Медиановости

13 января 2005 13:31

Иннокентий Иванов

Иннокентий Иванов

Год назад Иннокентий Иванов ушел из газеты Pulse, бессменным главным редактором которой он оставался в течение 4 лет. Редакция решила узнать, чем занят сейчас Иннокентий и не скучает ли известный тележурналист по работе в печатных СМИ.

Вы по-прежнему работаете как сумасшедший?

Если понимать под этим, что я по-прежнему работаю очень много, то я бы сказал, что я стал работать чуть меньше, чем два года назад. Причина – рождение сына, который требует моего внимания и заботы и с которым я с удовольствием провожу абсолютно все свободное время. Если же понимать под этим, что я по-прежнему работаю ответственно и в разных областях, то это так. Я еще нахожусь в том возрасте и внутреннем состоянии, когда работа доставляет удовольствие. Я остаюсь автором и ведущим двух еженедельных телевизионных проектов: "Сферы" и "Международного обозрения" (кстати, у "Международного обозрения" девятого января будет юбилей – пятисотый эфир в Петербурге), пишу ежемесячную колонку для журнала "L’Optimum", веду различные концерты и презентации. Параллельно моя творческая группа ведет работу по подготовке еще одного телевизионного проекта. Кроме того, есть интересные разовые проекты. Так, в январе я буду озвучивать в Москве одну из ролей в новом фильме Питера Гринуэя. Продюсеру оказался нужен узнаваемый телевизионный голос. Для меня это – новый, надеюсь, интересный опыт.

Не скучаете по работе в печатных СМИ? По Пульсу?

Скорее, нет, чем да. Опыт работы в Пульсе был для меня интересным, но я – по натуре, по внутреннему ощущению и по ритму работы – телевизионщик: мне нужна "картинка" и постоянный производственный процесс. Мне интереснее экспериментировать и творить, используя сразу три способа выражения – слово, звук и видео. К тому же, как всякий журналист, я стремлюсь иметь максимальную аудиторию. Печатные средства массовой информации в этом смысле, естественно, не могут конкурировать с телевидением. Все рассуждения о том, что в России есть влиятельные газеты и журналы, на мой взгляд, больше профанация, чем правда. Влиятельность выражается не в том, что чиновники читают ту или иную прессу – их пресс-секретарям просто положено ее читать по должности. Влиятельность – это способность СМИ проникать в головы максимального количества людей. То, что способно донести до людей телевидение, не удастся и двадцати газетам вроде "Коммерсанта". Еще один аспект – вопрос доверия. Безоговорочно доверять средствам массовой информации это – дурной тон. Но доверять газетам и журналам вообще очень сложно. Там полагаешься только на слово, а его гораздо легче исказить, чем изображение и звук. Изображение и звук, конечно, тоже можно извратить, но это дается с большим трудом и с большими затратами. В последнее время наметилась странная тенденция – удаленные из "ящика" известные и популярные журналисты становятся редакторами печатных изданий. Евгений Киселев – редактор "Московских новостей", Леонид Парфенов – редактор русского "Newsweek". Но все это – хорошая мина при плохой игре. Им просто не приходилось выбирать – путь на телевидение для них пока закрыт. Уверен, если бы они выбирали, то никогда не оставили бы телевидение ради любого – даже самого популярного – печатного издания.

Что скажете об изменениях на 5 канале и о канале СТО? Какие программы вы назвали бы качественным продуктом?

Про телеканал СТО, к сожалению, сказать вообще ничего не могу. Для меня это – канал-невидимка. Его могут смотреть немногие – я в число этих немногих не вхожу. К тому же конкурировать с уже давно известными брэндами на российском телерынке практически невозможно – тем более конкурировать не в столице, а за ее пределами. Что касается пятого канала, то однозначно оценивать изменения на нем я бы не стал. На мой взгляд, единственное однозначно позитивное изменение – это улучшение качества межпрограммного пространства. Заставки, анонсы и прочие завитушки между программами стали значительно лучше, чем были на ТРК "Петербург". Однако эти заставки не могут дать каналу рейтинг. Пока, судя по всем данным, он остался неизменным у канала в целом, но при этом у программ в отдельности он упал. Если огромные суммы, озвученные руководством пятого канала, были потрачены на межпрограммное пространство, то, наверное, игра не стоила свеч. Улучшился кинопоказ, но все равно все эти вполне достойные фильмы уже были, и недавно, показаны на других каналах. Хороша, скажем, ретроспектива Хичкока, но она все равно на любителя. К сожалению, в эфире пятого канала, на мой взгляд, нет программ, которые хотелось бы смотреть регулярно. Новости "Сейчас" отличаются от старого "Информ-ТВ" только тремя вещами – компьютерной оберткой, техническим оснащением и маниакальным пристрастием к прямым включениям отовсюду и без особого смысла. Наверное, ошибками были и ставка на непрофессиональных ведущих программ, и использование заимствованных или лицензионных форматов. Странным кажется и то, что в эфире пятого канала появились допотопные – часто безумно устаревшие и уже несовременные программы, которые давным-давно шли по ОРТ – "Как это было", передачи Виталия Вульфа и Глеба Скороходова. Безусловно, неудачен и документальный показ. Все это уже много раз показывалось по другим каналам – выдавать это за сенсации и премьеры все-таки нечестно.

Есть ли вероятность того, что Вы вернетесь на 5 канал?

В данный момент мы с пятым каналом находимся в состоянии судебного разбирательства. Я обратился в суд с иском по поводу, на мой взгляд, незаконного моего увольнения в июле 2004-го по сокращению штатов. Следующее заседание суда намечено на 25 января. На данный момент адвокаты пятого канала пытаются убедить суд в том, что я сам закрыл свою программу "Международное обозрение". Это – странное утверждение, которое ставит под сомнение мою профессиональную репутацию и наносит ей очевидный ущерб. К тому же, если понимать под пятым каналом не компанию, а кнопку на пульте телевизора, то я с этой кнопки никуда не ушел – моя программа выходит в эфире телекомпании ЛОТ по воскресеньям – на том же самом пятом канале. Зрителям я думаю все равно – для них важен не канал, а конкретная программа.

Нет желания поработать в каком-нибудь ином формате? Может, есть передача, которую хочется сделать, и аналога которой на местном ТВ нет?

Недавно один центральный канал предложил мне вести новое реалити-шоу. Пока этот проект отложили, но мне было бы интересно попробовать себя в новом качестве. Возможно, в следующем году наша творческая группа начнет делать еще один телепроект, который никак не похож на "Сферы" или "Международное обозрение". Аналогов подобного проекта, насколько я знаю, нет ни в России, ни за рубежом.

Как вы оцениваете общую ситуацию на ТВ в России? Вопрос касается в первую очередь цензуры.

Я уже много раз говорил, что российское телевидение – лучшее в мире. Причина в том, что оно стало свободным и разноплановым совсем недавно. Мы еще в него не наигрались, как наигрались на Западе, где телевидение в общей своей массе скучное и вялое. За границей мне было интересно смотреть только Би-Би-Си. Что касается цензуры, то она всегда была, есть и всегда будет. По-моему, был всего лишь один – очень краткий период – в начале 1990-х, когда власти было не до цензуры. Мое отношение к цензуре очень простое. Ее нужно принимать, как следует принимать правила игры, которые установлены в телевизионном мире. Если ты вошел в телевизионную корпорацию и работаешь в ней, то надо следовать ее законам. Цензура – это один из ее законов. Вопрос только в объемах цензуры в том или ином средстве массовой информации. Эти объемы разные. Не устраивает цензура в одном месте – увольняйся и иди работать туда, где цензуры меньше. Любая работа – это сделка с работодателем. Если ты ее заключил, то ты принял правила игры, в число которых входит и цензура. Принял – подчиняйся. Или не принимай. У нашей программы иногда возникают спорные моменты с руководством телеканала "Культура", но все они решаются в рабочем порядке. Палку никто не перегибает. На самом деле главное, чтобы цензоры объясняли свои действия. Хуже, когда просто говорят: это нельзя показывать. А почему нельзя – не говорят. Сейчас пока еще все действия объясняют, а я просто стараюсь соблюдать правила телевизионной игры.