Медиановости

15 июня 2004 13:10

Любви не просят

Отлучен от эфира и даже уволен известный тележурналист Леонид Парфенов. Теперь можно свободно распоряжаться воскресным вечером, не опасаясь выглядеть в понедельник неудачником из-за того, что не видел классного сюжета в "Намедни" и не можешь поддержать разговор.

Несмотря на то, что Парфенов давно ходил по острию ножа (в телевизионном пространстве только автор "Намедни" вещал о верховной власти без придыхания, в свойственной одному ему светской, ироничной манере), казалось, он и вправду небожитель и ему все сойдет с рук, поскольку за ним и личный авторитет, и безумная популярность, и рейтинг. Один из создателей нового типа телеинформации в России, особого энтэвэшного стиля, мастер саспенса, стильный и блестящий высокооплачиваемый ведущий в одночасье остался без работы.

А судьи кто?

Парфенова уволил Сенкевич. Николай Сенкевич руководит каналом НТВ в течение полутора лет. В телевизионный мир он вошел "с улицы", но по высокой протекции сразу на руководящую должность одного из лучших каналов страны.

Журналистским корпусом НТВ он был встречен настороженно, а некоторыми, в том числе и Леонидом Парфеновым, почти враждебно. Парфенов не скрывал, что ему трудно подчиняться человеку, который не имеет никаких творческих или менеджерских заслуг в телевидении, который плохо представляет себе телевизионные технологии и суть телевизионной работы. Такое удивительное дело - телевидение, что им тут и там руководят несостоявшиеся юристы, врачи и преподаватели лечебной физкультуры.

У Николая Сенкевича было одно несомненное достоинство - знаменитая в телевизионном мире фамилия. Его отец, Юрий Сенкевич, посвятил телевидению всю жизнь, был профессионалом и романтиком, в начальство не стремился, врагов не нажил и оставил о себе добрую память. В начале телевизионной карьеры сына отец скончался. Люди у нас сентиментальные; отношение к Сенкевичу-младшему смягчилось. Его даже назначили телевизионным академиком, правда, в отличие от других академиков, с красноречивой формулировкой: "на тот период, пока он является генеральным директором НТВ".

Рейтинги НТВ падали, новые проекты появлялись редко. Но на телевидении так много текущей работы, так много разного рода согласований, что любому начальству кажется, будто оно с утра до вечера занято очень ответственным делом. К новому директору стали относиться всерьез, ходить "советоваться". Только Парфенов и его команда существовали почти автономно, при этом делали самое качественное телевидение в стране. Сотрудничать руководству с заносчивым, амбициозным Парфеновым было нелегко. Изменения в содержание эфира он вводил неохотно, не считал нужным выдавать за свои чужие волюнтаристские решения (снятие с эфира сюжета о книге Елены Трегубовой "Байки Кремлевского диггера"). Ситуация с обнародованием служебных документов о запрете на выход в эфир интервью с вдовой Яндарбиева вывела Сенкевича из себя, и он уволил Парфенова.

Больше оптимизма?

В прямом эфире "Эха Москвы" Сенкевич заметно волновался, и журналистка помогала ему формулировать ответы. Гендиректор НТВ отметил, что руководство высоко оценивало Леонида Геннадьевича и всегда шло ему навстречу во всем, в том числе и в личных просьбах. "Но любовь должна быть взаимной", - добавил он.

Это меня насторожило. Топ-менеджер нанимает на работу штучного специалиста, допускаю, что с ужасным характером (а какие характеры у знаменитостей?), который приносит ему внушительный доход и всероссийскую славу. Чего же требует главный администратор от звездного телеведущего? Более качественного видеоряда и текста? Более высоких рейтингов? Нет. Любви.

Но ведь задачи господина Сенкевича как руководителя сложного творческого коллектива состоят в том, чтобы разработать стратегию предприятия, дать подчиненным долговременное видение проекта, поделиться релевантным опытом и знаниями, создать функционирующую команду, выявить потенциал сотрудников. Его работа - улаживать конфликты, заботиться о климате в коллективе, создавать творцам комфортные условия для работы, но не ради любви - ради бизнеса, за который ты головой отвечаешь перед акционерами.

Вернемся к радиоинтервью. Журналистка приводит пример непростых отношений Любимов - Высоцкий.

Высоцкий жестоко подводил Любимова и труппу Таганки, но в интересах дела Любимов ставил новые спектакли на Высоцкого, несмотря на то, что по-человечески имел право с ним расстаться. Сенкевич монотонно комментирует, что "там - другое дело". И, правда, могут ли пороки Высоцкого сравниться с нелюбовью Парфенова к начальству?

Сенкевич нетвердо отвечает на прямо поставленные вопросы. Должна ли информация быть достоверной? Нужно ли сообщать об убийстве президента Чечни в день всенародного праздника 9 мая? (эфир "Намедни" пришелся на этот день). Сенкевич отвечает что-то в том смысле, что президент Чечни был уважаемым человеком и верным сыном своего народа. Еще вопрос: нужно ли показывать пожар Манежа в прямом эфире (опять эфир программы "Намедни")? Сенкевич отвечает, что Манеж - памятник архитектуры... Просто плакать хочется. К такому человеку, энциклопедии штампов, Парфенов должен был ходить за рекомендациями да еще "любить" его.

В конце эфира Сенкевич, наконец, высказал собственные соображения по поводу новостей: новости должны быть радостные, например, "показать женщину, которая родила богатыря в 4,5 кг". Возможно, гендиректор НТВ смотрел не все эфиры Парфенова, но оптимистичной информации там было немало. В заключение гость редакции посоветовал не выносить сор из избы, так как у него есть "документы" на всех сотрудников НТВ.

Говорят, спецслужбы узнают больше всего информации о человеке от самого человека. До этого интервью я ничего не знала о Николае Сенкевиче и допускала, что у него могут быть неплохие общие менеджерские навыки, приобретенные, например, на работе за рубежом. Все оказалось проще - счастливые знакомства, удачный поворот судьбы. Оказалось, что культура межличностных отношений и способность принимать системные решения не так важны для карьеры руководителя ТВ.

Миссия не завершена

Полагаю, что конфликт с Сенкевичем мог быть преодолен. Принципиальным для Парфенова стал конфликт с Александром Герасимовым. Ситуация с light "Намедни" ("Личным вкладом") и "Намедни" давно казалась странной. На актуальное событие получали аккредитацию две бригады журналистов НТВ, вывозилось два комплекта съемочной техники. Программа Герасимова выходит в субботу, и зрителям было очевидно, что Парфенов вынужден отказываться от выигрышных тем, которые накануне осветил Герасимов. По утверждению Парфенова, "Личный вклад" паразитировал на "Намедни", перенял стилистику, переманивал людей, заимствовал идеи и названия рубрик. Парфенов был поставлен в невыносимые условия недобросовестной конкуренции - он должен был конкурировать со своим начальником.

Любимый прием телевизионных начальников в случае расправы с неугодными - сокращение штатов. Поскольку никто из сотрудников "Намедни" не уволен, в компании, судя по всему, сократили одну должность - "ведущий телепрограммы". По закону, Парфенову были обязаны предоставить все имеющиеся вакансии, а они на НТВ есть, в том числе и редакторские. Но даже если юридические службы готовились к его увольнению и сократили заранее все гуманитарные ставки, Парфенову должны были предложить рабочие вакансии. Очевидно, это сделано не было.

Аналитики пытаются подсчитать убытки, которые потерпело НТВ в связи с закрытием программы "Намедни". Называют цифры в десятки миллионов долларов в год. История с Парфеновым приводит к окончательным выводам, что телевидение перестало быть бизнесом.

Чем собирается менеджмент заменить потерю? "Что-нибудь придумаем", - заявляет креативный Сенкевич. Как акционеры должны оценить менеджерское решение, которое приведет к потере рейтинга, к расторжению рекламных контрактов, заключенных на споты в программе "Намедни", к снижению капитализации предприятия?

Компенсация, однако, будет - политическая. Смелые шаги руководства НТВ оценят наверху.

Подобная ситуация сложилась с региональным телевидением - ТРК "Петербург": отказ от известных брендов и популярных ведущих был экономически невыгоден, но принес руководству канала политические дивиденды.

Руководству НТВ ситуация представляется так: ну, лишились рейтинговой программы, купим блокбастеров и поставим в сетку. Недальновидные руководители не осознают, что они потеряли колоссальный интеллектуальный ресурс. Парфенов придумал "Историю Российской империи", "Пушкина", "Страну и мир". Он придумает новые телепроекты для новых работодателей. Не для этих. Как говорил академик Лихачев, притвориться интеллигентным невозможно.

Юлия Стрижак