Медиановости

22 февраля 2005 15:16

"Журналистика стала сервисной профессией"

Леонид Бершидский, издатель еженедельных журналов "Огонек" и HELLO! ИД "ОВА-Пресс": "Журналистика стала сервисной профессией".

Неделю назад статьей "Пластмассовые мальчики" бывшего главного редактора "Московских новостей" и "Огонька" Виктора Лошака "Известия" открыли дискуссию о состоянии современной журналистики в России. Сегодня мы предоставляем слово новому издателю "Огонька" Леониду Бершидскому За те 15 лет, что я с небольшими перерывами проработал в печатных СМИ, мало какое ремесло изменилось так радикально - и по набору приемов, и по функции в мире - как журналистика.

Я сейчас без ностальгии, а скорее с ужасом вспоминаю, каково было работать репортером в домобильную, того хуже - в доинтернетовскую пору.

Сбор всякого бэкграунда занимал многие часы. Сейчас благодаря Сети - минуты. А с какими адскими муками был сопряжен дозвон до источников, чьи домашние телефоны вечно молчали, а по служебным оборонялись церберы-секретарши... Не говоря уже о случаях, когда что-то происходило вдалеке от стационарных телефонов, а время сдачи номера неумолимо подступало. Помню, как диктовал с тираспольского переговорного пункта горячую новость: местные женщины - фан-клуб отставленного командующего 14-й российской армией генерала Лебедя - не позволили приземлиться самолету, на котором прилетел сменщик Лебедя Евневич. Боевые дамы легли на посадочную полосу, словно морские котики. Пока добрался до телефона, сочиняя на ходу текст, пока отдиктовался - Евневич, приземлившийся на соседнем аэродроме, нагрянул в Тирасполь.

Соответственно, и базовые репортерские навыки нынче другие, чем тогда. Искать в интернете - особое искусство, которым владеют не все, не зря ведь проводились когда-то чемпионаты по сетевому поиску. Чтобы правильно составить запрос, нужно представлять себе, как действуют поисковые машины, и желательно хоть как-то владеть парой европейских языков - информация-то часто требуется "не наша". Чтобы оперативно получать информацию, надо теперь меньше бегать и ездить, но гораздо больше звонить. У такой техники есть недостатки - часто теряется живая картинка, общение с источниками получается более формальным, но есть одно важное, особенно для ежедневок, достоинство: скорость. Выигрывает современный репортер и в достоверности: умело пользуясь Сетью и телефоном, можно быстрее получить несколько независимых подтверждений добытой сенсации. Вы спросите: а если цейтнота нет и статья пишется, скажем, в еженедельный или ежемесячный журнал? Почему и в них тексты в массе стали более сухими, отстраненными? Куда девались яркие слова и сильные чувства?

Вот тут мы подходим к сути изменений, которые претерпело наше ремесло. Оно стало, как это ни обидно всем потенциальным "золотым перьям", сервисной профессией. Журналистика и литература ныне - не две грани одного таланта, а отчетливо разделенные области. Читатель через редактора говорит репортеру: поди и принеси то, что у меня, читателя, нет времени выяснять самому.

Сочинителю аналитических текстов: разложи по полочкам то, что у меня нет времени обдумывать. Щелкнув каблуками, репортер и аналитик удаляются.

Только худшие из них остаются поныть: а как же моя творческая индивидуальность? А как же чувства? Редактору уже скучно отвечать, опять же от имени читателя: Сорокин пишет лучше тебя, а в ЖЖ (www.livejournal.com) выложены тысячи интимных дневников. Вот и литература, вот и эмоции. Твое дело - собрать информацию. И если ты хороший репортер, информация твоя, даже переданная скупыми, лаконичными средствами, поразит читателя. И заставит его задуматься - а то даже засмеяться или заплакать. Потому что мир по-прежнему удивителен, а люди неистощимы на выдумки. Поразительную историю можно обнаружить иной раз даже в финансовом отчете, который современный репортер конечно же умеет читать.

Мне неинтересен журналист, который стремится в литературные звезды. Я полюблю его, когда он сочинит наконец свой роман и им на время заставит меня смотреть на жизнь другими глазами. В газете или в журнале он скорее всего занимается не своим делом. А вот репортера, который принес мне то, я и сам не знал что, - я уважаю.

Уважаю, например, команду из The Wall Street Journal, два года назад размотавшую как ниточку историю краха корпорации Enron. Журналистика, кстати, становится все более командной профессией - даже газетный текст часто создают два, три, а то и больше авторов. Тут не место самолюбию - сервис, вот и машину на мойке вам будет натирать не один человек. Мне, впрочем, в этом случае ближе спортивные сравнения - потому что и в командной работе есть место профессиональному подвигу.

Куда же податься тоскующим по прежней, более персональной, но менее полезной и точной журналистике? Для нее осталось место в авторских колонках; но и на него претендуют профессиональные литераторы, в последнее время все менее чуждые малых форм. В обновляемом "Огоньке" мы отдаем большую часть колонок именно им - или даже не журналистам и не писателям, а просто тем, кто интересен аудитории, чьи достижения вызывают зависть или любопытство. Настоящие достижения, заметьте; красиво сочинить статью - дело, как ни горько в этом признаваться, нехитрое.

А для собратьев по цеху есть одна хорошая новость. Пусть от них нынче зачастую требуется этакое буддистское самоотречение - зато ремеслу теперь можно научиться. Пропуском в профессию служит не столько божий дар - это раньше без него не принимали в привилегированную касту, каковой почитали себя советские мэтры пера, - сколько любопытство и честность. Остальное - навыки. Тех, кто их приобретет, любопытства и честности не утратив, рынок оценит.

1 Последние комментарии / остальные комментарии

К сожалению, это все отдает нафталином. Пришло время денег и каждый спасается как может. Диназавры давно вымерли от голода и безденежья. А новые мальчики предпочитают писать за деньги. Думаю тех, кто от них откажется сейчас нет. Да и чего ради. Когда за нужное слово дают должность, власть и все прочее. Не скажу, что мне это нравится. Но такие сейчас времена.

Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.