Медиановости

12 января 2004 11:38

Расследование убийства руководителя издательства "Дрофа - Санкт-Петербург" получило невероятное развитие

Невероятное развитие получило расследование убийства руководителя издательства "Дрофа - Санкт-Петербург" Людмилы Помазовой и ее мужа Александра. Сын покойных Максим заявил, что убийство его матери было выгодно ее бывшему партнеру по бизнесу - декану одного из факультетов Университета экономики и финансов профессору Евгению Воронову.

Напомним, преступление было совершено во Всеволожске 30 октября прошлого года, за три дня до очередного заседания Дзержинского суда по уголовному делу о присвоении Помазовой крупной суммы денег питерского филиала издательства "Просвещение", который она ранее возглавляла (об этом "ТС" подробно писал в N 24 от 15 декабря 2003 года).

По нашей версии, заказчики убийства решили расправиться с Людмилой Тихоновной, единственной обвиняемой по этому уголовному делу, так как серьезно опасались, что ее показания выведут на других людей - участников или соучастников махинаций. Максим Помазов, занимавшийся вместе с матерью издательским бизнесом и бывший в курсе всех ее дел, подтвердил нашу версию и распространил через Интернет свою информацию, раскрывающую подоплеку убийства родителей...

"Рука Москвы"?

По версии Максима Александровича, вытеснить Людмилу Помазову с питерского рынка учебной литературы задумало новое московское руководство "Просвещения", а точнее, его исполнительный директор Владимир Дмитриев. Господин Дмитриев был вынужден перебраться в столицу после того, как Людмила Тихоновна, создавшая вместе с партнерами Торговый дом "Просвещение", победила в конкурентной борьбе на рынке учебников издательство "Спецлит" и фонд "Учебная литература", к деятельности которых он имел непосредственное отношение.

Видимо, потеряв немалые барыши, Дмитриев затаил жестокую обиду на Помазову, а когда сменилось руководство головного издательства "Просвещение" и, как следствие, Людмилу Тихоновну лишили поста руководителя питерского филиала, появилось уголовное дело о растрате четырех миллионов рублей.

Максим Помазов считает, что дело это было инспирировано не без помощи Владимира Дмитриева и Евгения Воронова, декана Финэка и гендиректора Торгового дома "Просвещение", - партнера Помазовой по издательскому бизнесу. Более того, по утверждению Максима, имеется бумага, подписанная лично Вороновым, с обязательством отстранить Людмилу Помазову от деятельности Торгового дома вообще. Воронов же стал главным свидетелем по уголовному делу о хищении денег.

...Заказчики убийства Помазовой, видимо, не знали о том, что слушание дела в суде было перенесено с 3 на 17 ноября, и поэтому очень торопились устранить единственную обвиняемую. Женщину слишком информированную и ставшую чрезвычайно опасной.

Ведь речь шла не только о судебных перипетиях конкретного уголовного дела и судьбе более десятка арбитражных дел, возбужденных по искам Людмилы Помазовой, но и о другом. Сын убитой прямо говорит об огромной - 50-миллионной - недвижимости, принадлежащей ЗАО "Торговый дом "Просвещение", одним из крупных акционеров которого была Людмила Тихоновна. Недвижимости, которую проще и выгоднее поделить и продать без нее, слишком неуступчивого акционера.

Дело о 17 процентах

Спор между акционерами Торгового дома "Просвещение" возник, когда выяснилось, что 17 процентов акций одного из них, Константина Гордеева, оказались у Евгения Воронова. Получив, таким образом, контрольный пакет, Воронов, по версии Максима Помазова, стал полновластно распоряжаться фирмой (вторым акционером оставалась Людмила Помазова с ее 42 процентами акций, количество которых после проведенной эмиссии уменьшилось до 12,5 процента).

Кстати, свои акции Гордеев якобы продал всего за полторы тысячи рублей. При том, что чистая прибыль предприятия на начало 2003 года, по информации Помазова, составила 11 миллионов. Не говоря уже об упомянутой недвижимости, имуществе, книгах и прочем, с трудом поддающемся точной оценке.

Максим Помазов (ссылаясь на слова покойной матери) сказал, что Воронов якобы уже распродал почти все, принадлежащее Торговому дому, за долги и готовится ликвидировать предприятие. Он, по сути, обвиняет бывшего партнера матери в воровстве, которое стало возможным благодаря тем самым 17 процентам акций, перешедшим профессору Воронову.

В феврале прошлого года по заявлению Константина Гордеева в Петроградском РУВД появилось уголовное дело, возбужденное по факту хищения у него акций Торгового дома "Просвещение". Но в ходе следствия экспертиза установила подлинность подписей Гордеева на документах, связанных с куплей-продажей акций Евгению Воронову. После проведения еще одной почерковедческой экспертизы, подтвердившей подписи Гордеева, уголовное дело было прекращено. (Позже, в августе, по постановлению прокуратуры его возобновили. В настоящее время дело расследуется Главным следственным управлением.)

Сам Гордеев говорит о том, что никому акции не продавал и не передавал. Так это или не так, мы доподлинно не знаем, тем более что встретиться с нами Константин Эдуардович не решился.

- Впрочем, теперь, после убийства Помазовой, его положению не позавидуешь. Продавал Гордеев акции или нет, в любом случае он - крайний. Из-за них разгорелся сыр-бор, закончившийся конфликтом, а по версии Помазова-младшего, и убийством.

По ложному следу?

Евгений Петрович Воронов абсолютно не производит впечатления человека, причастного к страшному преступлению. Декан факультета, доктор экономических наук, теоретик, решивший реализовать глубокие знания на практике, в бизнесе, одновременно улучшая этим свое материальное состояние - ведь смешные оклады работников высшей школы, даже в профессорском звании, вызывают по меньшей мере недоумение.

По словам Воронова, именно появление задолженности у Торгового дома "Просвещение" в размере 17 миллионов рублей в тот период, когда "на кассе" сидела Людмила Помазова, побудило его исключить ее из игры. То есть сделать так, чтобы Помазова не могла препятствовать его действиям, направленным на прозрачность финансовых операций ЗАО. (Евгений Петрович вспомнил, как Людмилу Помазову за огромную недостачу денег едва ли не с помощью ОМОНа выкидывал с поста руководителя питерского филиала "Просвещения" его гендиректор Кондаков, специально приехавший из Москвы.)

С этой целью Евгений Воронов и договорился с Гордеевым о передаче ему своих акций. С этой же целью проведена эмиссия, после чего Помазова уже ничего не могла решать в делах Торгового дома.

После всего этого Людмиле Тихоновне ничего не оставалось, считает Воронов, кроме как "сломать" Гордеева, чтобы вернуть свой статус-кво в фирме. Что она и сделала. Гордеев заявил в милицию о похищенных у него акциях, а в возбуждении уголовного дела (по факту события) посодействовал адвокат Помазовой - бывший заместитель начальника ГСУ Владимир Брюхов.

Евгений Воронов затруднился предположить, кто мог быть заказчиком убийства Людмилы Помазовой. Он думает, что кто-то, кому Помазова перешла дорогу в бизнесе, воспользовался конфликтной ситуацией между ними, чтобы вывести правоохранительные органы на ложный след.

Но кто? По версии Евгения Петровича, Помазова взяла у кого-то деньги под проценты, чтобы обеспечить ведение своих арбитражных дел и процесса в суде, в котором она была обвиняемой. Все это стоит очень дорого. Наверное, пообещала, что отобьется и вернет деньги...

По нашему мнению, несмотря на логичность рассуждений Максима Помазова, скрупулезно им собранную и систематизированную информацию, слишком уж на поверхности оказывается версия о причастности к убийству Помазовой ее бывшего партнера Евгения Воронова. Так не бывает. Или же преступники, как в шахматах, чрезвычайно умно просчитали ситуацию на несколько ходов вперед.

Как бы то ни было, если в ходе следствия выяснится, что Людмила Помазова реально была в состоянии через арбитражи вернуть свое прежнее положение в Торговом доме "Просвещение", то как раз за это ее и могли заказать. Впрочем, как известно, заказчиков таких преступлений в абсолютном большинстве случаев не находят...

Владимир Дудченко