Медиановости

7 мая 2004 12:21

Александр Полесицкий: Не думал, что когда-нибудь переберусь в Москву

Вряд ли этот студент юрфака ЛГУ, получая диплом о высшем образовании в 1982 году, думал о том, что когда-нибудь станет руководить крупнейшей радиостанцией России. Однако судьба и время сложились для Александра Полесицкого именно так, что вот уже четвертый год он трудится генеральным директором радиостанции "Европа плюс". Причем трудится в Москве, пополнив собою и без того внушительный список выходцев из северной столицы в медиасфере.

А до этого были годы начала юридической карьеры на различных предприятиях Ленинграда. Затем Александр возглавил внешнеэкономическую службу Ленинградского комитета по телевидению и радио. Именно он участвовал в создании и первой коммерческой радиостанции "Европа плюс", а в 1997 году возглавил ее петербургское отделение.

Есть у Александра Моисеевича одна, но пламенная страсть - кинематограф. Он по совместительству - председатель и организатор Петербургского объединения киноклубов. Именно ему мы обязаны ежегодным проведением фестивалей нового финского кино и приездом в Петербург звезд первой величины - Катрин Денев, Жерара Депардье, Романа Поланского.

Мы встретились в Доме кино на очередной премьере. Дело было незадолго до думских выборов, и поэтому естественно, что наш разговор начался с политики...

- Скажи, радиостанция "Европа плюс" по-прежнему аполитичное радио?

- Скажем так. У тех людей, которые делают наше радио, есть определенные политические взгляды, но непосредственно мы политикой не занимаемся. Даже если нам предложат вариант скрытой информационной поддержки той или иной партии или движения, то мы этим заниматься не будем. Тем более за деньги. Людям, которые нам симпатичны, можно немного помочь, но для остального есть рекламные блоки. У нас в эфире есть программа "Большие люди", в которой наши слушатели встречаются с подобными политическими VIPами. Но персоналии мы подбираем по своему желанию и своим симпатиям. Если же мы предоставим слово в эфире Чубайсу, то мы должны будем предоставить слово и его оппонентам. В свое время, об этом я говорю открыто, мы поддерживали ельцинский политический курс...

- А сейчас?

- Мы это не декларируем, но поддерживаем курс Владимира Путина, потому что это - конкретный человек. Ведь он поддерживал нашу радиостанцию в самом начале ее работы, и в принципе с ним сейчас сохраняются вполне нормальные контакты.

- Ты входишь как руководитель радиостанции в Индустриальный комитет. Как обстоят дела с новым законом о СМИ?

- Cобытия вокруг "Норд-Оста" подтолкнули медиасообщество к разработке нового закона. Он разработан и находится в стадии согласования во властных структурах. Он достаточно демократичен и оставляет возможности для рассмотрения любых споров в судебном порядке, в том числе и с органами власти. Из нового варианта ушло много декларативных норм, связанных с первоначальным этапом демократического становления отечественных СМИ. В частности, все, что касается прав редакционных коллективов. Это закон, направленный на защиту собственности.

- Это - западная модель отношений в медиасфере?

- Так принято повсюду. Надо понимать, что везде и всегда в нынешних условиях, в том числе и в сфере СМИ, есть хозяин. Сегодня невозможна ситуация, когда жизнью редакции управляет не тот, кто владеет. Представить не могу, что коллектив "Европы плюс" мне говорит, например: "Мы хотим передавать в эфир только индийские песни!" На это собственник имеет полное право сказать: "Ребята, не валяйте дурака! Это мой бизнес, и он построен совсем на другом. А если вы не можете реализовать мои установки, то я вас просто-напросто поменяю на других квалифицированных работников". Тот, кто вкладывал деньги в газету или телеканал, вправе определять: какое телевидение или какое издание он хочет в итоге получить. В противном случае ни один нормальный человек инвестировать в медиасферу не захочет.

- То есть журналистика как профессия, связанная с информацией, все больше и больше напоминает бизнес?

- Во всем мире сфера СМИ - это сфера бизнеса. С учетом ее возможностей информационного воздействия она является и инструментом влияния. Мне смешно слушать все эти дискуссии относительно судьбы НТВ или ТВС в Москве или постоянные дискуссии вокруг ТРК "Петербург", потому что не знаю примера закрытия УСПЕШНОЙ компании в России. У каждого из этих субъектов вещания были свои экономические проблемы. У ТВС, например, были долги, потому что они набрали денег и установили такие зарплаты, которые лучше вообще не озвучивать тем, кто борется за правду. Надо жить по средствам. Есть противоположный пример - СТС, который постепенно набирал обороты и становился все амбициозней и амбициозней. А если начинать с амбиций, не имея бизнес-плана, то все может кончится крахом. Как, собственно, и случилось с ТВС.

- Сегодня модно говорить об экспансии московских радиостанций в петербургский эфир...

- Эта экспансия связана с профессионализмом в области медиабизнеса. А точнее - в сфере менеджмента. Топ-менеджеры московских успешных радиостанций хорошо изучили мировой опыт, они знают, что происходит в радиосфере. Ведь идей не так уж и много. Главное: нужные позаимствовать и вовремя применить. Телевидение же требует больше денег. Радио более рентабельно.

- Наступит ли когда-нибудь предел насыщения эфира музыкальными радиостанциями? По-моему, нынче явно ощущается потребность в другом формате вещания...

- Абсолютно точно. C одной стороны, у нас уже много информационно-музыкальных станций. С другой, может появиться еще с десяток новых, но они должны быть другими. Бессмысленно делать похожие друг на друга радиостанции. В эфире есть ниша для хорошего ток-радио, которое бы передавало не только музыку. Но для этого нужны специально подготовленные кадры.

- Тебя не смущает сплошное засилье в эфире диджеевской манеры общения со слушателями, когда практически звучит голос улицы из радиоприемника?

- Диджеи были кумирами первых лет строительства нового музыкального радио. Тогда и возникло понятие FM-формата. Позже их стиль унифицировался. Сегодня роль диджея служебная. И сейчас ожидать от него откровений бессмысленно. Сегодня он такой же элемент эфира, как песня, как джингл. Их время - как время властителей дум - прошло. Теперь в эфире стали появляться шоу.

- Особенно с Романом Трахтенбергом...

- Оно, кстати, пользовалось большой популярностью. Но в будущем роль ведущего изменится, потому что слушателям будет необходим собеседник, который сможет держать эфир на протяжении нескольких часов не за счет песен, а за счет собственной личности.

- Это возможно?

- В Москве есть радиостанция "Серебряный дождь", на которой трудились такие ведущие, как Владимир Соловьев и Александр Гордон. Они могли держать свою аудиторию. Есть еще и попытки группы "Проф-медиа" создать радио On-line в таком же стиле. Люди хотят общения в эфире.

Они хотят говорить о своих проблемах.

- На твой взгляд, может ли стать сегодня таким ведущим тот, кто учится журналистике?

- Нынешняя профессиональная подготовка в сфере журналистики дает возможность человеку стать ведущим информационной программы и делать хорошие новости. Что касается диджея, то вряд ли его научат этому ремеслу на факультете журналистики. Ему не эрудиция нужна и не специальное образование. Это должен быть человек определенного склада личности, умеющий вести диалог. Факультет журналистики может вполне научить его правильно говорить по-русски, потому что для многих нынешних ведущих в электронных СМИ - это большая проблема.

- То есть ты смотришь на будущее FM-формата с оптимизмом?

- Своей радиостанции - да. Правда, не знаю, всегда ли "Европа-плюс" будет занимать первые строчки в рейтингах.

- Государственное радио может составить конкуренцию коммерческим радиостанциям?

- В принципе государство не должно составлять конкуренцию частному сектору вещания. Оно должно появляться в качестве вещателя там, где нужно выполнять социальные задачи. То есть в тех сферах, где нельзя заработать: вещание для детей, культурно-просветительные циклы и программы, спорт. В этом смысле телеканал "Культура" - идеальный пример государственного подхода. Когда же мы говорим об индустрии развлечений, то здесь государство не должно быть конкурентом. Дело государства - налоги с этой сферы собирать. Кстати, в нашем проекте закона о СМИ зафиксированы некоторые ограничения на вмешательство государства в медиасферу.

- У тебя есть то, что называют жизненным девизом?

- Девиза нет, но есть некоторая уверенность в собственной судьбе. Что-то вроде фатализма. Должно все удаться. Вроде бы нет никаких видимых причин, чтобы все поворачивалось плохо.

- Как ты относишься к тому, что тебя называют "медиамагнатом"?

- Я - не медиамагнат.

- А кто же?

- Хороший профессиональный наемный топ-менеджер. Честно говоря, в советское время, когда учился на юриста, я и представить себе не мог, что в Болгарию когда-нибудь съезжу, не то что буду трудиться во главе такой мощной организации. Или буду ездить во Францию по делам. Почти как у Жванецкого: в Париж по делу срочно. Да и когда в Питере работал, не думал, что когда-нибудь переберусь в Москву. Поначалу к этой идее отнесся настороженно. Но потом подумал: "Нет. Возраст пока позволяет". Поэтому и решился.

Беседовал Сергей Ильченко

0 Последние комментарии / остальные комментарии

К этому материалу еще нет комментариев




Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.