Медиановости

21 марта 2005 16:53

Киселев или компания

Чью сторону в медиаконфликте должен принять находящийся в розыске Леонид Невзлин?

В столице очередной медиаскандал. Не телевизионный, к чему мы уже привыкли, а газетный. Правда, в центре внимания бывшая телезвезда Евгений Киселев, волею судеб (и руководства группы "Менатеп") два года назад усевшийся в кресло главного редактора "Московских новостей", ставший в начале марта гендиректором и немедленно устроивший разгон редакции: без вещей на выход попросили первого зама главного, обыкновенного зама, ответственного секретаря с замом и нескольких обозревателей (главный художник был уволен ранее), а зав. отделом политики в знак протеста подал в отставку сам.

Увольняемые обратились к уволившему с требованием уйти в отставку самому, предали открытое письмо общественности, выслали копию находящемуся в международном розыске хозяину издательского дома, который на данный момент отделался, впрочем, лишь весьма невнятными комментариями, заручились поддержкой наблюдательного совета, председатель которого - и фактический основатель газеты в ее современном виде - в настоящее время лежит в больнице чуть ли не при смерти. К "оранжевым революционерам" примкнул внештатный сотрудник Виктор Шендерович, опубликовав в Сети острый антикиселевский памфлет. Сам Киселев в целом ряде радиоинтервью завел речь о "сугубо внутриредакционном деле" - и ему, естественно, тут же припомнили пресловутый "спор хозяйствующих субъектов". Припомнили заодно и все остальное, включая прогулки на фоне Кремля и орудование информационной заточкой в "Итогах", провокационные страсти-мордасти вокруг НТВ, разгон коллектива на ТВ-6, пропажу оборудования стоимостью в два миллиона долларов и даже порнографическую видеозапись с "человеком, похожим на Евгения Киселева".

"Московские новости" на сегодняшний день самое оппозиционное, наряду с "Новой газетой" и "Завтра", печатное издание и вместе с тем вполне, кабы не нынешний скандал, респектабельное. Хотя понятно, что до былой славы им далеко. В какой-то период "МН" выпускало полный свод материалов за год одним пухлым томом - и даже этот том было не достать. Закончился этот праздник - вместе с перестройкой - в августе 1991-го.

Правда, тогда "МН" стояли на позициях "социализма с человеческим лицом": Сталина в них ругать было можно, а Ленина - нет. "Дедушку не трогать!" - на этом и расстался с главным редактором Егором Яковлевым его первый зам Виталий Третьяков и - собрав по тысяче полновесных рублей у шестидесяти четырех демократов - учредил "Независимую газету".

"Независимую" позднее пришлось продать Березовскому, а "МН" начал содержать олигарх Вайнштейн. Егор Яковлев, скопив деньжат, учредил "Общую газету", которую потом перепродал - и закрылась она уже как "Консерватор". "МН" возглавил еще один прогрессивный ленинец - ныне покойный Лен Карпинский (хотя егоряковлевских ограничений при нем уже не было), а после его ухода - профессиональный журналист Виктор Лошак. Впрочем, фактически - и при Карпинском, и при Лошаке - газетой рулила уволенная сейчас вместе с остальными смутьянами Людмила Телень.

Вайнштейн уступил газету Ходорковскому. Тот (по рекомендации Ирины Ясиной) трудоустроил туда Евгения Киселева. Лошаку указали на дверь - и он возглавил "Огонек", но не удержался и там: хозяева "Огонька" в поисках рентабельности делают ставку на глянец и, теряя прежнюю аудиторию, не завоевывают новой. В "Менатепе" рассудили мудрее: оппозиционное издание рентабельным быть не может; хорошо, если оно окупит хотя бы часть затрат! Киселева общественность (и редакция) поначалу восприняла как свадебного генерала: он писал невразумительно-угодливые колонки, адресованные одному-единственному человеку (Ходорковскому, а с какого-то момента - Невзлину), и в общем-то ни во что не вмешивался.

Правда, он успел выжить главного художника. И закрыл популярное приложение. И воспротивился выпуску спецномера по Беслану, а когда тот все же подготовили, демонстративно уклонился от участия. И заблокировал создание редколлегии. И стал печатать заказные материалы политического и экономического характера под видом редакционных. И нагнетать в редакции атмосферу угодничества и наушничества (обвинения из открытого письма сотрудников газеты).

Киселев возражает на это: я начальник, ты дурак! И приказы начальства надо выполнять как во флоте: сразу же и весело! И вообще, демократические свободы в корпоративную этику не входят. Нравится, не нравится - терпи, моя красавица! Или подавай заявление об уходе.

И, строго говоря, он прав. Но прав лишь в универсальном смысле: работать нужно так и только так. Однако дьявол, как известно, кроется в деталях. И когда начальник оказывается некомпетентен и под видом оптимизации бизнеса насаждает собственную профнепригодность в качестве нормы и идеала, ситуация меняется. То есть становятся возможны варианты вплоть до прямо противоположного: хоть ты и начальник, а все равно дурак! И лучше всего тебе уйти подобру-поздорову!

На этой позиции и стоят "оранжевые революционеры". А Киселев, став гендиректором, почувствовал себя новой метлой и вместе с тем обвинил своих оппонентов в том, что именно они выносят сор из избы. Да ведь и впрямь скандал этот приверженцев демократической идеи не красит. При том, что и Киселев, и тот же Шендерович входят в комитет "Выборы-2008". А хозяин газеты Невзлин обвиняет постоянного автора Явлинского в том, что тот его кинул на бабки и просится на госслужбу... Но вроде бы Невзлин обязан слушать Ходорковского. А Ходорковский слушает Ирину Ясину. А Ясина (и ее отец - член наблюдательного совета и экс-министр Евгений Ясин) - поддерживает редакционных смутьянов.

А с другой стороны, Киселев это бренд. Битый - но бренд. А Шендерович - бренд небитый, но все же куда меньшего калибра. Да и вообще его дело в этой истории десятое. А Людмила Телень - кому по большому счету нужна Людмила Телень? А прокуроры (да и все кому не лень) продолжают раскурочивать ЮКОС - и свою газету необходимо сохранить до ужасного конца - и сохранить своею! Одним словом, владелец газеты, недавний ректор Историко-Архивного и председатель Всероссийского еврейского конгресса оказался перед нелегким выбором. За деньги можно купить все, кроме душевного покоя.

Виктор Топоров