Медиановости

3 июня 2004 14:18

Парфенонсенс

Поздно вечером во вторник гендиректор НТВ Николай Сенкевич уволил автора и ведущего программы "Намедни" Леонида Парфенова со следующей официальной мотивировкой: "В связи с нарушением трудового договора, допущенным Л. Парфеновым, обязывающего его поддерживать политику руководства телекомпании". Фактически же журналист уволен за то, что рассказал Ъ о том, как решением руководства канала из воскресной программы "Намедни" было снято интервью со вдовой Зелимхана Яндарбиева Маликой (см. Ъ от 31 мая). Обозреватель Ъ АРИНА БОРОДИНА отправилась в "Останкино", чтобы посмотреть, что происходило на НТВ после объявления об увольнении Леонида Парфенова.

Неожиданно в пустынном коридоре послышался голос Леонида Парфенова, явно с эфира, он что-то говорит про Катар. Оказалось, что в монтажной рядом с приемной ведущего "Намедни" была открыта дверь. Там сидел человек из его бригады и зачем-то отсматривал тот самый сюжет со вдовой Зелимхана Яндарбиева Маликой, из-за которого, по сути, и уволили Леонида Парфенова.

Сюжет короткий. Малика в кадре, ее голова покрыта черным покрывлом-некабом, и видны только совсем небольшие прорези для глаз, в которых и глаз-то не видно. Говорит тихо и совсем немного – о том, кто и как помог ей и детям после смерти мужа. Вроде бы никакой крамолы. Пока шел сюжет, в комнату заходят еще два корреспондента, обсуждают, что нужно в углу кадра поставить логотип НТВ. Я спросила: "А вы зачем его снова отсматриваете – переписываете на память?" – "А вы откуда?" – недоверчиво спрашивают меня в ответ. Отвечаю, что из Ъ. Корреспонденты вздыхают, говорят, что сюжет-то был так себе, обычный, и объясняют, что его сейчас, пока есть время, просто нужно переписать на другую кассету. Рабочий момент.

Тем временем в центре единственного на весь телецентр "Останкино" кафе на первом этаже сидит компания молодых людей – более десяти человек. Все грустные. Это бригада "Намедни". Не все лица узнаваемы, из корреспондентов почему-то особенно печально выглядит Юлия Варенцова. Доносится обрывок фразы одного из редакторов программы Николая Картозия, который с иронической усмешкой обращается к корреспонденту "Намедни" Андрею Шилову: "Ой, не знаю, Андрюха, что ты будешь делать, в "Личный вклад"-то (еженедельная субботняя программа Александра Герасимова.– Ъ) тебя точно не возьмут..." Из останкинского коридора видно, что на улице у 17-го подъезда, через который обычно проходят съемочные группы НТВ, толпятся съемочные группы с телекамерами, одна из них "Би-Би-Си". Обозреватель НТВ, один из тех, кого принято считать лицом "Намедни", Павел Лобков дает интервью в окружении журналистов. Потом к ним спускается и Леонид Парфенов, а через некоторое время возвращается к себе наверх.

В комнатах "Намедни" появляется хмурый и небритый обозреватель Андрей Лошак, чуть позже пришел к Леониду Парфенову Алексей Пивоваров – сказал, что совещание, назначенное Александром Герасимовым о судьбе программы "Страна и мир" (Леонид Парфенов был руководителем этого проекта), решили перенести на неделю. В коридоре у кабинета господина Парфенова стояло человек десять его корреспондентов. Но никто ничего не обсуждал. Все молчали.

А в это время на восьмом этаже, где располагается вся информационная служба и руководство НТВ, было пусто и тихо. С 12.00 там шло совещание. В кабинете Николая Сенкевича находились его заместитель Александр Герасимов и главный продюсер НТВ Кирилл Набутов. Заседали больше трех часов. На какое-то мгновение в приемной мелькнул господин Набутов и тут же вновь исчез за дверью кабинета гендиректора.

Секретарь господина Сенкевича категорически заявляла, что ее шефу некогда общаться с прессой, поскольку он очень занят. Шансов получить комментарий практически не было. Но вдруг в тот момент, когда в кабинет к гендиректору собирались пригласить съемочную группу НТВ для записи интервью для программы "Сегодня", сам господин Сенкевич на минуту вышел в свою приемную. Я, воспользовавшись ситуацией, несмотря на активный протест секретаря и ее возмущенный возглас: "Ну я же вас предупреждала, что Николай Юрьевич очень занят!" – ринулась к господину Сенкевичу с просьбой прокомментировать сложившуюся ситуацию вокруг "Намедни" и увольнения Леонида Парфенова. Николай Сенкевич выглядел очень усталым и взволнованным. Он молчал несколько минут, а затем все-таки пригласил меня в свой кабинет.

"Им хотелось, чтобы я сорвался"

Сразу после того, как ЛЕОНИД Ъ-ПАРФЕНОВ получил приказ об увольнении с НТВ, он рассказал обозревателю Ъ АРИНЕ БОРОДИНОЙ, как и за что его уволили.

- Если бы вы знали, чем закончится для вас история с этим сюжетом, вы передали бы Ъ распоряжение Александра Герасимова и предали бы огласке решение руководства НТВ запретить сюжет с интервью с Маликой Яндарбиевой?

– А какие могут быть другие решения? Я таковых не вижу.

– Официальной причиной увольнения стало то, что вы нарушили корпоративную этику, предав огласке внутренний документ...

– По-моему, главным нарушением всех мыслимых этик в СМИ является невыполнение журналистского долга. Кроме того, руководство не говорило, что это внутренний документ, а, бахвалясь, предлагало: "Вали все на меня". Я говорил, что не приму на себя этот позор, потому что нельзя добиваться эксклюзива, над которым работала вся команда, о котором знают многие, а потом не выдавать его в эфир. Вот и все.

– А не получилось так, что вы этим поступком просто провоцировали ситуацию, понимая, что вы неприкосновенны, и не рассчитывали на то, что Николай Сенкевич мог вас уволить?

– Я не провоцировал. Может, это им хотелось, чтобы я сорвался. Потому что недовольство мной было всегда, а в последнее время особенно сильно. Ну, придрались бы к другому: к тому, как в "Намедни" освещалась инаугурация или послание Федеральному собранию. Или еще чего-то...

– А вы считаете, что решение уволить вас принимал лично господин Сенкевича или Кремль?

– Если бы это было его личным решением, Сенкевич давно бы его принял. Ему, конечно, нужна была чья-то санкция.

– А как он вам объявил, что вы уволены с НТВ?

– Он меня вызвал в 21.00 во вторник. Я пришел. Он сидел в темных очках. Содержательная часть разговора заключалась в одном вопросе. Генеральный директор телекомпании НТВ спросил: "Это что за х...ня?!"

– А вы что в ответ?

– Я сказал: можешь спросить, открыв дверь напротив – в смысле в кабинет Герасимова. Весь разговор длился минуту, и в конце он сказал: "Ты уволен". Да, еще он указал про эти пункты в договоре о несанкционированных интервью, а к сегодняшнему дню я дал их примерно 185.

– А ваши личные разногласия с Александром Герасимовым, с которым вы работали фактически на одной поляне, сыграли свою роль при увольнении?

– Конечно. Ведь Герасимов одновременно был и как бы начальником, и конкурентом. Это конфликт интересов, выражаясь нынешним языком. При этом еще его программа беззастенчиво передирала темы, стилистику, подачу и даже рубрики. Понимаете, перед "Мальборо" выходит "Мальборо-лайтс". Ну, их "Мальборо-лайтс" устраивает. А красное "Мальборо" раздражает.

– Вам вменяют в вину, что вы не поддерживали линию руководства телекомпании?

– За полтора года нынешнего руководства я не участвовал ни в одном разговоре о линии компании. И что это вообще в их понимании? Как живет и должно жить НТВ? Вот мы здесь жили, в этих трех комнатках, так более или менее окуклившись, и выпускали продукт, который был востребован зрителем. Понимаете, ведь руководство телекомпании должно не только ЦУ раздавать. Какая функция у заместителя гендиректора по информации? Он сидит у теплой батареи в Москве, а съемочная группа где-то должна там пыль глотать, привозить эксклюзивные интервью, и он, не предоставивший ничего, не добывающий для нас или для кого-то еще какую-то информацию, он сидит и просто говорит: "Нет, это не пойдет". Я и при советской власти работал в разных типах СМИ, но такие руководители даже тогда были редкостью. Руководителем СМИ должен быть человек, который определяет некую эфирную политику, который добивается каких-то возможностей, каких-то преференций для телекомпании.

– У нас есть примеры таких руководителей: на ВГТРК – Олег Добродеев и на "Первом канале" – Константин Эрнст. Но разве это что-то меняет?

– Понимаете, если Олег, работая на НТВ, что-то убирал из эфира, так он ведь и приносил много, и предлагал, и обеспечивал информацией. А в "Намедни" мы все сами делали, а к нам потом приходил кто-то и говорил, что это все не годится, потому что он начальник, а мы дураки.

– А вы приказ с такой странной формулировкой не будете оспаривать?

– Ну что я, Анастасия Волочкова, что ли? У меня же главный вопрос – выход или невыход программы в эфир. Что же, вечно судиться в Савеловском межмуниципальном суде?

– Вы сказали, что интервью госпожи Яндарбиевой откладывалось. Насколько мне известно, вас попросил об этом пресс-секретарь президента Алексей Громов, и говорят, что вся история с оглаской на запрет этого сюжета на НТВ вызвала в Кремле возмущение?

– Я точно об этом не знаю. Но в принципе да, вся идеология у нас и особенно телевидение, конечно, зависят от Кремля.

– А можно было бы совсем не выходить с программой, если ваш сюжет запретили или самому сказать об этом в эфире "Намедни"?

– Это было бы какое-то эфирное хулиганство. Передача должна идти как передача. Ее глупо прерывать заявлениями о самих себе. Таковы законы жанра.

– Какова будет судьба корреспондентов "Намедни"?

– Мне трудно сейчас что-либо сказать, я не очень представляю свои возможности. Я сказал им, что какое-то время хочу передохнуть, потом я всем дам знать, что собираюсь делать. Может быть, в том, что я буду делать, будет какая-то возможность и для них.

– Вы уже не в первый раз уходите с НТВ. Не получится ли так, что осенью вы вернетесь вновь?

– Ну это уже совсем фантастический вариант.

– Что вы думаете делать дальше?

– Я 18 лет проработал в этом здании, десять с половиной лет на НТВ. Что-то одно кончилось, другое должно начаться. Я должен об этом подумать. Все это, наверное, не очень красиво и не очень ровная линия пути. "У прохожих на виду" мы пытаемся реализовывать свои идеи, делать телевидение. Увы, получается мучительно...

– Но госканалы в качестве места работы для вас могут быть возможны?

– Я думаю, что в общественно-политическом вещании я им не подхожу. Куда я, такой чертополох, на их земляничные поляны?

– А с господином Сенкевичем вы будете еще что-то обсуждать?

– Думаю, что я с ним больше ничего никогда обсуждать не буду.

"Поводов уволить Парфенова было очень много"

Генеральный директор НТВ НИКОЛАЙ СЕНКЕВИЧ заявил обозревателю Ъ АРИНЕ Ъ-БОРОДИНОЙ, что решение уволить Леонида Парфенова он принял сам, а не по указанию из Кремля.

– Вы с кем-то советовались, принимая решение об увольнении Леонида Парфенова?

– Нет. Разве что внутри, в коллективе своем.

– То есть из Кремля вам не звонили, или, может, вы с кем-то там советовались?

– Нет, ни с кем. Это мое решение.

– Насколько мне известно, запрет на выход интервью с Маликой Яндарбиевой на самом деле исходил от пресс-секретаря президента Алексея Громова...

– Мы рассматриваем два разных вопроса: с сюжетом и с увольнением. Леонид Геннадьевич уволен не за то, что не вышел сюжет, а за то, что последовало после этого. Я солидарен с решением, которое принял в отношении сюжета Герасимов. Я неоднократно говорил, что пока идет сложный процесс в Катаре, мы работаем по факту. Там очень сложная обстановка, там два наших парня, и как что может быть там воспринято, неизвестно.

– А это не было лишь поводом для того, чтобы избавиться от давней проблемы, связанной с программой Леонида Парфенова?

– Поводов уволить Парфенова было очень много. Но я этого не делал. И в моем ежедневнике не стояло: вторник, 20.00 – увольнение Парфенова.

– Принимая решение закрыть "Намедни" и уволить господина Парфенова, вы отдавали себе отчет, что лишаете канал одного из самых рейтинговых телепроектов, который приносит каналу большой рекламный доход?

– Решение было для меня очень трудным. И все, что вы сейчас говорите, все проблемы, которые вы обозначили, соответствуют действительности. Но другого решения в данной ситуации просто не было. Если говорить о бизнес-составляющей, то основу любого бизнеса составляет как раз корпоративная этика, дисциплина и командность.

– А что переполнило чашу вашего терпения? Публикация копии приказа в Ъ?

– Я считаю, что внутренние документы компании не могут быть предметом внешнего рассмотрения и публикования. Аналогичное решение приняли бы в любой компании и любой руководитель. Я осознаю, что Парфенов талантливый, один из самых талантливых. Но никакой размер таланта не дает права на нарушение корпоративной этики. Тем более что это не в первый раз. Знаете, как говорится в христианской заповеди: "Ударили по щеке – подставь другую". У меня просто не осталось места, которое я мог бы подставить.

– Какой проект теперь займет место "Намедни"?

– Сначала будет кино, потом уходим в отпуск. К сентябрю что-нибудь придумаем.

– "Личный вклад" Александра Герасимова может занять место Парфенова в эфире?

– Я не вижу в этом никакой целесообразности.

– Судьба "Страны и мира" уже давно была под вопросом. Увольнение Леонида Парфенова упростит задачу закрыть этот проект?

– Программа "Страна и мир" является новым и противоречивым форматом. Программа в первую очередь ориентирована на крупный мегаполис, Москву. Что касается всей России, то там у нее есть проблемы как у новостной программы. Этими проблемами сейчас будут заниматься маркетологи, социологи. Планов любыми средствами задушить программу нет.

– Ваш главный акционер, глава "Газпрома" Алексей Миллер, интересовался подробностями происшедшего?

– Я просто снял трубку и проинформировал Алексея Борисовича. Он принял к сведению мою информацию.

– Возвращение "Намедни" на НТВ возможно?

– Работая в мире телевидения уже почти полтора года, ничего не исключаю. Но никто ничего не оговаривал. Есть приказ об увольнении, и давайте решать вопросы по мере поступления.

Как Леонид Парфенов уходил с НТВ

Впервые Леонид Парфенов заявил об уходе с НТВ в разгар конфликта вокруг перехода телеканала в собственность "Газпром-медиа". В ночь на 6 апреля 2001 года господин Парфенов в прямом эфире программы "Антропология" сообщил, что покидает НТВ, а 7 апреля опубликовал в Ъ открытое письмо гендиректору канала Евгению Киселеву, где раскритиковал его действия и подтвердил решение об увольнении: "Считай это заявлением об уходе, формальную бумагу пришлю по факсу. На телевидении мне уходить некуда: ухожу в никуда". После смены власти на НТВ 14 апреля Леонид Парфенов продолжил работу на телеканале.

6 февраля 2003 года в интервью "Эху Москвы" Леонид Парфенов объявил о прекращении выхода "Намедни" и уходе в отпуск на три месяца с 10 февраля. Решение ведущего стало следствием смены руководства НТВ: 22 января и. о. гендиректора канала был назначен доктор медицинских наук Николай Сенкевич, его замом стал телепродюсер Алексей Земский. Правление НТВ, включая господина Парфенова, выразило новым менеджерам недоверие "по причине их некомпетентности". 4 февраля Леонид Парфенов обсудил ситуацию с главой "Газпрома" Алексеем Миллером, после чего сообщил об уходе в отпуск. СМИ расценили этот шаг как фактический уход Леонида Парфенова с телеканала. Но 18 мая программа "Намедни" вернулась в эфир.

16 ноября 2003 года по указанию гендиректора НТВ Николая Сенкевича снят с эфира уже проанонсированный сюжет программы Леонида Парфенова "Намедни", посвященный выходу книги журналистки Елены Трегубовой "Байки кремлевского диггера". Господин Парфенов публично выразил недовольство решением гендиректора. Некоторые СМИ вновь заговорили о возможном увольнении ведущего, но ни он сам, ни руководители НТВ и "Газпром-медиа" подобных заявлений не делали.

Михаил Сеславинский готов поддержать Леонида Парфенова материально

Руководитель Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям Михаил Сеславинский не исключает, что в будущем его ведомство сможет поддержать проекты телеведущего Леонида Парфенова специальными грантами. "Понятно, что талантливый журналист, много сделавший для развития независимого отечественного телевидения, не должен быть потерян",– сказал господин Сеславинский после встречи с господином Парфеновым, состоявшейся в среду вечером. При этом глава федерального агентства обратил внимание на то, что "значительную часть работы Парфенова составлял не только непосредственно телеэфир, но и работа по созданию других телевизионных программ и телевизионных фильмов". "Пока еще трудно говорить что-то определенное, но думаю, что это направление работы Леонида в случае необходимости может быть поддержано агентством в форме выделения финансовых грантов. Хотя, конечно же, это не значит, что это единственный вариант возможной деятельности Парфенова на телевизионном рынке",– подчеркнул Михаил Сеславинский. В то же время комментировать увольнение автора программы "Намедни" господин Сеславинский не стал, заявив, что "нет особого смысла комментировать уже свершившееся решение". "Что произошло, то произошло",– резюмировал он.

"Интерфакс"

""Намедни" можно заменить хорошим блокбастером"

По данным Ъ, минута рекламы в программе "Намедни" стоила $12-13 тыс. Столь высокая стоимость (для сравнения: цена рекламной минуты в выходящей субботним вечером программе "Личный вклад" примерно в два раза ниже) объяснялась очень высоким рейтингом передачи: на протяжении последнего времени "Намедни" неоднократно выходила в лидеры воскресного эфира. Продолжительность "Намедни" – полтора-два часа. Обычно зрители "Намедни" смотрели рекламные ролики в течение примерно 15 минут. Таким образом, каждая передача приносила каналу не менее $200 тыс. При этом опрошенные Ъ эксперты говорят, что сумма сборов могла достигать и $300 тыс. за один эфир: у "Намедни" сформировался круг рекламодателей, которые предпочитали размещаться именно в этой передаче и готовы были платить за это право дополнительно. Таким образом, ежегодно "Намедни" приносили НТВ порядка $10-15 млн. Это 5-7,5% всех рекламных поступлений канала: по экспертным оценкам, в прошлом году телеканал НТВ заработал на рекламе около $200 млн.

Тем не менее участники рекламного рынка считают, что уход Леонида Парфенова не приведет к потере каналом тех рекламных поступлений, которые обеспечивал ему господин Парфенов. ""Намедни" была лицом НТВ с точки зрения имиджа,– говорит гендиректор группы компаний "Видео Интернешнл" Сергей Васильев.– Однако с точки зрения бизнеса эта потеря вполне восполнима: программу такого уровня можно заменить хорошим блокбастером и таким образом удержать рекламодателей в нужном тайм-слоте. Подобрать 50 блокбастеров в год – по числу выходов "Намедни" – задача непростая, но решаемая".

В воскресенье из программы НТВ "Намедни" по письменному распоряжению заместителя гендиректора канала Александра Герасимова был снят с эфира на европейскую часть страны вышедший днем в прямом эфире на Дальний Восток, Сибирь и Урал сюжет журналистки Елены Самойловой "Выйти замуж за Зелимхана", в основе которого – интервью с вдовой одного из лидеров чеченских сепаратистов, Зелимхана Яндарбиева, Маликой. Автор и ведущий "Намедни" Леонид Парфенов заявил Ъ, что господин Герасимов запретил показ сюжета по просьбе представителей спецслужб. Ведущий потребовал письменного распоряжения о снятии сюжета, которое Ъ опубликовал в понедельник. После этого господин Герасимов заявил, что передача в прессу внутреннего документа телекомпании является "недопустимым нарушением корпоративной этики". Леонид Парфенов, работавший на канале со дня его основания, более десяти лет, судя по всему, уходит с НТВ окончательно. А "Намедни", самая рейтинговая общественно-политическая итоговая программа, больше в эфир не выйдет.

На девятом этаже "Останкина" сразу бросилось в глаза, что таблички на дверях трех комнат, в которых располагается "Намедни", перевернуты вверх ногами – видимо, в знак протеста. В комнатах почти никого. Секретарь Леонида Парфенова Наташа очень переживает. У нее разрывается телефон, все хотят получить комментарии по поводу увольнения господина Парфенова, а она жалуется: "Ну как же так может быть?! Уволить такого журналиста! Вы посмотрите, уже с утра закрыли наш сайт, закрыли форум "Намедни", и даже ссылки нет на программу "Намедни" на сайте НТВ, а информацию об увольнении Леонида из новостей сайта уже убрали. И все это сделали мгновенно".

АРИНА Ъ-БОРОДИНА, ТИМУР Ъ-БОРДЮГ, КОНСТАНТИН Ъ-ВОРОНЦОВ