Медиановости

23 ноября 2004 14:49

"Всегда мечтала сделать "Намедни про кино"

На телевидении программ о кино не так уж и много. Ведущая "Кино в деталях" на СТС Елена Слатина семь лет проработала на телеканале "Культура", и ее программа "Магия кино" запомнилась зрителю ярким освещением кинопроцесса и рассказами об интересных фильмах, появляющихся на экране. В новом телесезоне Елена появилась в эфире СТС с новой программой - о кинобизнесе и кинобизнесменах. Для Елены это стало реализацией давнишней мечты. Рассказать о своем новом проекте и тенденциях кинопроцесса в России Елена согласилась в интервью РК.

- Ваше появление в новом сезоне на СТС многих удивило. Как вы решились расстаться с "Культурой", на которой проработали семь лет?

- В теории, оставить "Культуру" для меня было все равно, что из семьи уйти. Я работала на этом канале с первой эфирной недели. Сначала делала программу, которая называлась "Новое кино". Потом она трансформировалась в "Магию кино", где я была уже не только руководителем проекта, но и ведущей. "Культура" была для меня серьезной школой, порой даже курсами выживания. Я прошла с этим каналом все его сложные периоды – формирование редакционной политики, дефолты, невыплаты, реструктуризацию. Но я всегда считала этот опыт ценным: я уважала "Культуру" за ее независимость от так называемых "потребностей массового зрителя", и за то, что она позволяла нам с Сэмом Клебановым делать то, что нам самим было интересно. Наши материально-производственные возможности были далеки от идеальных, но мы получали удовольствие от работы. А потом творческой свободы на канале стало заметно меньше. "Культура" стала убеждать нас в том, что наши интересы не отвечают ожиданиям их зрителей – тем, кому за 50. Возможно, они были правы. Другое дело, что мне самой казалось, что аудиторию стоит омолаживать.

- Чем вас привлек СТС?

- Откровенно говоря, идя на встречу с Александром Роднянским, я ждала, что он предложит мне делать развлекательную программу в стиле СТС, а формат развлекательного телевидения мне не близок. Но Роднянский сказал: "Я хочу, чтобы на канале была программа про кинобизнес, про актуальный процесс, про людей, которые делают кино – не столько про тех, кто на виду, сколько про тех, кто принимает решения – продюсеры, прокатчики... То есть что-то вроде "Намедни про кино". Ничего интереснее этого для меня на сегодня нет.

Над названием долго не думали, решили, что раз на СТС все в деталях, пусть и кино будет в деталях. Поддержим брэнд, но будем отличаться по сути. Нас не интересует светская жизнь, и искусствоведение тоже не интересует. Нам интересно, как устроен кинопроцесс, как работают его механизмы.

- Не было опасений, что программа про кинобизнес будет неинтересна зрителю? Все привыкли к рассказам об актерах и глянцевых событиях.

– Опасения, конечно, есть. Тем более, что СТС – тот канал, для которого такие слова как "рейтинг" и "доля" - не пустой звук. Но мне лично не интересно то, к чему все привыкли. Ни делать, ни смотреть. В этом нет смысла. Программа "Намедни" тоже не была такой уж развлекательной. Она была про интересное. И ей интересовалось огромное количество зрителей.

То, как устроен кинобизнес - это намного интереснее, чем подробности личной жизни даже такой звезды, как Джулия Робертс.

- Претендовать на "Намедни про кино" - это слишком амбициозно. Вам не кажется?

- Только не подумайте, что я считаю себя Парфеновым в юбке. Ни в коем случае. Когда я говорю "Намедни про кино" - я просто обозначаю для себя цель, к которой стремлюсь. До достижения этой цели – долгой и трудный путь. Но сейчас в моих руках – все возможности.

- Материальные возможности СТС несоизмеримо выше "Культуры"?

- Не в этом дело. Я имею в виду "свободу волеизъявления". У каждого канала есть своя политика – что можно, что нельзя. "Культура", например, не разрешала мне использовать в сюжетах фрагменты кино с эротикой, насилием и нецензурной бранью. И это вполне понятно. На "Культуре" нельзя было сказать "Премьера в кинотеатре "Пушкинский". Коммерческий отдел вставал на дыбы, говорил, что это – реклама, а если за нее не заплачено, то это - упущенная выгода. Это было сложно, но понятно. Но в последние полгода "Культура" стала запрещать мне говорить в эфире "фильм вышел в прокат", аргументируя это тем, что, мол, "мы должны делать программу про искусство, а не про прокат". Все эти месяцы работы на "Культуре" для меня были очень депрессивными. СТС видит разницу между "джинсой" и необходимостью автора произнести в эфире название кинотеатра или студии-производителя.

- СТС продюсирует некоторое количество фильмов, которые появляются в российском прокате. Вы обязательно должны рассказать об этих картинах?

- На первой же нашей встрече Александр Роднянский сказал, что эта программа не должна обслуживать интересы СТС. Стоит освещать проекты СТС с точки зрения индустрии или нет – решать нам. Сейчас мы готовим программу о новом фильме Сокурова "Солнце". Сокуров – это режиссер-брэнд, человек, который нам интересен, независимо от того, что Роднянский – один из продюсеров этой картины.

– Вы все время говорите о кинопроцессе, который идет в России. Однако многие отмечают, что фильмов снимается не так уж много и они в большинстве своем слабые.

– Это большое заблуждение. Кризис кинопроцесса пришелся на середину 90-х, когда появлялось 7 фильмов в год. С 98-го появилась тенденция к росту, и сейчас по объему производства российское кино практически вышло на уровень лучших лет советского периода. Тогда выходило порядка 130 фильмов в год, сейчас - порядка 80, не считая сериалов. Несколько тысяч часов сериалов в год - это невероятная цифра. В отличие от начала 90-х, когда кино работало как механизм для отмывания денег, сегодня у каждой компания есть стратегия, есть понимание ради чего снимать то или иное кино. Сегодня кинокомпании – интересны. Кино выходит хорошее, плохое и никакое. Но кино перестало быть криминальным бизнесом. Время изменилось.

- Настоящим блокбастером стал фильм "Ночной дозор", который, на мой взгляд, абсолютно вторичен - даже спецэффекты как во "Властелине колец".

– "Спецэффекты, как во "Властелине колец" - это то, чем стоит гордиться, а не осуждать. Хотя я бы не стала сравнивать эти два фильма. То, что "Дозор" побеждает "Властелина колец" по кассовым сборам - это феномен, это достойно восхищения... Не зря же компания "XX век Фокс" купила права на его римейк. Это уникальный случай в истории российского кино, когда американцы покупают права на русский фильм. Я лично "Ночной дозор" проспала – от начальных титров до финальных. Но рэп группы "Уматурман" мне очень понравился. Песня про борьбу "бобра с ослом" - это то, что говорит о Константине Эрнсте, как о человеке с отличным чувством юмора, который не боится стебаться над самим собой. Это хорошее качество для продюсера.

– Помимо содержательной части программы есть ваш личный образ в кадре, который серьезно отличается от того, как вы выглядели на "Культуре".

– На "Культуре" все было очень скромно. Я приносила рубашку из домашнего гардероба и в ней снималась. У меня была очень хорошая гример Надежда Ковалева. Я смотрела на себя в зеркало и ужасно себе нравилась. Я даже старалась назначить съемку на тот день, когда вечером планировала, что называется, выйти в свет. На СТС мы начали работать с Натальей Пантелеевой, которая занимается стилем Тины Канделаки. Я сразу предупредила Наташу, что в Тине мне нравится все, кроме ее внешнего вида в эфире. Я завидую Тининому чувству юмора, но предпочитаю выглядеть по-другому. Наташа – большой профессионал, но в ее работе со мной есть одно "но" - я собой не довольна, поэтому наши отношения не сложились. Сейчас со мной начинает работать Наталья Голуб – та самая, которая все 12 лет была стилистом Леонида Парфенова. Так что, можно сказать, что первый шаг на пути к идеалу сделан.

Aлина Ребель