Медиановости

16 марта 2005 19:00

Спор журналиствующих субъектов

Ну вот и Михаил Сергеевич Горбачев высказался по поводу скандала в "Московских Новостях". А до него это сделали буквально все – от Виктора Шендеровича до Александра Николаевича Яковлева. Глубоко почитаемое семейство Ясиных сочло необходимым сказать пару слов. Наблюдательный совет газеты, в который входит много уважаемых людей, тоже, разумеется, не остался в стороне – подверг резкой критике… Двадцать известных журналистов, политологов, юристов – между прочим, все не последние в стране люди, – громогласно заявили, что не будут впредь сотрудничать с изданием, если учиненный произвол… Молчит пока только Кофи Аннан.

Наиболее часто употребляемые слова – "авторитарный стиль руководства", "административное рвение", "произвол", "высокомерная нетерпимость". Все это, понятно, в адрес главного редактора "Московских новостей" Евгения Киселева, который "поставил в критическое положение одно из немногих демократических изданий". Вердикт демократического общественного мнения однозначен: решив избавиться от нескольких ведущих сотрудников газеты, Киселев покусился на святое – на символ перестройки и, не побоюсь этого слова, гласности.

В общем – полновесный, полномасштабный скандал в демократической тусовке. Не привнесенная извне, не спровоцированная ужасным Кремлем и холуйскими спецслужбами, а своя собственная грязненькая разборка среди единомышленников и коллег. Все друг друга знают годами. Все друг о друге знают годами. Почти семейная склока. Безразличный сторонний наблюдатель скажет: "Как же осточертели их свобода слова и демократические ценности". Недоброжелатель ухмыльнется: "Пауки в банке".

Выскажу сейчас страшную, крамольную мысль, отдавая себе отчет в том, что вызову гнев соратников и коллег. Так вот, на месте акционеров я бы "Московские новости" сейчас закрыл. И начал бы издавать какую-нибудь другую газету. Или не начал бы. Просто потому, что никакого нормального выхода из нынешней ситуации нет. Понятно, что Киселев не может остаться на своем посту: он обязан был предвидеть, какой скандал начнется, и действовать так, чтобы его избежать. Это называется – учесть имиджевые риски. Так вот он их не учел. У любого главного редактора, конечно, есть право проводить ту редакционную политику, какую он считает нужной. Более того, любой главный редактор может сам определять состав подведомственного ему журналистского коллектива. Иначе в чем же его роль? (Не будем же мы всерьез предполагать, что кадровые инициативы Евгения Киселева могли нанести серьезный урон свободе слова в России. Или что Киселев нанят Кремлем, чтобы уничтожить главную демократическую газету России.) Главный редактор только должен понимать, какую цену придется заплатить за те или иные действия. В данном случае цена оказалась не просто большой – убийственной.

Можно, конечно, уволить Киселева и сохранить УЖК (уникальный журналистский коллектив, если кто не помнит). Но тогда возникает вопрос: а зачем его вообще звали на эту должность? (Я, кстати говоря, что-то не помню, чтобы этот самый коллектив как-то уж чересчур рьяно вступился за прежнего руководителя издания Виктора Лошака.) Просто для того чтобы повысить капитализацию газеты за счет известного бренда "Евгений Киселев"? Вряд ли. Скорее всего, акционеры все же рассчитывали на некоторую модернизацию издания.

Вот мы и добрались до ключевого слова всей истории – "бренд". Прозвучало оно применительно к Евгению Киселеву из уст Виктора Шендеровича, который, несомненно, знает, о чем говорит. Вот только одним брендом тут не обойдешься. Потому что есть еще другой – бренд "Московские новости". Шендерович утверждает, что в первом случае за знаменитой вывеской уже ничего не осталось. Мне же хочется спросить: "А во втором?" Так вот, нынешний скандал уничтожил оба бренда, и не важно, талантливый Евгений Киселев журналист и руководитель или нет, хорошая "Московские новости" газета или плохая. Кто-то скажет: ну и черт с ними с обоими. Но корпорация под названием "Демократическое сообщество России" с такой постановкой вопроса не согласна. Она с поразительным рвением взялась за уничтожение одного бренда, думая, что тем самым спасает другой. Глупая, безответственная позиция. На самом деле демократическое сообщество нанесло удар по самому себе, поскольку Евгений Киселев – его порождение. Нужно было искать другой выход из ситуации. "Как? – набросятся на меня разгневанные коллеги. – Просто промолчать, когда на наших глазах уничтожается наше все, символ перестройки и гласности?" Да, возможно, надо было промолчать. Потому что ущерб от этого скандала пока даже оценить невозможно.

Александр Рыклин

0 Последние комментарии / остальные комментарии

К этому материалу еще нет комментариев




Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.