Медиановости

25 февраля 2005 12:03

Свобода слова и информации в России

Ряд известных политических и общественных деятелей стран мира выступили с открытым обращением к Президенту США Джорджу Бушу накануне его встречи с российским Президентом Владимиром Путиным. Они призвали американского лидера поставить перед главой российского государства вопрос о серьезной эрозии демократических свобод в России, а также публично высказать свое несогласие с авторитарным курсом российских властей.

"Голос Америки" попросил прокомментировать ту часть открытого письма Бушу, в котором речь идет свободе слова и информации в России главного редактора газеты "Московские новости" Евгения Киселева, эксперта, хорошо знакомого с сутью проблемы на основании собственного опыта работы на телеканалах НТВ и ТВ-6.

Евгений Киселев:

Вы знаете, если бы я сам писал это обращение, я бы немного по-другому расставил акценты. Всегда нужно говорить о сути проблемы и не размазывать как кашу по всей тарелке. Дело в том, что… давайте не будем смешивать средства массовой информации, которые принадлежат тем или иным крупным бизнесменам, связанным в той или иной степени с властью, со средствами информации которые этой властью манипулируются, которые ей принадлежат напрямую. Это совершенно две разные проблемы. Дело в том, что средства массовой информации – если бы в России было десять, пятнадцать, двадцать мощных средств массовой информации, которые принадлежали бы разным частным собственникам, то об этом можно было бы только мечтать, потому что у каждого из этих собственников есть свои интересы. В результате возникала бы полифония, даже если бы кто-то из этих собственников пытался использовать принадлежащее ему средство массовой информации в тех или иных корыстных интересах. Давайте не будем делать вид, что, скажем, в Соединенных Штатах Руперт Мердок, который контролирует тот же самый канал "Фокс", вообще не оказывает на него никакого влияния. Давайте не будем делать вид, что тот же самый Руперт Мердок не имеет влияния на газету "Таймс", которая принадлежит ему в Великобритании. Ну и так далее. Но никто же не ставит под сомнение объективность, честность и независимость британских или американских средств массовой информации. Поэтому мне не понравилось в этом обращении цитата, какой-то странный реверанс по поводу того, что государство, с одной стороны, а частный собственник, с другой стороны, есть одна совершенно четкая проблема, которая называется проблемой отношения государства к электронным СМИ. Не надо преувеличивать степень угнетенности и подконтрольности газет, журналов… И, кроме того, надо иметь в виду, что бурно развивается интернет, и есть достаточное количество онлайновых средств массовой информации, которые отнюдь не поют осанну Кремлю или наоборот. И можно найти любые критические высказывания, оценки, точки зрения, и надо сказать, что, по моим наблюдениям, мыслящая публика, интеллектуальный авангард российской элиты, вне зависимости от ее политической окраски – будь то левые, правые, националисты, либералы – все больше и больше времени тратят на чтение газет, журналов, интернета, потому что телевидение, как наиболее массовый и наиболее влиятельный источник средства массовой информации, находится практически под полным контролем государства и подвергается, с одной стороны, достаточно жесткой эффективной политической цензуре, а с другой стороны, на всех крупных каналах бурным цветом расцветает самоцензура, потому что журналисты просто боятся за свое будущее, боятся остаться без работы – за самое, казалось бы, невинное высказывание, за каждое неудачно сказанное слово.

Алекс Кэмпбелл:

Евгений Алексеевич, ваше недавнее интервью интернет порталу "Дни"… Мы обратили на него внимание – у вас есть там очень интересные рассуждения, вы сейчас их коснулись тоже, об эффективности различных средств массовой информации в России, то есть, телевидение в сравнении с радио, интернетом и печатными СМИ. Не могли бы вы подробнее рассказать о роли, которую интернет играет сегодня в информационном пространстве России?

Е.К.:

Колоссальную, возрастающую при этом, роль на российском информационном пространстве. Онлайновые средства массовой информации, такие как "Газета.ру", "Грани.ру", "Полит.ру", "Лента.ру", "Ньюс.ру.ком", а также электронные версии газет и журналов, издающихся на бумаге, имеют огромную возрастающую аудиторию особенно среди молодежи, особенно среди наиболее активных современных динамичных слоев населения. Поэтому, если говорить, что когда-нибудь в России сформируется активное недовольное меньшинство – а, по определению, любые революционные перемены в обществе происходит в результате появления такого активного недовольного меньшинства – это меньшинство, безусловно, сформируется под значительным влиянием интернет ресурсов.

А.К.:

Евгений Алексеевич, в обращении, о котором мы говорили, есть рекомендация президенту Бушу о том, какого конкретно вопроса следует коснуться в разговоре с Путиным. Я процитирую: "Разрешения создать один, по меньшей мере, независимый телевизионный канал, который был бы открыт для взглядов оппозиционных сил и гражданских групп". Вы согласны с такой рекомендацией?

Е.К.:

Это то, что называется по-английски “whishful thinking”, то есть, когда желаемое выдается за действительное, или когда предлагается осуществить проекты, по определению неосуществимые. Кто будет финансировать такой канал? Есть, я знаю, люди, которые выступают с предложением создать такое общественное, независимое от государства телевидение, которое предоставляло бы слово сторонникам различных точек зрения за счет получения от населения лицензионной платы, так, как это делается в Великобритании. Но, по моему глубокому убеждению, это вещь в России, если не невозможная, то, по крайней мере, трудно осуществимая. У нас люди по-прежнему не приучены вовремя платить за квартиру, за свет, за газ, за телефон… И, боюсь, что большинство людей, привыкших к тому, что любой телеканал, который распространяется через воздушную антенну, можно смотреть бесплатно, не захотят просто платить за один канал, который вдруг будет почему-то распространяться на платной основе. Поэтому я боюсь, что это прожектерство. Скорее, нужно создать политические условия для того, чтобы… Скажем, у государства есть два канала, два существующих канала. Соответственно, должны быть созданы такие правила игры, при которых один из этих каналов будет законодательно огражден от прямого политического влияния кремлевской администрации, правительства, Думы… Существуют всевозможные механизмы, известные международному сообществу, журналистскому в том числе. Существуют примеры эффективно действующих наблюдательных советов, скажем – в агентстве "Рейтер", на "Би-Би-Си", в других средствах массовой информации, которые финансируются государством, но напрямую от государства не зависят, и в Англии, и в Америке, и в других странах.

А.К.:

В своем обращении к нации президент путин обрушился с критикой на неправительственные организации, заявив, что они служат сомнительным хозяевам и решают задачи, которые не отвечают интересам российского общества. Как бы вы прокомментировали это заявление Путина?

Е.К.:

Это так давно было сказано… На самом деле мы уже потихонечку начинаем жить в ожидании нового президентского послания. Сейчас февраль на дворе. Там, глядишь, уже в апреле, мае Путин выступит с новым посланием. И, гладишь, уже выскажет недовольство какими-то другими силами, организациями, людьми… Но, уж если возвращаться к этому… В принципе, все понятно: власть хочет контролировать все и вся. Власть установила контроль над наиболее влиятельными электронными средствами массовой информации, то есть – над крупнейшими телеканалами, власть контролирует парламент, который, как смеются некоторые московские остряки, превратился просто в подразделение администрации президента по утверждению законодательных актов – такое, знаете ли, юридическое управление кремлевской администрации… Власть достаточно жестко контролирует судебную систему. О независимости судебной власти в России говорить не приходится. Вот остались общественные организации, значит, власть их тоже хочет контролировать. Ну, значит, как минимум – начать с того, чтобы разделить их на "чистых" и "нечистых": вот эти хорошие, правильные, эти будут получать нашу поддержку. А эти – плохие, неправильные, этих мы поддерживать не будем, этим мы будем создавать трудности. То есть, старый принцип: тот, кто не с нами, тот – против нас.

Алекс Кэмпбелл

0 Последние комментарии / остальные комментарии

К этому материалу еще нет комментариев




Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.