Медиановости

11 марта 2005 15:54

Чем "Эхо Москвы" отзовется

Чем

Радиостанция остается индикатором свободы слова в России.

В связи с выборами главного редактора "Эха Москвы" возникает резонный вопрос: имеются ли в стране радиостанции, которые по своей влиятельности сопоставимы с "Эхом Москвы", особенно если учесть, что радио в России оказалось самым далеким от политики СМИ? Приходится констатировать, что таковых на сегодняшний день нет.

Российский рынок FM-радиостанций развивается по мировым стандартам. Самыми успешными на нем оказываются музыкальные станции, рассчитанные на широкую аудиторию. Результаты как зарубежных, так и российских исследований доказывают: основным компонентом любой не новостной радиостанции является музыка, а основным мотивом причисления слушателем станции к числу любимых – возможность услышать на ее волне любимые песни. Музыка одновременно является и "приманкой" для слушателей, и эффективным средством повышения популярности радиостанций, и инструментом их отстраивания друг от друга. Логично, что исследованиям музыки радиостанции уделяют повышенное внимание. "Узнайте, что любят люди и как именно, и просто дайте им это" – принцип, которого сегодня предпочитают придерживаться 90% всех радиостанций в мире, в том числе московских. Его реализация выражается в проведении различных регулярных опросов слушателей на предмет их музыкальных пристрастий.

В итоге нет ничего удивительного, что, по данным измерительной компании "Комкон-2" на январь 2005 года, в тройку лидеров с наибольшим объемом еженедельной московской аудитории старше 16 лет вошли такие развлекательно-музыкальные радиостанции, как "Русское радио" (2 млн. 212 тыс. слушателей), "Европа плюс" (1 млн. 851 тыс.) и "Авторадио" (1 млн. 822 тыс.). Для большинства же российских радиостанций новостное вещание – слишком дорогая и политически опасная вещь.

Гораздо выгоднее искать узкие нишевые форматы. Так, за последние четыре года появились и чувствуют себя вполне уверенно "Love радио", ориентированное на женскую аудиторию, радио "Джаз" и радио "Шансон". Нишевые радиостанции, как правило, недороги в обслуживании и имеют хотя и небольшую, но лояльную аудиторию и работают с нормой прибыли, недостижимой для других СМИ (до 100%).

Рекламы же радиовещателям пока не хватает. Их доля на рекламном рынке менее 5% (в 2003 году – 115–120 млн. долл.), темпы прироста рекламных доходов ниже, чем среднерыночные. В 2002–2003 годах московские радиостанции, обычно жестко конкурирующие в борьбе за рекламодателя, смогли даже договориться о проведении общей акции под девизом "Реклама на радио – очень эффективно, очень выгодно". Однако заметных успехов акция не имела.

Вместе с тем, по мнению многих экспертов, вопрос рейтинга уже почти перестал быть ключевым для игроков радиорынка. Пример другим показало входящее в "Русскую медиагруппу" радио "Монте-Карло". Его слушает 499 тыс. слушателей, однако, судя по опросам, эта небольшая группа состоит из наиболее платежеспособной публики, способной привлечь самых разных рекламодателей. Рейтинг закрывшейся осенью прошлого года "Ультры" (теперь вместо нее "Best FM") был не столь уж низок, однако после того, как основную массу ее слушателей начали составлять подростки, возникли трудности с получением рекламы.

Что же касается немузыкального, дискуссионно-новостного формата, то бесспорный лидер здесь по-прежнему – первая частная российская радиостанция "Эхо Москвы", которая с 1997 года вышла на самоокупаемость и имеет растущую аудиторию (согласно "Комкону-2" на январь 2005 года, 1 млн. 182 тыс. слушателей). Как подчеркнул в свое время главный редактор "Эха Москвы" Алексей Венедиктов, радиостанцию "слушают люди, которые принимают решения. Так как решения принимаются на основании информации, мы и даем много информации". Алексей Венедиктов объясняет влиятельность "Эха Москвы" репутацией, которая долго зарабатывается. По его словам, "наш успех в том, что мы заявили свои правила и не меняем их". Что же касается конкурентов, то, по словам Венедиктова, в FM-диапазоне таковыми могут считаться государственный "Маяк-24" ("абсолютно по политическим мотивам они построили радиостанцию – клон "Эха"), Радио "Свобода", "в известной степени "Радио на семи холмах", где работает Владимир Познер", а также "Серебряный дождь" с его утренним разговорным эфиром». По мнению Венедиктова, учитывая бурное развитие интернета, на первый план для радиослушателей сейчас выступает не столько наличие самой информации, сколько ее осмысливание с привлечением авторитетных экспертов и последующей дискуссией в эфире. "Радио начинает выступать, с моей точки зрения, уже не в роли информатора, а коммуникатора".

Между тем упомянутый Венедиктовым "Серебряный дождь" позиционирует себя в качестве информационно-музыкальной радиостанции (1 млн. 131 тыс. слушателей). Другие же радиостанции, работающие в новостном жанре, сильно отстали от лидера. Например, государственный "Маяк-24" имеет невысокий рейтинг (394 тыс.), а Радио "Свобода", финансируемое из бюджета Конгресса США (277 тыс.), даже предприняло неожиданную попытку переформатирования, уволив в конце прошлого года нескольких ведущих и значительно увеличив долю музыки в сетке вещания. Теперь перед "Свободой" стоит нелегкая задача – добиться выхода на FM-диапазон и начать конкурировать с коллегами с "Эха Москвы" и "Маяка-24".

По мнению Евгения Киселева, одним из сильных факторов, работающих на успех "Эха Москвы", является тот факт, что руководство радиостанции проводит умелую информационную политику. "Как бы ни оппозиционна была радиостанция "Эхо Москвы" в некоторых ее проявлениях, с другой стороны, по "Эху Москвы" выступают вполне правоверные агитаторы, горланы, главари кремлевской проправительственной, пропрезидентской пропаганды вроде Алексея Пушкова или Михаила Леонтьева. Леонтьев, Пушков и некоторые другие персонажи – частые гости эфира. Я не думаю, что оно так уж однозначно оппозиционно. Наоборот, мне кажется, что важным элементом редакционной политики "Эха Москвы"» является то, что они стараются давать слово и апологетам строительства всевозможных властных вертикалей, борьбы с терроризмом во всех его проявлениях и, что называется, возрождения великой Российской империи".

С другой стороны, представители "Газпром-Медиа", коим принадлежит контрольный пакет акций радиостанции, прекрасно понимают, что "Эхо Москвы" – не просто радиостанция, но еще и индикатор свободы слова в России. Не случайно президент США Билл Клинтон в 2000 году в Москве пожелал встретиться с российскими слушателями не где-нибудь, а в эфире "Эха Москвы" (несмотря на активное противодействие российского МИДа). "Эхо Москвы" было особо упомянуто в обнародованном недавно докладе Госдепа США, в котором авторы, рассказав о том, насколько сильное влияние федеральные и местные власти России оказывают на электронные и печатные СМИ, констатировали, что остаются и некоторые очаги свободомыслия.

Из досье "НГ"

Большинство российских радиостанций принадлежат шести холдингам: "Русская медиагруппа" ("Русское радио", "Монте-Карло", "Хит-FM", Maximum), "Проф-медиа" ("Авторадио", "Энергия-FM", "Диско"), "Газпром-Медиа" ("Первое популярное радио", "Эхо Москвы", "Тройка", "Спорт-FM", "До-Радио"), "Европа плюс" (включая радио "Ретро"), News Corp ("Наше радио", "Ультра") и Arnold Prize ("Наше время на милицейской волне", "Джаз", "Классик").

Сергей Варшавчик

0 Последние комментарии / остальные комментарии

К этому материалу еще нет комментариев




Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.