Медиановости

21 февраля 2005 13:27

Жив ли жанр телевизионных новостей?

В прямом эфире "Эхо Москвы" Ольга Романова, ведущая REN TV и Сергей Варшавчик, телевизионный обозреватель "Независимой газеты".

Ведущая: Елена Афанасьева.

Е.А. – Оля, мы так несколько странно сформулировали сегодня тему: "А жив ли жанр телевизионных новостей?" Вот об этом мы попробуем поговорить.

О.Романова – Конечно, жив. Конечно, жив, ну, по крайней мере, когда я работаю каждый день в эфире, я понимаю, что новости есть. Я всегда перебираю, ну, слава Богу, у меня есть такая возможность, на 5-7-10 минут отпущенное мне время, потому что новости не кончаются. Конечно, есть.

Е.А. – А Вы определяете свою программу жанр как все-таки "выпуск новостей" или "авторскую программу"?

О.Романова – Ну, Вы знаете, мы делаем… вечерами мы делаем журнал. Вот поздней ночью – это журнал, журнал о сегодняшнем дне.

Е.А. – Почему мы так сформулировали тему, потому что достаточно долго, уже несколько сезонов мои коллеги телевизионные обозреватели и телекритики констатируют, что, скорее, в общем телевизионном пространстве осталась пропаганда, нежели информирование. Канал REN TV, может быть, стоит боком к большим каналам, не является таким электоральным ресурсом как первый или второй, а сохраняет свою позицию. Но не ставит ли эта своя позиция Вас перед необходимостью, может быть, несколько перегибать палку в обратную сторону, потому что палка выгнута вся сюда, новости все повернуты в такое прогосударственное русло. Естественно, остается пустая ниша другого телевидения. Не приходится ли Вам нарочито заполнять эту нишу?

О.Романова – Ну, Вы знаете, во-первых, я с Вами не соглашусь. Я примкну к людям, считающим себя "государственниками"…

Е.А. – Как интересно!

О.Романова – …патриотами, но в каком-то, наверное, может быть, другом смысле слова, в котором это понимается сейчас…

Е.А. – Не в том, как Ваш бывший коллега по программе, на канале ТВЦ выходящей, Михаил Леонтьев.

О.Романова – Леонтьев любит родину по-своему, я - по-своему, но это все равно любовь. Я люблю эту страну, я не хочу из нее никуда уезжать. Я люблю этот народ, хотя у меня к нему, там, есть масса вопросов и прочее, прочее, прочее…

Е.А. – Оль, я все-таки уточню вопрос. Это понятно. Вот раньше существовали разные новости. Например, лет… сколько уже? Да, сейчас не могу сказать. Ну, как-то так, в 96-м, условно говоря, 97-м, 99-м существовали одни новости на первом канале, например, на втором, одни новости на НТВ, одни новости на REN TV, на ТВЦ, где Вы работали тогда, они все были немножко не похожи друг на друга. Где-то шел откровенный заказ хозяев канала, где-то шло то, что проскальзывало незамеченным. Но, по крайней мере, из суммы информации зритель иногда мог что-то для себя вынести, сложив вместе и разделив на количество каналов, какое-то среднеарифметическое. Когда получился перекос в достаточно четко заданную позицию на общефедеральных каналах, и остаются нетронутые темы, которые все знают, что вот об этом может сказать только REN TV, Вам приходится эти темы невольно делать первыми новостями дня. Может быть, таковыми они не являются. Или вот есть эта, какая-то заданность человека, работающего на негосударственном канале, последнем принципиально негосударственном?

О.Романова – Вы знаете, вот мы как работали 6 лет назад, когда я пришла на REN TV с ТВ Центра, мы так и работаем. Дело в том, что это канал, в общем, единомышленников. У нас не бывает… мы же обсуждаем все темы, которые у нас идут сегодня вечером в эфире. Это не мое волюнтаристическое мнение, что надо говорить так, а не так, выбирать новости именно так, а не как на ОРТ, извините, на первом канале. Просто потому что мы действительно все это обсуждаем, это коллективный труд. Нам не надо говорить, что такое хорошо, что такое плохо, мы не ищем, где черное и где белое. Нам не надо объяснять это друг другу. Мы чувствуем тона. Ирена Лисневская чувствует тона так же, как и я, у нас нет принципиальных споров идеологических, да?

Е.А. – Что на этой неделе Вы выдавали в эфир то, что не давали Ваши коллеги с больших каналов?

О.Романова – Ну, например, мы выдавали одну из моих любимых историй с песней "Мурка" в Государственной думе.

Е.А. – Ну, это, по-моему, история не этой недели уже, а...

О.Романова – Она разрешилась на этой неделе, когда пианистку разрешили не увольнять. История счастливо разрешилась и товарищ Ковалев, который отвечает за регламент Думы, сказал, что можно. "Мурка" - можно, народная песня, пианистку не уволили. Я рада за пианистку, она очень милая барышня.

Е.А. – Я думаю, вот Ваши коллеги, будь они сейчас в студии с первого, второго канала, может, даже с НТВ возразили бы, что в масштабах страны – это не событие, поэтому они могли его не заметить. А Вы как бы ответили им?

О.Романова – А какое у нас событие на этой неделе произошло, которое можно говорить в масштабе страны? Т.е. мне кажется, что через Думу, через пианистку, через… ну, все, что угодно, мы больше понимаем страну. Да, новости – это то, из чего мы все созданы. Это не то, что происходит на паркете, хотя это тоже очень важно и нельзя… паркет – это важно. Когда к нам приезжает президент Сирии, это - важно, это интересно Шарону, это интересно мне, это интересно Вам, потому что речь пойдет, например, о продаже оружия Сирии. Какое оружие, зачем, кому, через что? Это – безумно важно, это – геополитика. Конечно, этот паркет нам всем нужен и интересен. Когда 4 лидера 4 фракций приходят в Кремль разговаривать с Путиным, я понимаю, что это важно. Потому что это, там, первый раз "с времен Очакова и покоренья Крыма". Потому что в этом составе…

Е.А. – Да, давненько не хаживали.

О.Романова – Давненько не хаживали, все по одному. Конечно, мне интересно. Какое впечатление у Зюганова, мне очень интересно. Какое впечатление у Жириновского. Это важно.

...

О.Романова – ...Вы знаете, я очень много лет пытаюсь в эфире начать программу со слов "Добрый вечер!"

Е.А. – Добрый?

О.Романова – Добрый вечер! А потом думаю и говорю "Здравствуйте!", потому что понимаю, что что-то случилось, даже какая-то годовщина или опять какая-нибудь гадость…

Е.А. – Что, за все эти годы не было дня, который..?

О.Романова – Нет, несколько раз было, но это можно посчитать по пальцам. Не то, чтобы это не бывает раз в неделю, а и раз в месяц не наберется, когда я могу посмотреть все свои новости, что у меня сегодня идет, и сказать: "Добрый вечер!" У меня на этой неделе такое было. Я собралась уже было сказать: "Добрый вечер!", но вечером пришло сообщение о теракте в Ингушетии, когда погиб глава Совета безопасности. Ну, невозможно, невозможно!

...

С.Варшавчик – Скажите, Ольга, считаете ли Вы, что REN TV, по сути дела, сейчас осталось единственным, так скажем, островком, где имеется какая-то независимая точка зрения от государства?

О.Романова – Нет, я когда слышу слово "государство", все время спрашиваю: как его фамилия? Как фамилия государства, кого Вы имеете ввиду?

С.Варшавчик – Администрацию президента.

О.Романова – Администрация президента. Ну, Вы знаете, что значит, быть независимым от администрации президента? Они – ньюсмейкеры, поэтому мы от них, конечно, зависим. Ньюсмейкер Сурков, я до сих пор и сейчас по-прежнему обращаюсь к его великому интервью в "Комсомольской правде", например, на этой неделе с губернатором Аксютой. Я сразу вспомнила интервью Суркова, где он сказал, что при новой системе избрания губернаторов, есть у нас только две беды, всего-навсего: коррупция и "традиционные русские бестолочи". Это я закавычила: "традиционные русские бестолочи", потому что это – не мои слова. Да, я все время обращаюсь к первоисточнику, к Суркову, значит, я от него завишу, наверное, как от ньюсмейкера.

С.Варшавчик – Нет, ну, я-то имел ввиду другое.

О.Романова – Я понимаю, что Вы имеете ввиду.

С.Варшавчик – Вы это поняли, что там не назначается никем, никаких кадровых изменений нету, как на канале, там, бывшем негосударственном, я имею ввиду, НТВ. И поэтому тот вопрос, который задала Вам Лена про продажу акций, он волнует многих. Потому что…

О.Романова – Ну, Вы знаете, я в этом плане очень счастливый человек. Я обладаю какой-то такой вот чрезвычайной близорукостью, не очень вникаю в то, что происходит вот вокруг конкретно меня. Мне как-то больше гораздо интересно, что происходит в стране, в том числе в Кремле, в том числе в администрации, в том числе, я не знаю, там, в Туле, в Рязани. И тут, наверное, надо снять шляпу перед Иреной Лисневской. Поймите меня правильно, я не подлизываюсь, просто дело в том, что мне кажется, что Ирена Лисневская вот лично меня, да, наверное, и Марианну Максимовскую как-то оберегает от некоторых вещей, которые может быть, там, слышит или как-то отбивает она. До меня они просто не доходят.

Е.А. – Оля, а Вам приходится работать интонацией, голосом или все-таки на этом канале еще можно говорить вслух?

О.Романова – Вы знаете, скажу Вам честно, положа руку на сердце: мне никто ничего не говорит, что можно, а что нельзя. Здесь нет самоцензуры, здесь есть… Ну, я не знаю, …ответственность, которая просто увеличивается с каждым днем, сами знаете, почему, да? Потому что не хочется никого подставлять. И я глубоко убеждена, что во власти есть очень много умных людей, реально умных, которым я не врежу. А с дураками общаться тяжело. Я не знаю.

...

С.Варшавчик – Скажите, Ольга, как, в том числе и пишущий журналист, Вам не кажется, что сейчас информация в большинстве, информации из телевизора не почерпнуть, тут газеты, Интернет, опять же, тут та же история, например, с Лужковым все-таки была взята за основу из "Московской правды".

О.Романова – Ну а собственно, телевизор же ни в одной стране мира не несет на себе культурную, образовательную функцию. Телевизор – это телевизор, ну, к сожалению.

С.Варшавчик – А раньше были информационные какие-то репортажи с НТВ, помните…

О.Романова – Помню, конечно.

С.Варшавчик – Из Чечни, там, и т.д.

О.Романова – Да, телевизор изменился, но, понимаете, это вина, в основном, телевизора. Вот я, опять же, вот я приводила пример со Сванидзе – ну, таких же примеров много, люди, которые хотят работать хорошо, они находят причину, повод, время и место работать хорошо. Просто стало, мне кажется, больше плохо работающих людей. Вот, собственно, и все.

С.Варшавчик – Т.е. та тенденция, что телевизионные журналисты переходят в газетные, Вам не кажется неким таким символом времени?

О.Романова – Конечно, это символ времени, конечно, потому что… мы же говорили об этом – вот, возвращаясь к мужчинам – почему, все-таки, барышни… Ну потому что время сейчас такое, которое не терпит ярких личностей. Посмотрите. В любой стране какие-то сообщества – они невольно копируют власть. Ну, невольно. Перенимают какие-то словечки, ужимки, костюмчики, там, привычку носить часы, почему-то на правой руке и т.д. Такое идет, небольшое копирование. А уж тем более телевидение – это вообще, конечно – мы зеркало, да? И конечно, люди, которые работают губками, да, обязаны впитывать… конечно, они стараются сейчас не выделяться.

0 Последние комментарии / остальные комментарии

К этому материалу еще нет комментариев




Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.