Мнения /
Интервью

11 февраля 2005 12:53

Манная каша для Пятого канала

Манная каша для Пятого канала

Пикеты "Петербургского гражданского сопротивления", возле офисов Пятого канала, привлекли внимание медийного сообщества. Портал Lenizdat.ru решил провести опрос руководителей петербургских СМИ. Наиболее оперативно и развернуто свое видение ситуации изложил председатель Санкт-Петербургского творческого союза журналистов, генеральный директор Агентства журналистских расследований Андрей Дмитриевич Константинов.

Lenizdat.ru: Как Вы относитесь к ситуации вокруг пикетирования Пятого канала?

А.Константинов: Это достаточно сложный с этической точки зрения вопрос. С одной стороны, я протестующих людей прекрасно понимаю. Монетизация льгот, так или иначе, коснулась всех нас. Но выбор формы давления на власть – очень деликатный момент. С другой стороны, мне именно в этическом плане очень не нравится то, что политические силы широкого спектра от "Яблока" до коммунистов и нацболов торопятся эти протесты как-то возглавить. Такое ощущение, что беду, искреннее переживание и боль льготников и пенсионеров совсем другие люди достаточно цинично могут начать использовать. Поэтому морально поддержать стариков – это одно, но морально поддерживать публичных деятелей, которые очень часто во время этих митингов появляются и свои лозунги выкидывают, не хочется. Но как сказать: вот эту часть, где бабушки стоят, я поддерживаю, а вот эту часть я не поддерживаю, - это же бред какой-то получается.

Если 5 канал позволил себе какие-то неточности или неправду какую-то, искажении какой-то информации, такие вопросы в цивилизованных странах принято решать через суд. По-моему, как раз "Яблоко" и борется за то, чтобы у нас было правовое государство – тогда такие вопросы, тем более, должны показывать пример их правового решения, то есть, как я полагаю, через суд.

Lenizdat.ru: Митингующие, в частности, требуют устранения цензуры на городском телевидении, говоря об "ответственности канала перед городом и его жителями". Как вы оцениваете эти требования?

А.Константинов: Что касается ответственности канала перед городом, это все спорные и оценочные категории, потому что удовлетворить абсолютно все категории граждан, которые имеют свое мнение по поводу того, каким должен быть канал, очень трудно. Я думаю, что в пятимиллионном городе мы обязательно найдем группу людей, которая будет чем-то недовольна.

Например, мы, как журналисты Агентства журналистских расследований, стараемся реагировать на то, что происходит в городе и давать информацию в "Тайном советнике" и на Фонтанке. Наверняка кто-то будет недоволен и тем, как мы это делаем. И если завтра возникнут пикеты у АЖУРа, это что, значит, мы должны будем сразу переставать делать свою работу, потому что они нам будут мешать входить-выходить? Я к этому отнесусь с раздражением, потому что я не уверен, что это правильная манера разговора со СМИ. А если рассматривать СМИ как коммерческую фирму, то получается еще нелепее: вы выпускаете зайцев зеленых надувных, а мы считаем, что должны быть розовые и полосатые…

Для того чтобы предметно говорить на эту тему, Пятому каналу нужно что-то вроде референдума, чтобы понять, а каково же мнение большинства или хотя бы каких-то основных групп горожан. Впрочем, коммерческий канал, как я полагаю, и без всяких требований не может не учитывать мнение своей аудитории. Однако мнение оппозиции обязательно должно быть представлено в структуре информационного вещания Пятого канала.

Lenizdat.ru: Весь вопрос, в каком виде его следует представлять? Следует ли предоставлять оппозиции прямой эфир, как она того требует?

А.Константинов: Наверное, в каком-то виде это мнение все-таки дается. А дальше опять начинаются оценочные категории. Кто-то считает, что этого крайне не достаточно, кто-то считает, что этого, наоборот, вполне достаточно, а дальше, если нет каких-то точных цифр, идет игра слов. Опросам с одной и с другой стороны доверия мало, поэтому либо надо проводить референдум, либо все останется на уровне столкновения мнений. Тем более что выразители мнений – это, как правило, все-таки персоналии. И они зачастую выражают мнение даже не всех недовольных, а еще более узкой группы людей.

Что же касается разговоров о свободе слова вообще, что сейчас всем заткнули рот и тому подобное, я категорически уверен, что никакого затыкания рта не было. В ряде случаев, я думаю, было самозатыкание, но цензура и самоцензура – это, как в Одессе говорят, две большие разницы. Я не верю, что если главный редактор какого-нибудь крупного петербургского СМИ напишет правду-матку про то, что он думает по поводу пикетов, митингов, назавтра ему заломят руки за спину, разгромят редакцию и СМИ прекратит свое существование. Закончатся дипломатические теплые отношения с властью, что за собой потом может повлечь определенные последствия – это может быть, безусловно. Но это не затыкание рта, это самостоятельный выбор позиции. Не Смольный навязывает позицию, а СМИ "учитывает" его отношение. Плохо, что так называемая оппозиция в запале этих тонкостей либо не понимает, либо сознательно не хочет их понимать. Сложилась нехорошая ситуация для всех, и она не будет иметь простого разрешения. Она такая вязкая, как манная каша: если ее размазать по столу, ее тряпкой не смахнуть, ее долго отскабливать придется. И все в ней измажутся и по ту сторону стола, и по эту.

Lenizdat.ru: Нужны ли переговоры с митингующими, и если да, то в каком ключе они должны проходить?

А.Константинов: Сама фраза "переговоры с митингующими" меня очень сильно смущает. Бывают переговоры с конкретными физическими лицами, которые могут выражать интересы какой-то группы. Здесь же меня смущает соблюдение выборной процедуры переговорщиков. Как возникают эти переговоры? Кто уполномочивает, кто выбирает тех людей, с которыми в итоге начинается сама беседа? Если эта процедура соблюдена верно, тогда нормально. Но, как подсказывает мое историческое образование, митингуют одни, а на переговорах очень часто сидят другие. На Майдан Незалежности вышли сто тысяч человек, а на переговорах сидели пятеро. И шахтеров среди них, судя по рукам и галстукам, было мало.

Переговоры – это некий статус. Когда люди садятся за стол переговоров, абсолютно понятен предмет беседы и площадь последующего маневра. А здесь не переговоры, а разговоры. Разговаривать с людьми – это нормально, это хорошо, это вежливо, это в любом случае надо делать, но боюсь, что не все понимают разницу между разговорами и переговорами.

Lenizdat.ru: Каково Ваше мнение об итогах встречи, которая состоялась во вторник между представителями сторон?

А.Константинов: Разговор – он разговор и есть. Пусть не за чашкой чая, но это разговор. Поэтому преувеличивать значение таких встреч, с точки зрения здравого смысла, наивно.

Lenizdat.ru: Как Вы оцениваете действия властей в отношении пикетчиков?

А.Константинов: Я не городской чиновник, но у меня всегда вызывает усмешку некое удивление и негодование со стороны оппозиции по поводу того, что предпринимаются какие-то санкции. А кто сказал, что власть должна иначе реагировать? Власть интересы оппозиции защищает или какие-то другие? Это абсолютно нормально в любой, как мне кажется, стране постсоветсткого пространства, где мы еще далеки от окончательной победы демократии, вот такие ситуации. С ними можно не соглашаться, можно бороться против этого, это нормально. Но возмущаться этому как чему-то необыкновенному, я этого тоже не понимаю. Естественно, власть не будет приветствовать все эти митинги и демонстрации и будет использовать различные имеющиеся у нее ресурсы для того, чтобы это прекратить, апеллируя к самым разным аргументам.

У нас в последнее время странные такие в обществе, в политическом спектре нотки звучат: с одной стороны мы не согласны с чем-то, но при этом хотим всем пакетом социальных благ пользоваться. Такое возможно, пожалуй, лишь в некоторых странах Европы, где специально поддерживают оппозиционную прессу, потому что они дошли до такого уровня развития. Но мы-то до этого еще не дошли, и делать сейчас вид, что это так, я бы поостерегся.

Lenizdat.ru: Как Вы думаете, надо разрешать сложившуюся вокруг пикетирования Пятого канала ситуацию?

А.Константинов: Люди вышли на пикет возле "Пятерки" не просто так. Это не вырванная из контекста ситуация. Она связана с развитием митингового движения, причем не только у нас в городе, а по всей стране вообще. Вот почему эту ситуацию нельзя вырывать из общего контекста кризиса, вызванного монетизацией, и нельзя рассматривать ее отдельно.

А если мы говорим о ситуации в целом, со всем "пакетом" народного недовольства, то ситуация сложная, потому что не всегда по адресу направлен этот замечательный протест. За то, что произошло, ответственность федерального центра значительно выше, чем региональной власти. Но при этом региональная власть по вертикали, выстроенной сегодня, очень жестко подчиняется федеральной власти, и даже ту фразу об ответственности, которую я сказал, она по понятным причинам озвучить не может. Получается, что тут все находятся в определенной мере в патовой ситуации и пытаться решить этот кризис только региональному ресурсу, по-моему, несерьезно.

Я хочу пожелать так называемой оппозиции: если уж вы проводите пикеты, то они должны быть максимально выдержанными, вежливыми и корректными. Впрочем, мы все знаем, что востребованные, занятые люди, у которых есть работа или другие занятия, редко стоят в пикетах. Какие-то лидеры там появились, засветились и ушли, а дальше остаются стоять люди, которым иногда бывает нечем другим себя занять, и как только это переходит на уровень коммунальной кухни, так политика проходит и остается хулиганство.

Мне несколько журналистов с Пятого канала – не руководители, а обычные люди, которые там работают, и даже не новостийщики – как только стало известно, что готовятся эти пикеты, жаловались на то, что им страшно. Люди на полном серьезе опасаются, что какой-нибудь озлобленный митингующий даст клюкой по голове. Неприятно в такой обстановке работать.  Это нездоровая ситуация, когда журналисты начинают бояться, что их ударят по голове, это неправильная манера разговора с прессой. И уж "Яблоко" тем более это должно понимать, как мне кажется.  В последнее время зачастую, и не только в нашей стране, те, кто исповедует демократические взгляды, исповедует их только до той поры, пока в этом есть некая политическая целесообразность. Как только ситуация меняется, методы могут становиться вполне такими "большевистско-эсеровскими". Как мне кажется, это двойной стандарт.

Надежда Алексеева