Мнения /
Блоги

22 октября 2004 13:27

Журналист ищет Волгу

Проснулась в 10 утра. Час на сборы и завтрак. Ровно в 11 вышла на улицу. Сделала несколько метров и остановилась. В аккурат под моим балконом пристроилась машина. Она показалась мне подозрительной. Во-первых, автомобили в нашем дворе все ставят в одном и том же месте - на газоне. Во-вторых, у черного такси были затемненные стекла. В-третьих, в "Волге" сидели двое мужчин. Мне подумалось: если первый человек - это шофер, а второй - пассажир, почему "Волга" не уезжает? К тому же лицо у водителя ну совсем не водительское... Лично я в такое такси не села бы ни за какие коврижки...

И тут мне вспомнилось, что недавно по нашему околотку прокатилась волна ограблений. Причем, как говорят соседки, грабили как состоятельных граждан, так и бедных пенсионерок. В общем, сердце у меня екнуло, я подумала: "А не за моим ли новеньким компьютером приехала "Волга"?" И решила вернуться домой переждать, когда подозрительное такси уедет. Сижу в тепле, играю в компьютерную игрушку и время от времени смотрю в окно. 11.20. "Волга" стоит. Посмотрела новости. 11.40. Такси без движения. Я съела бутерброд с сыром и выпила чаю. 12.00. Спрятала на всякий случай все деньги в мусорное ведро. 12.30. В голову пришла мысль: если я сегодня не приду на работу - уволят. К тому же стать вечной домохозяйкой я не могу. И если в черной "Волге" действительно затаились воры, они все равно вернутся. Выследят, когда меня нет дома, и увезут мой любимый новенький компьютер... Тут меня осенила, как мне показалось, гениальная идея: я решила записать номер подозрительной машины. Записала и с чистой совестью поехала на работу...

В отделе городской информации постукивал по клавишам редактор криминального отдела. Не раздеваясь, с порога, сказала ему: я, мол, так и так, боюсь. Редактор заверил: "Сейчас я через своих знакомых в ГИБДД пробью номер".

Через десять минут всей редакции стало известно, что номер, который я сообщила, никак не может принадлежать "Волге", так как он официально закреплен за некой "мицубиси". Вот тут мне по-настоящему стало страшно. Потому что "Волгу" от японской машины я отличить могу...

Что делать? Бежать домой? Звонить в милицию? Я выбрала второй вариант. Приятный женский голос сказал: "Вы позвонили 02. Милиция ответит на ваш вызов. Не кладите трубку". Пришлось ждать пять минут, пока мне ответил оператор. Я держала трубку у уха и думала: а что если кого-то грабят на улице или насилуют? Он тоже должен ждать? Наконец мне ответили. Я пыталась говорить по сути. По проводам тянулось нетерпеливое молчание. Из-за волнения я все-таки не смогла четко объяснить, зачем я позвонила. Тем не менее после моего звонка милицейская машина выехала по названному мною адресу. "Волги" под балконом уже не было. Это я узнала, когда во второй раз позвонила по 02. Оператор меня узнала. Я это поняла по тому, как она крикнула кому-то в глубь комнаты: "Это та самая, что звонила по поводу подозрительной машины". Судя по интонации оператора, она намеревалась предложить мне поменьше смотреть фильмов про бандитов, шпионов и террористов, пораньше ложиться спать и вообще не злоупотреблять спиртными напитками... Но я предупредила воспитательную тираду и сказала: "Знаете, а я журналист".

Девушка, кажется, удивилась. Ей каждый день звонят "божьи одуванчики", обеспокоенные присутствием во дворе подозрительных личностей, сумасшедшие, утверждающие, что в их дом зашли террористы, и школьники-шутники, заявляющие, что их любимая школа вот-вот взлетит на воздух. А вот с бдительным журналистом она, видимо, разговаривала впервые. Девушка соединила меня с милицией Петроградского района.

- А вы что, боитесь? - спросили меня в районном отделении.

- Да, - ответила я.

- А что, у вас есть что красть?

- Да.

- А вы что, бизнесмен?

- Нет, я журналист. И я не знаю, что мне делать.

В трубке покашляли. И совершенно другим голосом ответили: приходите на улицу такую-то. Пишите заявление и отдайте его лично в руки начальнику... Я пришла и написала. Теперь, как меня уверили в отделении, черная "Волга" с поддельными номерами в розыске.

Я вот думаю: мы, пишущая братия, ежедневно рассказываем о бандитских нападениях, о том, что и как следует делать в экстренной ситуации, а когда эта экстренная ситуация наступает, теряемся и мечемся, как и большинство сограждан. Вот только растерянный журналист почему-то вызывает меньше раздражения у "компетентных органов".

Вероника Рубцова