Полезное /
Теория и практика

4 марта 2005 18:56

Русский язык в СМИ

Русский язык в СМИ

Основной фактор, определяющий современное речевое бескультурье в СМИ, — тот же самый, что и в стране в целом: российское языковое сознание смешало два понятия: свобода слова (говори, что хочешь) и свобода речи (говори, как хочешь). Именно поэтому на замечание по поводу сквернословия у нас отвечают: "А у нас свобода слова".

Если свобода слова, несомненно, нужна в цивилизованном обществе, то свободы речи в таком обществе никогда не может быть: язык полноценно выполняет коммуникативную функцию только в том случае, если люди следуют общепринятому языковому стандарту, прежде всего — нормам литературной речи.

У меня есть любимая игра: когда приезжаю в Москву, я покупаю на вокзале газету "Московский комсомолец" и ищу там нецензурное слово. Еще ни разу не было, чтобы не нашел — одно или два. Однако ведь эти слова и называются непечатными, потому что их нельзя печатать. Вообще, грубость в СМИ — это признак журналистской немощи: не будучи в силах привлечь читателей содержанием материалов, актуальностью, остротой предлагаемых проблем и решений, журналист пытается выделиться грубостью речи.

Есть такое понятие — коммуникативное сознание народа. Мы в Воронеже сейчас много занимаемся его изучением. Российское коммуникативное сознание пока явно отдает приоритет иностранному языку перед родным. Иностранный язык рассматривается как нужный, востребованный, его изучение оправдывает любые затраты, хорошим знанием иностранного языка люди гордятся. А за хорошее знание русского языка и хвалить-то не принято. Граждане нашей страны не считают хорошее владение русским языком престижным.

Нужны конкретные дела на местах, направленные на изменение коммуникативного сознания нашего народа. Мы считаем, что необходимо пропагандировать русский язык не как учебный предмет, ненавистный большинству наших граждан со школы, а как национально-культурную ценность. Для современной молодежи хороший аргумент в пользу овладения русским языком — успешность деятельности: "Будешь культурно говорить, уметь общаться — получишь хорошую работу, тебя будут высоко ценить, ты будешь нравиться окружающим и т. д.".

Нужно предъявлять требования к владению русским языком для разных категорий граждан, причем в любом случае нужно эти требования минимизировать — определить некий минимум, который представители данной профессии или соискатели данной должности должны обязательно знать, и требовать от них этот минимум, а не хорошее знание языка "вообще". Мы сделали такие минимумы для педагогических работников области и предъявляем всем им эти требования в процессе прохождения курсов повышения квалификации и при аттестации.

Мы в Воронеже создали телефонную Службу русского языка — по вечерам, с 16.00 до 18.00 наши консультанты отвечают на вопросы. 15-20 вопросов в час — это норма: люди хотят знать свой язык, но у них нет привычки к самообразованию в этой области, а обратиться не к кому.

В воронежских школах мы ввели региональный предмет "Культура общения", в 9 классе многие дети уже несколько лет выбирают этот предмет для сдачи экзамена.

Уже десять лет ежегодно проводим следующие мероприятия: методическую конференцию для учителей и преподавателей вузов — "Культура общения и ее формирование", публикуем одноименный сборник; областной Фестиваль риторики, где дети с 1 по 11 класс соревнуются в публичных выступлениях разных жанров, участвуют в дебатах и соревнуются в конкурсе каллиграфии. Уровень речевой подготовки детей растет год от года — значит, наши усилия не напрасны.

Язык современных СМИ обладает всеми недостатками русского языка нынешнего периода, и обеспечить благоприятное развитие и восприятие языка СМИ обществом можно именно путем повышения речевой культуры всех членов общества, в том числе и журналистов, к которым надо предъявлять особенно жесткие требования в области владения языком.

Запрещать в языке нужно только нецензурные слова — без всякого исключения, всюду и везде, включая художественную литературу. Не допускать их и для создания "экспрессивности и образности", для "достижения реализма" — если писатель или журналист не в силах создать образность и реализм повествования без мата, грош ему цена. Пусть учится.

Иосиф Абрамович Стернин, доктор филологических наук, профессор, заведующий кафедрой общего языкознания и стилистики Воронежского ГУ, заведующий кафедрой теории и практики коммуникации Воронежского института повышения квалификации и переподготовки работников образования, заместитель председателя Российской ассоциации исследователей, преподавателей и учителей риторики, председатель Воронежской психолингвистической ассоциации, руководитель Межрегионального центра коммуникативных исследований Воронежского ГУ

Журналистов часто обвиняют в недостаточном владении русским языком. И действительно, встречаем неуместное употребление иностранных слов ("Праймерис в деревне Тресоруково").

Чему же учат в школе и в вузе на занятиях по русскому языку? Главным образом — орфографии и пунктуации. Неокрепший детский интеллект в школе воспринимает русский язык как непосильно трудный учебный предмет, не имеющий достаточного практического применения. А чистота устной и письменной речи для школьника становится в его понимании почти непостижимым идеалом.

В вузе на факультете журналистики не все наши студенты приучены работать со словарями и справочниками по русскому языку. Можно ли достичь абсолютной грамотности в языке СМИ? Наверное, по большому счету, с учетом современной общественной ситуации, невозможно. Однако позаботиться о том, чтобы не допускать грубых, социально непрестижных ошибок, все-таки следует. Думается, можно выделить частотные, ядерные правила и определить "трудные", вариативные, периферийные явления. Таким образом, минимизация правил позволит обеспечить элементарную грамотность.

Журналистов обвиняют в том, что они недостаточно грамотны. И это справедливо, но лишь отчасти. Безусловно, их надо учить литературному русскому языку. Но уже с детских лет еще более важно учить порождению текста.

С. А. Гостеева, доцент кафедры стилистики и литературного редактирования факультета журналистики Воронежского государственного университета

Представляю, что эти заметки читает "юноша, обдумывающий житье", т. е. первокурсник отделения радио и телевидения факультета журналистики. Никого не призываю следовать моим путем в профессии, это невозможно, да и не к чему, и все-таки, если молодой человек сделает какой-то вывод из сказанного, я буду рад.

"Если бы я был директором", ввел бы на отделение телерадиожурналистики предмет "Искусство Слова у микрофона". Ведь начинать обучение в любых случаях и ситуациях приходится с нуля. Составные части курса обучения: техника речи (дыхание, лицевая гимнастика, дикция, постановка голоса), логика речи, художественное чтение, возможно, мастерство актера (последние 2 направления раскрепостят студента, сделают его органичным и убедительным).

Вячеслав Михайлович Амелькин, диктор Воронежской ГТРК

Говоря о речевой культуре, необходимо рассматривать ее как составную часть общей культуры. Расшатывание языковых и стилистических норм, огрубление языка — следствие снижения уровня культуры современного общества. Вряд ли кто-нибудь будет отрицать, что одна из причин этого процесса — в тех переменах, которые произошли в нашей стране за последние полтора десятилетия.

Лингвистам приходится проводить соответствующую экспертизу публицистических текстов по запросам прокуратуры, адвокатуры, редакций газет на предмет содержания в этих текстах лексики и фразеологии оскорбительного характера. В процессе работы над экспертным заключением перед специалистом возникает немало трудностей в оценке тех или иных языковых фактов.

Хотя в УКРФ и в ГКРФ разграничиваются такие понятия, как клевета, ущемление чести, достоинства и деловой репутации, оскорбление, однако формулировки недостаточно конкретны. Например: "оскорбление представляет собой выраженную в неприличной форме отрицательную оценку личности потерпевшего, имеющую обобщенный характер". Неприличной считается "откровенно циничная, резко противоречащая принятой в обществе манере общения между людьми форма. Таковы, например, нецензурные выражения..." (Словарь по уголовному праву. М., 1997). Но разве кроме нецензурных выражений нет в языке неприличных, оскорбительных слов и оборотов речи? Конечно, есть. И в специальной литературе (в частности, в книге "Понятия чести и достоинства, оскорбления и ненормативности в текстах права и средств массовой информации". М.: Права человека, 1997) выделяется несколько разрядов инвективной лексики и фразеологии. Однако, во-первых, количество самих этих групп может быть увеличено (как известно, составление словарей, справочников, пособий отстает от языковой практики), во-вторых, набор слов и оборотов, включенных в каждую группу весьма неполон. Думается, что Закон о русском языке помог бы урегулировать подобные вопросы.

Употребление русского языка в СМИ должно быть регламентировано (во всяком случае, по части использования грубых, непристойных слов и выражений).

А. М. Шишлянникова, доцент, зав. каф. стилистики и литературного редактирования факультета журналистики Воронежского государственного университета

В Воронежском госуниверситете журналистов готовят более сорока лет. Как ни парадоксально, самым сложным является объяснить будущим журналистам, казалось бы, очевидное — зачем так скрупулезно изучать родной язык: ведь их же печатают и даже не правят. Изменить отношение к языку в первую очередь у тех, кого мы готовим к работе в СМИ, — вот главная задача.

В том, что речь — часть общей культуры человека, в том числе и коммуникативной культуры, не сомневается никто. Тем не менее, при обсуждении проблемы использования в речи нецензурной лексики студенты-журналисты первого курса не согласились с тем, что употребление подобных слов попирает принципы общественной морали и указывает на пользователя нецензурной лексикой как на человека невысокой общей культуры. Здесь особая нагрузка ложится на педагогов всех уровней учебных заведений: нецензурная брань должна осуждаться.

Елена Михайловна Бебчук, доцент кафедры стилистики и литредактирования Воронежского госуниверситета, замдекана факультета журналистики

В последнее время при объяснении состояния русского литературного языка используются термины "смешение стилей", "стилевая неразборчивость", "стилевая глухость".

Наблюдения показывают, что разговорная речь становится основным средством коммуникации не только в ситуациях непринужденного общения; она входит в устные тексты научной, официально-деловой речи и т. д. Выпускники средней школы, выпускники вузов (особенно сейчас, при коммерциализации обучения, появлении новых — дистанционных форм обучения) не овладевают русским литературным языком во всех его функционально-стилистических разновидностях. Кодифицированный литературный язык остается для многих из них "за семью печатями". Причина этого — в специфике разговорной речи, заключающейся в увеличении числа аналитических форм, в общем направлении развития в сторону аналитизма, что способствует более быстрому освоению разговорной речи и активному ее функционированию.

О "смешении стилей". Как известно, русский литературный язык имеет длительную традицию использования стилистически дифференцированных средств. Стилистически высокая лексика постепенно уступила свое место книжной. Активизация разговорной речи в современном обществе приводит к тому, что в системе ее средств происходит стратификация и выделяются нейтральный (общеупотребительный) и сниженный стиль, который включает в себя как нормативные, так и ненормативные (нелитературные) средства: просторечные, жаргонные и даже диалектные. В СМК, в языке художественной литературы широко представлена речевая система на всех ее уровнях, но особую тревогу вызывает введение в тексты инвективной и обсценной лексики, нарушающей этические нормы.

М. Я. Запрягаева, доцент кафедры общего языкознания и методики преподавания русского языка Воронежского госпедуниверситета

Вопрос о том, надо или не надо вводить "лингвистическую" цензуру, для меня лично не стоит. Конечно же, нет. По той простой причине, что никто еще не выдумал ее механизм. Скажите, пожалуйста, кто будет иметь право вычеркнуть из журналистской заметки бранное, просторечное или жаргонное слово? Чиновник от лингвистики? А кто его будет назначать на эту должность? Тоже чиновник?

А есть ли список слов, запрещенных к употреблению? Хорошо американцам — они такой список создали. В нем — восемь слов, и ни одна газета не решилась этот список опубликовать. Наш язык ко всему прочему богат еще и эвфемизмами: что прикажете делать с звучащими через слово "блинами", "ешкиными котами", "японскими городовыми", "екарными бабаями"? Это мы уже проходили: чиновники Комитета по охране государственной тайны в печати заодно с тайной и идеологию контролировали.

Остается уповать на чувство меры, образованность, грамотность журналистов и их редакторов. А редакторы тоже разные бывают, особенно в наши дни. Мы как-то быстро забыли, что в советские времена в Воронежской области, как и по всей стране, было два региональных издания — партийное и комсомольское. И один телеканал. А сегодня, по данным выпущенного факультетом журналистики ВГУ справочника, в области официально зарегистрировано более 300 газет и журналов. Прибавьте сюда полтора десятка телеканалов — от сельского (есть в Воронежской области один такой) до представительств общефедеральных, да столько же радиостанций. Там что, все опытные профессионалы с профильным образованием трудятся?

Конечно, вузы реагируют на востребованность профессии. На журфак ВГУ охотно идут учиться на коммерческой основе. Количество выпускников с каждым годом растет, а кадровый голод в редакциях остается. Талант — товар штучный. Издательский дом "КП-Воронеж" учредил именные стипендии для студентов журфака, активно сотрудничающих с нашими газетами и журналами, чтобы после окончания факультета к нам на работу приходили не журналисты вообще, а люди, готовые работать в формате наших изданий.

А какие студенты приходят из школы? О престиже учителя родного языка говорить не приходится — нет его, престижа. К тому же у меня создается впечатление, что в нашей школе из ученика хотят сделать начинающего профессионального лингвиста — настолько перегружена и наукообразна школьная программа. А по логике вещей ребенка в школе должны прежде всего научить грамотно писать и складно излагать свои мысли. В Воронеже только благодаря подвижничеству И.А. Стернина в некоторых школах существует курс культуры речи. Когда он будет введен повсеместно, тогда мы будем не просто повсюду говорить о престижности культуры речи, а и что-то для этой престижности делать.

А на журналистику что ж пенять? Каково общество, такова и его журналистика.

Петр Иванович Новиков, шеф-редактор Издательского дома "Комсомольская правда-Воронеж"


Другие материалы рубрики "Теория и практика"

0 Последние комментарии / остальные комментарии

К этому материалу еще нет комментариев




Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.