Мнения /
Блоги

2 ноября 2004 15:30

Три минуты, которые потрясли эфир

Как я чуть не стала звездой экрана.

Когда-то я действительно мечтала стать телезвездой, вести как минимум программу "Время". И чтоб на улицах меня обязательно узнавали. Да мало ли чего я когда-то хотела! Выросла, поумнела, научилась писать статьи. Но до сих пор не потеряла надежды провести хотя бы один рабочий день перед телекамерой. И, воспользовавшись служебным положением, убедила-таки коллег-журналистов с канала СТО дать мне шанс.

Так все начиналось...

Итак, я в редакции новостей телеканала. Меня берут на задание. У выхода уже ждет машина. Меня отдают на поруки Руслану Сахно -лучшему корреспонденту канала, как отрекомендовала его редактор. Вместе с ним и оператором Яной (кстати, это единственная в Питере женщина-оператор) едем в Русский музей. До открытия еще десять минут. Яна настраивает камеру, Руслан договаривается об интервью с руководством музея после торжественной части. Признаться честно, работа телекорреспондента мало чем отличается от моей собственной. Смотри, слушай, задавай вопросы.

Вот она - моя мечта

Наконец вся нужная информация собрана, Руслан предлагает записать "стенд-ап" (на жаргоне телевизионщиков это означает появление в кадре журналиста с микрофоном на каком-нибудь соответствующем случаю фоне). Неужели моя мечта осуществится и я буду стоять перед камерой с микрофоном в руках?

- Эти уникальные полотна хранились в запасниках музея несколько лет. Чтобы содержать их в надлежащем состоянии, придумана специальная технология. Картины вынимают из рам и подрамников и наматывают на большие валы, похожие на обычные трубы. Причем на один вал накручивают несколько полотен одновременно, - рассказываю я объективу, не зная, куда деть вторую руку (без микрофона). Смотреть постоянно в "черную дыру" совершенно неинтересно, и меня так и подмывает глянуть куда-нибудь в сторону.

"Не закатывай глаза, смотри в камеру, не вертись", - поучают меня опытные коллеги. И все сначала. Камера, текст, микрофон, лишняя рука. Только бы не рассмеяться, проносится у меня в голове, и я тут же понимаю, что предательская улыбка все-таки выползла. Пожалуй, рассказывать о картинах, которые я увидела в первый раз в жизни, даже весело.

Несколько вопросов организаторам выставки, спонсорам, дирекции музея. В общем, хождение по залам с камерой и микрофоном длится не меньше часа. В то время как остальная журналистская братия уже разошлась по редакциям писать статьи, телевизионщики (в том числе и с других каналов) продолжают что-то снимать.

Все не так-то просто

В конце концов мы сняли все, что только можно. Садимся в машину и снова едем в редакцию. Вот тут-то и начинаются главные отличия теле- от газетной журналистики. Приехав в редакцию родной газеты, я бы за полчаса - максимум час - написала о выставке. И тут же занялась следующей статьей. На телевидении все гораздо сложнее.

Влетев в комнату для журналистов, мы тут же припадаем к компьютеру рядом с видеодвойкой и пытаемся расшифровать то, что наснимали. Если бы не Руслан, я бы с этой задачей не справилась и до утра. Когда видео расписано по секундам, кассета отправляется в монтажную.

А я тем временем пытаюсь написать своего рода сценарий будущего сюжета. Написать-то статью я могу, но вот как это будет согласовано с видеорядом, не представляю. И что из всего этого вообще может получиться, тоже не ведаю. Вот где поистине командный труд! Слава богу, что Руслан сам пишет текст для своего сюжета, а я лишь делаю запасной вариант.

ЗК, СХН и прочее

Последняя стадия рождения сюжета о картинах - монтаж.

Пока я трудилась над словом, монтажер Гриша уже превратил всю видеозапись в нечто похожее на табличку, где каждый план - это отдельная графа. Тут люди - там картины, вот выставку открывают - здесь мы брали интервью. Теперь, разложенное по полочкам, все становится более или менее понятно.

Сценарий сюжета состоит из чередующихся реплик автора с пометкой ЗК (за кадром) и СХН (синхрон). Синхрон - то, что говорит человек на экране (директор музея, куратор выставки и так далее), а голос за кадром пишется в студии. Так что теперь передо мной еще одна непосильная задача: прочитать в микрофон то, что я написала. Не запнуться, не рассмеяться все наговорить "с выражением".

В общем, выползла я из студии, когда на улице совсем стемнело. Без сил и практически без голоса. Руслан говорит, что в день удается в среднем сделать только один сюжет. Ну максимум два. Бывает, конечно, что и ни одного. Как повезет. На один материал уходит больше чем полдня. Непосредственно съемка с дорогой туда и обратно занимает от трех до пяти часов. Расшифровка - часа полтора. Еще от двадцати минут до двух с половиной, часов - на написание текста. И монтаж -минут двадцать. И это при условии, что все делается быстро и четко.

В общем, день удался. Три минуты в эфире стоили того, чтобы его прожить.

Елена Бойко