Медиановости

1 декабря 2004 13:40

Россия становится на путь информационного развития?

Россия становится на путь информационного развития?

Журнал "Стратегия России" в № 9 опубликовал очень любопытный документ под названием "Национальная стратегия информационного развития России". Этот проект должен стать концептуальной основой для всех федеральных, региональных, межотраслевых и отраслевых программ информатизации в стране.

Как сказано в тексте, Национальная стратегия информационного развития России является "политическим документом, представляющим обществу взгляд руководства страны". Но, по информации Российского комитета программы ЮНЕСКО "Информация для всех", этот документ разработан отнюдь не "руководством страны", а Центром развития информационного общества (РИО-Центр), и только недавно он в виде проекта представлен на рассмотрение президенту РФ Владимиру Путину.

В целом концепция информационного развития России выглядит весьма привлекательно: "Только доступ к материальным и духовным благам информационной цивилизации может обеспечить населению России достойную жизнь, экономическое процветание и необходимые условия для свободного развития личности", — сказано в документе. Информационное развитие "означает трансформацию всех общественных институтов и сфер человеческой деятельности под воздействием информационно-коммуникационных технологий, прогресс во всех сферах разработки, производства и внедрения ИКТ, создание политических, экономических, правовых, социальных и научно-технических условий для формирования развитой информационной среды, адекватной задачам социально-экономического развития страны, подготовку граждан, общественных институтов, бизнеса и органов государственной власти всех уровней к жизни в условиях информационного общества".

Как тут можно спорить? Тем более что стратегия информационного развития предполагает предусматривает ключевую роль развития информационной инфраструктуры и "целенаправленную трансформацию информационной среды в сетевые структуры организации жизни общества и государства". Можно только радоваться, что государство поставило перед собой такие цели.

Но в дальнейшем, среди множества, безусловно, правильных и позитивных пунктов, провозглашаются в том числе и те, которые, по нашему мнению, имеют весьма отдаленное отношение к информационным технологиям. В частности, за факт принимается такой весьма странный тезис: "Опыт показывает, что информационное развитие порождает целый комплекс негативных геополитических последствий" (может быть, это только мы о них ничего не знаем?). Поэтому среди "базовых, конечных целей информационного развития России" присутствует следующее:

— укрепление федеративного государства на основе единого информационного пространства страны, углубление процессов информационной и экономической интеграции регионов.

Появляется такое ощущение, что информационное развитие для государства не является самоцелью, а в некотором отношении является средством достижения каких-то других, геополитических целей, хотя мы можем и ошибаться, поскольку привыкли с недоверием относиться к инициативам государства.

Так или иначе, но проект Национальной стратегия информационного развития России вызвал некоторую критику со стороны независимых экспертов. Никто из них, конечно, не оспаривает направленность и ключевые положения Национальной стратегии, однако высказывают ряд замечаний, которые, по их мнению, не учтены разработчиками из "РИО-Центр".

В общем, замечания экспертов носят самый разрозненный характер. Так, по мнению зам. Председателя Российского комитета Программы ЮНЕСКО "Информация для всех" Алексея Демидова, "авторы стратегии… совершенно не учитывают места и роли культуры и средств массовой коммуникации в формировании информационного общества и обществ знаний… Кроме того, слабо прописаны подходы к решению таких фундаментальных и сложных проблем, как всеобщий доступ к информации, право интеллектуальной собственности в киберпространстве, формирование русскоязычного сегмента киберпространства".

Президент Ассоциации кинообразования и медиапедагогики России Александр Федоров считает, что "следовало бы также уделить внимание сохранению этнического и лингвистического многообразного, культурного и научного наследия".

Эксперт Российского комитета программы ЮНЕСКО "Информация для всех", доктор философских наук Михаил Опенков в своих рекомендациях, пожалуй, наиболее резок:

"Предложенный проект информационного развития РФ насквозь технократичен. Во-первых, информационное общество рассматривается как вспомогательное средство удвоения ВВП, т.е. как „довесок“ к индустриализму. Здесь налицо непонимание самой природы информационного общества и его сетевой структуры…

Традиционные институты власти до сих пор неверно оценивают степень влияния научного сообщества в целом и университетского сообщества, в частности, как структур, непосредственно воздействующих на формирование будущего, особенно в лице творческой молодежи. Это происходит потому, что технократическое мышление политических менеджеров до сих пор настроено на восприятие мира через призму индустриализма, с его категориями ресурсной и энергозатратной экономики. В целом такое восприятие действительности неадекватно изменившимся социальным реалиям, ситуативно и обращено в прошлое. Политический менеджмент оказывается просто не в состоянии реагировать на стремительные изменения и направляет свои усилия к сохранению status quo…

Специфически российский путь, на наш взгляд, состоит в том, что постиндустриальные интеллектуальные классы в стране уже существуют, хотя и в неявной форме. Их следует развивать, исходя из исторически сложившейся системы образования и науки. Это еще одна возможность отказаться от догоняющего развития, которую Россия, в очередной раз, может упустить.

Джон Нейсбит еще в 1982 году в работе „Мегатренды“ указывал, что всякая новая технология сопровождается компенсаторной гуманитарной реакцией. Это означает, что информационная культура должна превалировать над информационной грамотностью, но именно последнюю и отстаивают авторы концепции, опоздав, как минимум, на двадцать лет.

„Новый энциклопедизм“ информационного общества требует преодоления разрыва между технократами (специализация без культуры) и гуманитариями (культура без специализации). Это — задача создания класса переводчиков-трансдисциплинарников, которые могли бы транспонировать исходные допущения и методологии из одной дисциплины в другую.

Руководствуясь именно такими принципами, можно вывести Стратегию на должный уровень, соответствующий требованиям современности".

Анатолий Ализар