Мнения /
Блоги

20 октября 2004 13:28

О ночных бденьях

Эта страшная история произошла совсем недавно, с одним из известнейших в городе журналистов. Нет сомнений, что не прояви известный журналист недюжий природный талант, на следующее утро СМИ было бы полно трагических сообщений: "Очередной жертвой опасной професии журналист стал... Ряд имен Холодов, Листьев, Травинский пополнился..." Но к счастью, этого не произошло.

В ночь с 15 на 16 октября пьяный редактор газеты "Дело" Артемий Смирнов ловит тачку на проспекте Большевиков. Останавливается бомбила на белой девятке. Смирнов жестом Ильича: "В Смольный!" Бомбила, юноша далекий от политики и при этом совсем не знающий центральную часть города доверчиво спрашивает: "А где это?". Эта фраза задела патриотические амбиции пьяного Смирнова и тот, непредусмотрительно уже поместив свой зад в машину, кидает: "А фиг ли  ты тут вообще делаешь, если не знаешь, где Смольный находится?"

У юноши глаза наливаются кровью, поскольку в его жилах на самом деле течет горячая кавказская кровь, а выйти на большую дорогу его заставила великая нужда. А может быть просто Смирнов попал в точку: вероятно, юноша давно мучился вопрсом "А фигли я тут делаю?". Не знаю.

Не замечая опасности, Смирнов продолжает: "Чо смотришь? крути баранку, не отвлекайся. Твое дело рулить, мое-ехать".

А вот этого Горец уже точно был не в силах выдержать. Тормозя у обочины, водитель честно признался Смирнову, что сейчас будет выкидывать его из машины, нанося тяжкие телесные повреждения.

Не известно, что именно говорил Смирнов в ответ на это чистосердечное признание, но мы, наслышанные о великом дипломатическом таланте оного, имеем смелость предположить, что Артемий сумел убедить сумасшедшего таксиста в своей незаменимости для будущего России, и что он не самый лучший объект для изувечиваний. В качестве документального доказательства предъявил фотографию, где он запечетлен Артемий с госпожой Матвиенко (!!!!).

При виде милого губернатора сердце Горца смягчилось. Он усадил свою несостоявшуюся жертву обратно в машину и повез в Смольный. По дороге Артемий поведал таксисту о тяжелых буднях высокооплачиваемого редактора ряда петербургских газет, о тайнах магрибского двора и своей велмкой миссии, ради которой в столь неурочный час он торопится в Смольный. Когда машина подъехала к Смольному, Горец и Артемий чувствовали себя друзьями. Горец даже забыл, что хотел убить Смирнова.

Расставаясь, они рыдали.  

Эта глубокомысленная притча повествует о том, насколько опасна профессия журналиста. Она дает о себе знать даже в быту: ярковыраженая гражданская позиция представителя этой профессии не даст смолчать в любой ситуации, так что наполняется риском даже банальную поездку на такси. Из скромности Артемий никому не рассказал о ночном приключении, но Горец, ставший ярым поклоником Артемия, рассказал многочисленным своим землякам о знакомстве с таким замечательным человеком. Именно это обстоятельсво и сделало эту историю достоянием истории.    

Пи.Си. Господа журналисты, когда напьетесь, ведите себя прилично, ибо  даже таксисты имеют уши.

третий парк