Медиановости

10 марта 2005 12:39

Встретимся в суде!

Один из наиболее популярных персонажей криминальных романов последних лет - отважная журналистка, с риском для жизни расследующая очередное запутанное дело. Переодевшись путаной, она обольщает мафиози, записывает признание на диктофон и, отстреливаясь, уходит от погони. Или в черной маске крадется в ночи к сейфу, где хранится компромат на "отцов города"...

"Все происходит совсем не так! Я никогда не нарушаю закона", - уверяет Лариса Кислинская, одна из самых известных журналистов "криминального жанра", с завидной регулярностью выдающая на полосы газет сенсационные материалы. Но риска все равно хватает: "герои" ее разоблачительных статей - бывший (благодаря ее публикации!) министр юстиции Ковалев, певец Иосиф Кобзон,

криминальный авторитет Япончик, известные банкиры... Недавно Лариса побывала в Нижнем.

- Как пришла известность? И почему вы занялись именно криминальной тематикой?

- Вероятно, повлиял образ из западного фильма, увиденного в детстве, где журналист с полицейским что-то расследуют. Хотя, когда попала на "партийный" журналистский факультет, быстро поняла, что жизнь на фильм похожа мало... Известность пришла с началом перестройки, в 1987-м. Я закончила университет и работала в ТАСС. Тогда все издания старались показать свое новое лицо, и даже ТАСС, специализация которого - короткие информации, решил, что может готовить большие материалы для каких-то газет. Этим я и занялась. У криминальных

журналистов особым интересом пользовались две темы: наркомания и проституция - надо же показать, что у нас "все как у людей". Я написала о проституции - но не о "красивой жизни" валютных путан, а о проститутках с трех вокзалов. Как сейчас помню, материал назывался "Легкое поведение на весах правосудия". Это был тот случай, когда выходишь на улицу, а все читают газету с твоей статьей.

- Тему выбрали сознательно, чтобы о вас заговорили?

- Мне она была интересна, и я понимала, что она волнует и других. Но если думать о том, как бы прославиться, работы не получится - ведь стоят совсем другие задачи. Тема родилась не от мысли: "Как здорово, теперь можно писать о проститутках", а гораздо раньше. В университете нас учили, что нормальный журналист тему может найти хоть в телефонном справочнике. Был открыт справочник, и мне "выпала": "Справка о пропавших детях". Я стала звонить по указанному телефону, где мне ответили, что это милицейское учреждение и вся информация закрыта. Так что с заданием я фактически не справилась - по объективным причинам. Но когда началась перестройка, первым делом я написала не о проститутках, а вот об этом детском приемнике-распределителе. Это сейчас людей мало трогают даже документальные фильмы о детях-маугли, воспитывающихся кошками и собаками. А в то время, в 1986-м, когда вдруг выяснили, что существуют дети недоедающие и никогда не видевшие чистого белья, это вызвало огромный отклик. Среди тех детей была и 14-летняя девочка, работавшая вокзальной проституткой. Так возникла тема.

- Вообще как выбираете, о чем писать?

- Когда долго занимаешься какой-то тематикой, появляются знакомые, круг информаторов (один из основных приоритетов профессии журналиста), и темы рождаются сами по себе. Если брать самое нашумевшее мое дело, то "банный министр" тоже возник не на пустом месте. У меня был цикл статей "Дружили три товарища" - небольших, но достаточно громких. О том, как три банкира общались между собой, а потом один исчез, другой был убит, и как все это было выгодно третьему. В тот момент, как мы собрались раскрывать карты, объяснив читателю,

кто же является этим третьим банкиром А., того арестовали. Это был банкир Ангелевич. Вот в этот клубок, в который сплелись и бандиты, и министры, и банкиры, оказалась вплетена и история с баней, поскольку Ангелевич собирал компромат на министра юстиции Ковалева, помощником которого являлся. Так что тема свалилась не откуда-то сверху, а возникла в результате работы.

- А элемент удачи? Как в кино: раздается звонок, вы снимаете трубку, слушаете и понимаете: сенсация!..

- На случайный звонок я практически не реагирую. Были случаи, которые надолго отбили охоту к такого рода сигналам. Как-то мне захотелось сделать передышку и я написала о любовной связи Галины Брежневой (не разоблачающе, с сочувствием), после чего пришло письмо от женщины, сообщающей, что у нее тоже есть похожая история. Я поехала черт-те куда, на другой конец Москвы, где эта, внешне совершенно нормальная женщина, рассказала мне какую-то жуть о том, как ее добивается Борис Николаевич Ельцин. А поскольку она не может стать его, он ее облучает. Когда я проделала обратный путь, то поняла, что больше ни на какие обещания сенсации не поддамся. Это шутка. Встречи "по звонку", безусловно, бывали, но все заканчивалось или тем, что звонившие оказывались сумасшедшими, или у них не было веских доказательств. А надо признать, что суды бьют не только по нервам, но и по карману изданий. Наш холдинг после проигранного дела был

вынужден заплатить полмиллиона долларов "Альфа-банку", издательский дом "Коммерсантъ" - чуть ли не три миллиона долларов. Это запредельные суммы, способные разорить издание, поэтому важна осторожность. Хотя, конечно, иногда и возникают перегибы, когда юристы издания, просматривая статью перед публикацией, требуют от корреспондента даже справку о том, что Москва - столица России.

- Вы считаетесь журналисткой, судившейся с героями статей наибольшее количество раз. Причем из сотни дел проиграно лишь два-три. Это так?

- Не знаю, я ни с кем не соревновалась, но судов было много. Но ведь и работаю я уже долго. У нас практически нет журналистов, которые занимаются криминальной темой много лет, - а я в ней с 1986 года. Однажды в Америке у меня случился разговор с коллегой-журналистом, во время которого я обронила, что за время моей работы в России сменилось 11 министров внутренних дел. Это произвело фурор: в США за тот же период времени их сменилось лишь два... Суды меня не пугают, они меня раздражают. Кощунственно было бы сказать, что я по ним скучаю, но все же это очень хорошая школа жизни, борьбы. Я очень трепетно отношусь к написанному и считаю, что сама должна отвечать за свои слова. Есть журналисты, думающие, что он выпек статью и на этом все закончилось, остальное - дело юриста. Я же никогда не позволяю себе не присутствовать на процессе в защиту чести и достоинства своих "героев", подавших в суд.

- Вы ведь и сами отвечали им тем же. Например, подавали в суд на Иосифа Кобзона.

- В 1994 году. У нас была перепалка, и в качестве аргумента Кобзон заявил, что я не права, так как "пью, курю и совмещаю две древнейшие профессии". Самое смешное, что это он сказал в интервью газете "Совершенно секретно"... Поскольку наша бесконечная история тянулась долго (с ним мы судились лет пять), чтобы и Кобзону тоже жизнь малиной не казалась, я подала на него в суд. Взяла справку в милиции, что не проститутка... И надо заметить, что это дело я выиграла. Потом по инициативе Кобзона мы помирились, и он подарил мне букет орхидей.

- Не приходилось, добывая доказательства преступления закона, самой его нарушать?

- Ночью пробираться в квартиру, взламывать сейф с доказательствами?.. Нет. Стрельбы было много, но связана она совсем не с этим: раньше я любила выезжать с сотрудниками МУРа на место происшествия, на освобождение заложников. В 1998 году даже получила грамоту "За участие в задержании вооруженных преступников". Документы прислали в ТАСС, и мне дали премию в размере месячного оклада.

- Адреналина хватает на работе или хобби у вас такое же экстремальное? Может, с парашютом прыгаете по выходным?

- Нет. Когда-то я хорошо плавала, да и сейчас делаю это неплохо. Новое увлечение - туризм в экзотические страны. В последний раз была в Кении. Приезжаешь на сафари, но ни в кого не стреляешь, а вокруг бродят жирафы, львы, носороги... Совершенно волшебное впечатление.

Справка

Лариса Кислинская - журналист, c 1997 года - обозреватель газеты "Совершенно секретно". До этого много лет проработала в ИТАР-ТАСС и газете "Труд". Закончила факультет журналистики МГУ. Известность получила как криминальный репортер и автор разоблачительных публикаций, касающихся криминальной и государственной верхушки. Самое громкое дело - о "банном министре" Валентине Ковалеве. Материал "А министр-то - голый!" повлек за собой отставку министра юстиции РФ В.Ковалева. Другая нашумевшая публикация - о связи известного певца Иосифа Кобзона с криминальным авторитетом по кличке Япончик. Лауреат многочисленных премий: Московского союза журналистов им. Гиляровского, Союза журналистов России, премии "Золотое перо". В 2000 году ассоциация популярной прессы России назвала Ларису Кислинскую журналистом года.

Профессиональное табу: "Я никогда не буду плохо писать о людях, с которыми работала, пусть они будут хоть трижды "оборотни".

Не замужем.

Наталья Федина

0 Последние комментарии / остальные комментарии

К этому материалу еще нет комментариев




Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.