Медиановости

18 февраля 2005 16:31

Жизнь налаживается, Боже, Царя храни!

Жизнь налаживается, Боже, Царя храни!

Лейтмотив недели в выпусках новостных и итоговых телепрограмм: "Жизнь налаживается!"

"Тех, кто поддержал реформы, больше, чем тех, кто против них", - рапортует ведущий воскресного "Времени" Петр Марченко. "324 тысячи человек вышли на митинги в поддержку закона о монетизации льгот, 122 тысячи - на митинги протеста", - приводит цифры ведущий "Вестей недели" Сергей Брилев.

Воскресное "Время" иллюстрирует явную перемену настроений пенсионеров в сюжете из Пскова. Интонация - распевная, почти сказочная.

Героиня сюжета - псковская пенсионерка. Ее глаза светятся радостью - она в срок и сполна получила положенную ей по новому закону компенсацию, к тому же в автобусах снизились цены на билеты. Радуются и пассажиры, прав на льготы не имеющие: ездить всем надо. Значит, и радость на всех одна.

Выйдя из автобуса, наша счастливая пенсионерка тут же поворачивает к продуктовому киоску. "Взвесьте мне три банана, - просит она продавщицу и, повернувшись к камере, добавляет: Коль теперь такая экономия, можно и фруктами себя побаловать". Финальные кадры: довольная женщина снова направляется к автобусной остановке. Голос за кадром: "Анна Петровна решила съездить еще на один рынок. Теперь ей это по карману".

В общем, жизнь таки налаживается. А все потому, что наш президент, как сообщает все тот же Петр Марченко, "выявляет недостатки и оперативно вносит коррективы".

Сергей Брилев: "Ну, а самая показательная история о том, как можно оперативно решить экономические и социальные проблемы, - про людей в погонах. Для того чтобы внести ясность в этот вопрос, потребовалось вмешательство президента".

Как это происходит, нам тоже показали - и не один раз. Вот Владимир Владимирович проводит совещание с профильными министрами. На повестке дня - вопрос об увеличении денежного довольствия военнослужащим (почему у гражданских лиц - зарплата, а у военных - денежное довольствие, убей, не пойму. Что-то есть в этом словосочетании уничижительное: типа "довольствуйся тем, что дают").

Министры, сложив руки перед собой как прилежные первоклашки, внимают главе государства. Он строг, но корректен: "Я прошу ускорить решение этого вопроса. Без комментариев, хорошо? Сделайте и в течение недели мне доложите".

Министры доложили досрочно: уже через день. Денежное довольствие военнослужащих увеличивается в среднем на 20%. "Сколько это в практическом плане?" - деловито интересуется президент. Министр обороны докладывает: "Сейчас у командира взвода 5275 рублей. Будет - 6820. Прибавка на 1545 рублей". "Для начала ничего, - подводит итог президент. - Хотелось бы побольше. Ну, ладно..." Министры с облегчением выдыхают.

Жизнь, как ни крути, налаживается!

На прошлой неделе на том же канале "Россия" дежурил по стране Михаил Жванецкий. И его, само собой, спросили о том, как он относится ко всему, что сегодня происходит в стране. И он так сказал: "Страна живет, как ни возьми, хотя есть странности. И это при том, что механизм принятия решений налажен, детали механизма заняли место в зале заседаний, решения приняты...

Я сам неоднократно какое-то время кричал: "Жизнь становится лучше". Вот на этих криках я потерял довольно большую часть публики. В то же время президент и премьер на этих же криках уверенно набирают голоса. Или у нас публика разная?"

Вообще-то чудо чудное, что на одной и той же поляне до сих пор сосуществуют сказочники из новостей и Жванецкий (правда, возможности у них отнюдь не равные: сказочники слагают свои сказки по нескольку раз на дню, а "Дежурный по стране" выходит в месяц раз). И тем не менее на этом фоне здравые остроумные слова Жванецкого воспринимаются как жуткая крамола.

Хотела было сказать: вот и вернулись времена, когда Жванецкий звучит так же, как в прежние годы. Звучит-то звучит, но времена все же иные. Тогда его и близко к телевидению не подпускали: закрытые концерты в НИИ да домашние посиделки - таков был его удел. А сейчас Жванецкий в эфире государственного ТВ! Значит, это не старые времена вернулись, а те, к которым многие успели привыкнуть, изменились до неузнаваемости, коли такая простая и естественная вещь, как свободное слово, вновь вызывает восторг, смешанный с опаской: только бы не закрыли! Только б не порезали! Дали бы еще подежурить по стране!

После лирического отступления вернемся к тому парадоксу, который зафиксировал наблюдательный Жванецкий. Почему то, на чем он, писатель и артист, терял доверие публики (заверения об улучшении жизни, социальный оптимизм), в то же самое время укрепляет авторитет власти, прибавляя ей рейтинга и популярности?

Ответ, мне кажется, лежит на поверхности: то, что позволено Юпитеру, не дозволено творцу: писателю, журналисту. Творец ходит по земле и видит, обязан видеть все как есть. Когда он врет или фальшивит, люди чувствуют это и отворачиваются, не прощая предательства. Юпитер (он же президент) - бог, и люди верят ему как Богу. Тем более, что небеса высоко, и оттуда не очень-то и разглядишь, как люди живут. Ему и это прощают: мол, от него, бедного, многое скрывают, но уж ежели он узнает, так плохих чиновников погонит поганой метлой и сделает по совести да по справедливости.

На конкурсе "ТЭФИ-регион", который на прошлой неделе проходил в Ханты-Мансийске, меня совершенно поразил репортаж телекомпании "ТВ-6 Владимир" под названием "Для Кидекши Путин почти родной". В село Кидекша Владимирской области, где живут в основном старики и старухи, Владимир Владимирович приезжал год назад на Рождество. Накануне местные власти поставили у церкви фонарные столбы, чтобы осветить храм, где намеревался отстоять рождественскую службу президент. Через два дня фонари сняли, хотя жители Кидекши и умоляли их оставить: зимой в селе такая темень, что голову можно свернуть. Оставили одни столбы - не выкапывать же.

Корреспондент приехал в Кидекшу в день президентских выборов. Все сельчане, как один, проголосовали за Путина, несмотря на то, что до ближайшего избирательного участка им пришлось по колено в снегу топать пехом аж два километра. "За кого голосовали?" - спрашивает журналист у старух. "За светлого князя", - отвечает одна, благостно улыбаясь. "А как фамилия у князя?" - "Князь Владимир". И добавляет: "Боже, Царя храни!" "А почему за него?" - не унимается журналист. "Он дал нам жить, - отвечают старушки, позволившие себе по случаю праздничка и наконец-то доставленной им пенсии купить пряников в сельпо. - Он все знает. И добрый. Путин нам почти родной. Он у нас был". (Это при том, что они видели даже не президента, а его кортеж - местных по старой доброй традиции отогнали на безопасное для высокого гостя расстояние.) Трехминутный сюжет - а в нем психологический портрет электората. Портрет народа. Таких емких и откровенных сюжетов давно уже не позволяют себе федеральные телеканалы. Они знай себе славословят "Светлого Князя" да пекут репортажи про то, как расцветает жизнь вокруг. "Князю" верят (аргументы - см. выше), а в телеящик от всей души плюют. Потому что окрест себя видят нищету, разруху, равнодушие местных чиновников, произвол и беспредел, а в ящике - благостных старушек и красивые картинки налаживающейся жизни.

Полторы сотни телекомпаний всей страны участвовали в конкурсе "ТЭФИ-регион". От такой концентрации человеческих бед, безнадежности и убогости жизни, которые честно фиксируют, отражают региональные телевизионщики, пытаясь по мере сил помогать своим землякам-зрителям, можно вконец отчаяться. Все это существует на самом деле. И это реальная, а не лакированная жизнь. У меня есть идея: уж коли наши телевизионные федералы только сказки сказывают, а высшие госчиновники видят и по телевизору, и на выездах лишь потемкинские деревни, может, послать в Кремль, да в Белый дом, да в Думу комплект кассет с новостями из регионов? Для осознания, так сказать, и просветления. Ведь любовь с верой при отсутствии надежды отнюдь не долговечны. И дистанция от "Боже, Царя храни" до "Никто не даст нам избавленья: ни бог, ни царь, и не герой", в сущности, очень невелика.

Ирина Петровская

1 Последние комментарии / остальные комментарии

Молодец Ира. Хорошая аналитика. Чувство юмора, сарказм и переживание, помноженная на совестливость - хорошая питательная среда для профессионала. Для журналиста...
Свободы слова на ТВ сейчас действительно уже нет. Остался небольшой пул людей с совестью и профессией, которые пока могут честно делать свое дело. Это новости на ТВЦ "25 час", ночные встречи у Лушникова на ТВ-3 и может быть еще несколько программ.
У меня есть ощущение, что "добрый царь" - это институционный синдром России. Общество долго подходит к критичной точке, но мгновенно обрушивается, ловиной снося власть и несправедливость. При этом не значит что рождается приемлемая среда для качественно нового развития общества. Вновь пришедшие убдут явно не в образе Исуса...
Спасибо Вам, Ира, за профессионализм и цивилизационные оценки.

Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.