republic**, «7х7», «Псковская губерния» и другие признаны иноагентами. Вам известны случаи, когда бы за рубежом Союзы журналистов выступали в защиту вещания RT, радио «Спутник»?

— Я не занимался специальным изучением этого вопроса. Поэтому утвердительно ответить на него не готов. Но с учётом того, что толерантность «за рубежом» принимает порой причудливые формы, исключить этого полностью не могу.

В любом случае я не вполне понимаю логических связей между собственно вопросом и вступительным словом к нему.

Мы с коллегами не исходим из того, что с получением статуса иноагента субъект утрачивает способность формулировать здравые суждения и инициативы; наличие причинно-следственных связей такого рода вызывает, мягко говоря, большие сомнения.

Некорректно, далее, не усматривать разницы между СМИ, включенными в реестр иноагентов, и RT. Первые являются (являлись) российскими СМИ и российскими юридическими лицами; при этом доля иностранного финансирования сильно разнится и может быть равной нулю, к сожалению, это не гарантирует от включения в реестр.

RT же – это не просто СМИ, пользующееся материальной поддержкой российского бюджета, это информационный ресурс, полностью и открыто контролируемый властью РФ. Мне представляется, что эти нюансы существенны.

Но и это не главное. Главное, что большинство коллег считает практику включения СМИ в реестр иноагентов порочной, угрожающей профессией и крайне сырой и непроработанной в юридическом отношении, нуждающейся как минимум в срочной и радикальной корректировке.

Как вы знаете, в этом с Союзом журналистов согласно даже руководство Законодательного собрания и его парламентское большинство, следствием чего стали инициативы ЗС СПб на федеральном уровне.

Наконец, не все «участники Манифеста» являются иностранными агентами. Например, не признана иноагентом «Новая газета». Не включены в реестр иноагентов также «Форбс», «7х7», «Псковская губерния».

— На сайте СЖ в конце марта была размещена информация о нападении на главреда «Новой газеты» Дмитрия Муратова. Логично ожидать, что наш Союз проявит солидарность и откликнется на преследование в Таллине журналиста Елены Черышевой. У нее в доме прошёл восьмичасовой обыск, после чего она и ее коллега по фамилии Терестала перестали выходить на связь. Они находятся в эстонской полиции. Будет ли заявление секретариата СЖ по поводу преследования российских журналистов в Эстонии?

— Из вашего вопроса не вполне понятно ваше отношение к факту нападения на Муратова и следует ли признать политической ошибкой размещение информации о нападении на сайте СЖ.

Что касается ситуации с Еленой Черышевой, то, насколько нам известно, проведённые в отношении неё и коллег мероприятия связаны не с журналистской деятельностью, а с расследованием финансовых операций на сумму 350 тысяч евро, нарушающих принятые в ЕС санкционные ограничения. Каких-либо заявлений по этому поводу пока не планируется.

В завершение для полноты картины напомню, что количество уголовных дел в отношении журналистов в РФ ещё до начала СВО измерялось по меньшей мере десятками. Пока нет оснований считать, что в ближайшей перспективе ситуация может измениться.

— Секретариат правления СЖ 16 марта заявил о том, что планирует провести юридическую оценку последних законодательных актов и действий Роскомнадзора и Генпрокуратуры. Роскомнадзор заблокировал деятельность таких СМИ, как «Медиазона»**, «Дождь»**, и некоторых других. Об этом сообщается на сайте СЖ. В соответствии с уставом Союз осуществляет свою деятельность на территории Санкт-Петербурга и Ленинградской области. Указанные выше СМИ не имеют отношения к нашему Союзу. «Дождь»** является иноагентом. Кто инициировал заявление об оценке действий Генпрокуратуры? В какой форме проходило голосование?

— Нельзя не обратить внимания на некоторую непоследовательность автора вопросов. Ранее вы намекали на необходимость высказаться по поводу событий в Эстонии, а позже объявляете неуместным беспокойство за коллег из других регионов РФ, не имеющих отношения к нашему Союзу.

Оценка принимаемых властью решений, влияющих на отрасль, является правом и прямой обязанностью нашего объединения.

Предметом нашей озабоченности является не только судьба коллег, в том числе – «не имеющих отношения к нашему Союзу», но и тренды нормотворчества, законодательная и правоприменительная практика, поскольку они самым непосредственным образом влияют на отрасль, в том числе и в нашем регионе.

В связи с чем в контексте заданных вопросов в очередной раз упомянуты «Медиазона»** и «Дождь»**, я, увы, в очередной раз не понял.

Инициатива заявления исходила от нескольких членов секретариата и была поддержана большинством. Голосование происходило традиционным способом – методом поднятия рук в ходе заседания.

— Компания «Мета»*** (признана экстремистской и запрещена в России) в нарушение собственных правил разрешила публикацию в соцсетях призывов к убийству граждан России.  Почему секретариат и вы никак не отреагировали на подобные «исключения»?

— Интерпретация решения компании «Мета»*** представляется излишне вольной. Компания не разрешала публикацию призывов к убийству граждан России; речь, насколько известно, шла исключительно об участниках СВО на территории Украины.

("As a result of the Russian invasion of Ukraine we have temporarily made allowances for forms of political expression that would normally violate our rules like violent speech such as 'death to the Russian invaders.' We still won't allow credible calls for violence against Russian civilians." – комментарий Эдди Стоуна, пресс-секретаря экстремистской организации.)

Не оценивая данного решения и не солидаризируясь с ним, секретариат не увидел смысла на него каким-либо образом реагировать, поскольку речь идёт об иностранной кампании, выступления Союза по этому поводу не имеют и не могут иметь никакого практического смысла. Всё негодование, которое могло бы быть выражено по этому поводу, вполне успешно выражено официальными российскими структурами, возможная помощь со стороны СЖ вряд ли сколько-нибудь существенно усилила бы эффективность давления на экстремистскую организацию.

Кроме того, никто из членов секретариата, включая патриотически настроенных, попросту не выступал с соответствующей инициативой.

— Следком России возбудил уголовное дело против журналиста Александра Невзорова** из-за публичного распространения фейков о действиях Вооружённых сил России. По данным СК, Невзоров** 9 марта опубликовал на своей странице в Instagram*** (соцсеть признана экстремистской и запрещена в России) и 19 марта на канале в YouTube «заведомо ложную информацию об умышленном обстреле ВС России родильного дома в городе Мариуполе». Дело возбуждено 22 марта. Секретариат СЖ помочь своему члену А.Г. Невзорову** не спешит, как не торопится выразить отношение к факту публикации ложных сведений. Член Союза обязан соблюдать общепринятые этические нормы журналистики. Если Невзоров** распространил заведомо ложную информацию, значит, обязан ответить. Когда в СЖ, пусть даже заочно, рассмотрят этот вопрос?

— В Союзе этот вопрос не рассмотрят, поскольку г-н Невзоров** заявил о выходе из всех союзов и СЖ не усматривает возможности отказать ему в этом праве.

С другой стороны, СЖ считает порочной и опасной практику признания фейковой любой информации, не совпадающей с информацией, озвучиваемой официально властными структурами. Эта процедура не подразумевает никакой необходимости обосновать обвинения в недостоверности информации, не предполагает возможности защищать её достоверность, обессмысливает профессию журналиста, лишает СМИ их важнейшей, базовой функции – обеспечения общественного контроля за деятельностью властей. СЖ считает эту практику не отвечающей интересам общества.

Аналогичную точку зрения высказывают и коллеги из СЖР – Михаил Федотов, секретарь Союза журналистов России, в прошлом — министр печати и информации РФ, экс-глава Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека (СПЧ) и один из авторов первого закона о печати, принятого в СССР в 1990 году, недавно в интервью «Росбалту»** говорил следующее по поводу требований к журналистам использовать только официальные российские источники:

«Откуда они это взяли? Из какой нормы закона это следует?

Я понимаю, когда, например, проводится контртеррористическая операция. Порядок сбора информации на территории, где она проводится, определяет ее руководитель. Так написано в законе. В нашем случае контртеррористическая операция не объявлена, а РКН не является ее руководителем».

— На Украине силами ВС РФ с 24 февраля проводится спецоперация. Ряд стран пытаются помешать армии России: оказывают военную помощь, направляют наемников. Против России приняты жесточайшие экономические санкции, блокируются транспортные артерии, высылаются дипломаты. Специальные информационные центры создают заведомо ложную информацию и вбрасывают ее в социум с задачей подорвать веру граждан России в целесообразность спецоперации. Находятся те, кто принимает участие в протестных митингах и одиночных пикетах.  В этих условиях вы направляете запрос к начальнику ГУВД Санкт-Петербурга и Ленинградской области с претензией о том, что сотрудники полиции препятствуют выполнению профессиональных обязанностей журналистами, которые чаще всего представляют издания со статусом иноагент, либо вообще не имеют регистрации. Вы можете себе представить, чтобы во Львове или Киеве местный союз журналистов направил аналогичный запрос главе полиции региона? Вы в чьих интересах выступаете за свободу слова в условиях спецоперации?

— Данное утверждение («…Сотрудники полиции препятствуют выполнению профессиональных обязанностей журналистами, которые чаще всего представляют издания со статусом иноагент, либо вообще не имеют регистрации…») не соответствует действительности и не основано на реальной статистике. За реальной статистикой вы можете обратиться в СЖ, она будет вам предоставлена.

Вопрос про Львов и Киев позволю себе оставить без внимания, как не относящийся к обсуждаемому предмету никаким боком. Соблюдение прав журналистов во Львове и Киеве не относится к числу приоритетов в деятельности нашего Союза, особенно в условиях проводимой там СВО.

В защиту свободы слова мы пытаемся выступать в интересах журналистского сообщества, а также в интересах аудитории СМИ; что, как уже сообщалось ранее, является прямой и приоритетной задачей нашего Союза.

Условия спецоперации никоим образом не отменяют действующего законодательства, в частности – закона о СМИ. По крайней мере, об этом нигде не заявлено официально. А значит – и не заявлено вообще. Придумывать себе профилактически добровольные ограничения не входило и не входит в творческие планы Союза.

*Юридическое лицо Project Media, Inc. признано нежелательной организацией, деятельность которой в РФ запрещена

**Внесены Минюстом в реестр СМИ, выполняющих функцию иностранного агента

***Компания Meta Platforms Inc., владеющая социальными сетями Facebook и Instagram, по решению суда от 21.03.2022 признана экстремистской организацией, деятельность которой в РФ запрещена