Медиановости

24 февраля 2005 11:08

И Ъ теперь истец

И Ъ теперь истец

Почему "Коммерсантъ" будет обжаловать предупреждение за интервью Аслана Масхадова.

В минувший вторник, 22 февраля, в редакцию Ъ наконец поступил текст вынесенного ей от имени Федеральной службы по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия РФ официального предупреждения о недопустимости нарушения российского законодательства. Документ #23/1-5/1-846 датирован 9 февраля и подписан руководителем службы Борисом Боярсковым. В нарушении законодательства РФ Ъ заподозрен в связи с опубликованным 7 февраля интервью с лидером чеченских сепаратистов Асланом Масхадовым по поводу объявленного им одностороннего прекращения боевых действий в Чечне. Господин Боярсков полагает, что в нем "содержится информация, обосновывающая и оправдывающая необходимость осуществления экстремистской деятельности". Редакция категорически не согласна с подобной трактовкой содержания интервью чиновником и будет оспаривать предупреждение в суде. В связи с этим Ъ считает необходимым объяснить своим читателям, чем руководствовалась редакция, принимая решение о публикации беседы с Асланом Масхадовым.

Появление в Ъ интервью Аслана Масхадова "Мой призыв обращен к президенту России" имело свою историю. 2 февраля вечером сайт чеченских сепаратистов "Кавказ-центр" (www.kavkaz.tv) сообщил, что Аслан Масхадов приказал своим подчиненным "приостановить в одностороннем порядке наступательные боевые действия на всей территории ЧРИ (Чеченской республики Ичкерия.–Ъ) и за ее пределами на февраль месяц (см. Ъ от 3 февраля)". "Кавказ-центр" указывал, что не располагает текстом приказа Масхадова, но в подтверждение своих слов привел аналогичный приказ другого лидера чеченских боевиков – Шамиля Басаева.

Новость не осталась незамеченной российскими и мировыми СМИ. На протяжении нескольких последующих дней с их подачи инициативу Аслана Масхадова активно обсуждали многие политики и чиновники. Большая часть оценок сводилась к не претендующему на глубокий анализ выводу: приказ лидера самопровозглашенной Ичкерии не более чем блеф и пиар. Именно в таком или примерно таком ключе слова Аслана Масхадова в те дни прокомментировали, в частности, председатель комитета по обороне и безопасности Совета федерации РФ Виктор Озеров, председатель комитета по безопасности Государственной думы РФ Владимир Васильев, президент Чечни Алу Алханов, председатель правительства Чечни Сергей Абрамов, начальник оперативно-разыскной части МВД республики Руслан Касаев и многие другие.

В этих оценках в общем-то не было ничего неожиданного. Каждый имеет право интерпретировать те или иные действия Аслана Масхадова по-своему. В конце концов, вряд ли кто-то из независимых наблюдателей предполагал, что вышеназванные представители властей будут всерьез рассуждать о возможности аналогичного ответного шага со стороны Кремля и перспективах мирного урегулирования противостояния с лидером Ичкерии. Но был еще один комментарий, который даже в этом ряду стоял особняком.

Он исходил не от российских парламентариев и не от чеченских гражданских чиновников, а от структуры, которая если и не уполномочена на ведение переговоров с чеченскими боевиками, то, по крайней мере, обязана всегда владеть проверенной информацией по Чечне и отличать блеф от объективной реальности. 3 февраля представитель регионального оперативного штаба (РОШ) по управлению контртеррористической операцией на Северном Кавказе генерал-майор ФСБ Илья Шабалкин, являющийся фактически единственным уполномоченным озвучивать официальное мнение этого силового ведомства, в интервью Ъ заявил: "Правоохранительным органам известно, что размещаемая идеологами бандформирований на сайтах экстремистов информация не имеет никакого отношения к якобы сделанным Масхадовым и Басаевым заявлениям... Все ссылки на лидеров бандитского подполья являются вымышленными, а тексты самих заявлений – плодом фантазии Мовлади Удугова (один из идеологов чеченских сепаратистов.–Ъ) и его пособников (см. Ъ от 4 февраля)". Одновременно от имени РОШ сообщения аналогичного содержания были распространены через информационные агентства ИТАР-ТАСС и РИА "Новости".

Итак, со слов господина Шабалкина получалось, что приказ о прекращении огня – вымысел и удуговская фальшивка и СМИ зря вводят в заблуждение свою аудиторию, а политики и чиновники напрасно тратят время, комментируя то, чего никогда не существовало в природе. Авторитетное мнение представителя РОШ можно было бы просто принять к сведению и спокойно заняться другими делами. Но Ъ решил разобраться в ситуации до конца, тем более что статья 47 закона РФ "О средствах массовой информации" предоставляет журналистам право проверять достоверность сообщаемой им информации независимо от того, исходит ли она от сайтов чеченских сепаратистов или от генералов ФСБ. И вряд ли возможно утверждать, что в сложившейся ситуации у редакции имелся иной способ проверки фактов, кроме обращения за комментарием теперь уже к самому автору якобы несуществующего указа Аслану Масхадову, пусть даже и через посредника, в качестве которого в данном случае выступил его генеральный представитель Умар Хамбиев (о чем Ъ честно сообщил читателям в предваряющей интервью редакционной вводке).

По сути, интервью с Асланом Масхадовым должно было дать читательской аудитории Ъ, к которой, безусловно, относится и генерал ФСБ Илья Шабалкин, четкий ответ на главный вопрос: "Так был или не был отдан им приказ об одностороннем прекращении огня?" Поскольку после выхода интервью тема "фантазий Мовлади Удугова" никем больше не поднималась, редакция считает, что свою задачу оно выполнило, а искать в нем второй, экстремистский смысл – это лишнее. Смеем надеяться, что такого же мнения придерживается и подавляющее большинство наших читателей. По крайней мере, до сих пор никто из читателей, зачастую даже слишком чутких и бдительных в этом плане, в нем ничего про оправдание экстремизма не увидел (а с обратной связью у нас все в порядке, поверьте).

Остается только сожалеть, что именно так расценили публикацию в Федеральной службе по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия РФ. В вынесенном от ее имени в адрес редакции Ъ предупреждении о недопустимости "нарушения законодательства РФ" за подписью руководителя службы Бориса Боярскова прямо утверждается, что "в рассматриваемой публикации содержится информация, обосновывающая и оправдывающая необходимость осуществления экстремистской деятельности".

Законодательство РФ не дает четкого определения такого рода информации, и Ъ обязательно предложит чиновникам из ведомства господина Боярскова доказать это утверждение в суде (еще одно такое предупреждение в течение года может грозить газете закрытием). Тем более что такой опыт у нас уже есть. Пять лет назад Ъ уже получал предупреждение – тогда от Минпечати РФ. Предупреждали за интервью все с тем же Асланом Масхадовым с похожим содержанием и заголовком "Я приостановил боевые действия" (см. Ъ от 21 апреля 2000 года). Через некоторое время Тверской межмуниципальный суд Центрального административного округа Москвы просто отменил его по жалобе редакции.

Александр Ъ-Стукалин, главный редактор

0 Последние комментарии / остальные комментарии

К этому материалу еще нет комментариев




Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.