Полезное /
Теория и практика

29 апреля 2004 15:03

Артуро Перес-Реверте. Тень орла

Артуро Перес-Реверте. Тень орла

Артуро Перес-Реверте. Тень орла: повесть/Перевод с испанского. – М.:  Изд-во Эксмо, 2004. – 128 с.

Сделайте себе подарок к празднику – эту книгу современного испанского писателя, блестящего стилиста, работающего над созданием текста, кажется, лишь ради удовольствия, которое вместе с автором получает и читатель, погружаясь в удивительные приключения не только персонажей, но  и слов. Кстати, в повести есть реальные исторические лица и события, поэтому художественное повествование порой приобретает публицистическую напряженность. И хотя это не оригинальный текст, а перевод, на этот раз нам повезло – это умело сделанный перевод.

Сюжет повести прост: испанский батальон линейного пехотного полка Наполеоновской армии пытается во время войны 1812 года перейти на нашу сторону. Однако в книге так причудливо смешаны эпохи и стили, фарс и трагедия, что события прошлых веков перекликаются с актуальными проблемами современности. История, её творцы лишь средство привлечения внимания читателя, повод для разных трансформаций, в том числе и языковых.  

Ассортимент стилистических приемов, которые использует автор в этой небольшой книге, удивляет. Не столько  разнообразием, сколько своеобразием. Так, популярный в журналистских текстах прием парцелляция (вынесение за точку члена предложения), имитирующий колорит спонтанной устной речи, "подновляется" писателем за счет актуализации разных значений слова в свободных и фразеологически связанных словосочетаниях:

Одно дело – предложить, чтобы кто-то галопом повел конницу на правое крыло, и другое, совершенно другое – узнать, что выбор пал на тебя. Пал выбор, а за ним – и ты. Смертью храбрых.

Многозначное слово и устойчивое словосочетание Перес-Реверте "бросает" в такой контекст, в котором они "играют" оттенками семантики:

...заметил Бутон, человек полный и круглый, как ноль, каковым он в военном отношении и являлся;

И вот теперь мимо нас поэскадронно, как на параде, переправляется русская кавалерия, неотвратимо, неудержимо надвигаясь на многострадальное  правое крыло. Да уж какое там крыло  – крылышко обглоданное;

(Наполеон)... ткнул в сторону равнины указательным и указующим перстом – да-да, тем самым, каким показывал солдатам на сорок веков, которые смотрят на них с вершин пирамид, а Марии Валевской – в несколько иной, разумеется, обстановке – на свою походную койку.

Проходя через всю повесть, этот способ использования многозначного слова не превращается в авторский штамп. Маэстро Реверте постоянно находит новые неожиданные варианты обработки семантически емкой лексической единицы. Например, "подавая" слово в  сильных позициях заглавий и в основном тексте:

(название главы) Обстоятельства маршала Бутона

- Напишите в Париж... Сбодуново вот-вот будет взято, боевой дух высок как никогда. Победа обеспечена... Нет, лучше напишите: "практически" обеспечена. На всякий случай.

- Обстоятельство "практически" здесь, на мой взгляд, лишнее, ваше величество, - вскользь заметил Бутон...

Индивидуально-авторские неологизмы (окказионализмы) "в исполнении" испанского стилиста приобретают  полифункциональность:

они могут быть емким информативным средством номинации: ...нам, то есть набранным в Дании испанцам, то того, по-египетски выражаясь, остопирамидело все это – не передать. – Новое слово не только удивляет необычной формой, но и лаконично напоминает о египетском походе Наполеона и об участии в нем испанцев;  

...и тотчас грянул целый хор "господипомилуй" и "чертменяподери". – Новые слова оформляют интонационный рисунок реплики;

...перевал Песья-Гибель, майор Перекур, полковник Тютелькю, генерал Кан-де-Лябр. – Окказиональное трансформирование имен нарицательных в собственные для создания номинаций, передающих национальный колорит.

Банальная тавтология (контактный повтор однокоренных слов), алогичность  преображаются в  уникальные образные  средства:

...но что было – то было, а из были  небылицу сделать не получится, хоть лопни;  

Под шумок – если можно так назвать гром и грохот сражения –  второй батальон 326-го полка с боем и развернутым знаменем переходил на сторону противника.

Даже военный термин  получает в повести эмоциональную  интерпретацию:

...в пороховом дыму русские бомбы рвутся теперь с пугающей частотой, именуемой беглым огнем.

Мастерски обработанное слово становится у Переса-Реверте источником новой информации – эстетической, интеллектуальной, эмоциональной.

Светлана Сметанина, доктор филологических наук (СПбГУ, факультет журналистики)


Другие материалы рубрики "Теория и практика"