Медиановости

24 марта 2005 11:52

Не полный истец

Арбитражный суд уменьшил репутацию Альфа-банка в десять раз.

Вчера Федеральный арбитражный суд Московского округа нанес серьезный удар по репутации Альфа-банка. Суд рассматривал кассационную жалобу на решение Девятого апелляционного арбитражного суда о взыскании с Ъ 300 млн рублей в пользу банка в качестве компенсации репутационного вреда, якобы нанесенного ему опубликованной Ъ летом прошлого года статьей "Банковский кризис вышел на улицу", и 10,5 млн в качестве компенсации убытков, якобы понесенных из-за этой публикации. После почти трехчасового заседания было вынесено решение снизить сумму компенсации нематериального вреда Альфа-банку до 30 млн рублей. За тем, как дешевела репутация Альфа-банка, наблюдал специальный корреспондент Ъ Андрей Колесников.

Заседание началось с того момента, на котором было отложено три недели назад. Председатель состава суда Валентина Тихонова предложила было сторонам высказаться, но потом сказала, что у нее есть ходатайство от ответчиков.

Ответчики, представители Ъ, передали суду справку о финансовом состоянии издательского дома "Коммерсантъ" на 11 марта 2005 года. Этот красноречивый документ о многом мог сказать профессионалу. Дело в том, что в конце прошлого заседания один из судей задал вопрос, в каком состоянии находятся дела издательского дома после взыскания почти $12 млн по решению московского арбитража. Адвокаты Ъ рассказывали судьям, что для издательского дома было не так уж просто выплатить эти деньги, а представители Альфа-банка, напротив, настаивали, что раз Ъ с легкостью отдал эту сумму, то, значит, рана для него оказалась несмертельной и, получается, сумма иска была вполне умеренной и разумной.

Судья предложила представителям Альфа-банка изучить документ. Правда, у адвокатов Ъ не оказалось с собой копии.

– Истцам дали копию? – переспросила судья Тихонова.

– Нет! – был твердый ответ.

По-человечески было понятно, что отдавать в руки противника такой документ по своей воле никто не станет. Просто не поднимется рука. Все равно что копию плана тыловых коммуникаций отдать в руки врагу в самый разгар боевых действий.

Судья сама отдала справку ответчикам и объявила перерыв на пять минут. Они ознакомились с оригиналом за три. Представитель Альфа-банка Татьяна Колчева, дама средних лет с хорошо поставленным голосом, категорически возразила против приобщения справки к делу. Она долго рассказывала, почему ей кажется, что эта справка не имеет права на приобщение к другим материалам. Судья не прерывала ее до тех пор, пока Татьяна Колчева не заявила, что еще раз повторяет…

– Не надо повторять! – сказала госпожа Тихонова.– Просто скажите, что вы думаете по поводу ходатайства.

– Отказать! – крикнула Татьяна Колчева.

– Да тише вы! – испуганно произнесла судья Брагина и даже, мне показалось, втянула голову в плечи.– Вы что же так кричите-то?

– Голос у меня такой! – крикнула Татьяна Колчева.– Всегда так говорю!

– По заявленному ходатайству суд остается на совещание,– заявила госпожа Тихонова.

– Скажите, пожалуйста,– спросил я адвоката Ъ Константина Скловского,– а из-за чего сейчас стоял такой крик? Доказательством чего является эта справка?

– Да ничего не доказательством,– пожал он плечами.– Когда жалобу подают, всегда стараются засунуть в дело какое-нибудь ходатайство. А другая сторона старается его вытащить. И вообще это был дурацкий разговор. Все в этом деле ясно. Прецедент был создан еще в деле Толстого-Милославского…

– В каком деле? – потрясенно переспросил я.

– Толстого-Милославского,– уверенно повторил адвокат.– Был такой журналист. В свое время, в 1995 году, он через печать обвинил лорда Алдингтона в том, что тот участвовал в выдаче казаков Сталину. Толстого наказали на полтора миллиона фунтов стерлингов.

– А Милославского на сколько?

– Не шутите с этим,– сурово сказал мне господин Скловский.– Европейский суд по правам человека отменил это решение. Он постановил, что наказание не должно быть устрашающим для журналиста. Деньги должны быть средством утешения. Лорда Алдингтона утешили более скромной суммой. С тех пор стало ясно, что нельзя разорять журналистов. А утешить Альфа-банк нельзя вообще никакой суммой. Он просто не переживает, в отличие от лорда Алдингтона. Не умеет. Не физическое лицо.

Заседание возобновилось после двадцатиминутного перерыва. Судья Тихонова отказала в приобщении справки к делу, но оставила ее "на обозрение суда" и предоставила слово для выступления ответчику и истцу. Представитель Ъ Павел Астахов рассказал, что у него есть дополнения по этому делу в связи с последними высказываниями представителей Альфа-банка.

Дело в том, что на предыдущем заседании представитель Альфа-банка Гералина Любарская заявила, что раз Ъ добровольно исполнил решение суда предыдущей инстанции о взыскании $11 млн, то значит, он с ним согласен. Логика была, мягко говоря, небезупречной. Господин Астахов напомнил, что "Коммерсанту" было предписано исполнить решение суда в указанные им сроки под угрозой семипроцентного штрафа. Издательскому дому пришлось кредитоваться в Банке Москвы. Господин Астахов представил суду кредитный договор и копии банковских проводок.

Кроме того, Альфа-банк сначала утверждал, что справился с негативными последствиями статьи "Банковский кризис вышел на улицу" всего за неделю, к тому же в полной мере. Тогда адвокат Ъ Константин Скловский заявил, что если эти последствия были преодолены, то какое же имеет право банк требовать компенсации за пострадавшую репутацию, если она уже восстановлена?

Тогда Альфа-банк резко изменил позицию и начал настаивать, что негативные последствия не преодолены до сих пор, а вкладчики и сейчас уходят из банка – и все из-за той самой статьи.

Так вот, господин Астахов представил документы, подтверждающие, что в банке к 13 июля 2004 года, спустя неделю после публикации статьи, был зафиксирован не отток, а приток вкладов! А десятипроцентная комиссия, которую Альфа-банк начал брать с клиентов, желающих его покинуть, позволила еще и заработать на людском горе. (Позже банк решил вернуть комиссию вкладчикам, но все это время у него в распоряжении были лишних три миллиона долларов, фактически беспроцентный кредит, выданный банком себе самому за счет не уверенных в нем клиентов.)

Представитель истца госпожа Колчева, на полную мощность солировавшая в этот день в зале (Гералина Любарская за все заседание не проронила ни слова – очевидно, ее работодателей не убедило ее поведение на предыдущем заседании), заявила, что прочитала в Ъ статью о том, как Ъ вернул кредит Банку Москвы.

– Клиент классный! – процитировала она опубликованный в Ъ отзыв руководства Банка Москвы о ЗАО "Коммерсантъ. Издательский дом".

Тут уж с ней в зале заседания не поспорил ни один человек.

– О какой грани банкротства можно говорить,– гремел голос Татьяны Колчевой,– если досрочно погашается трехмиллионный кредит?! Мы считаем, что это было ложное утверждение!

Представители Ъ не посчитали нужным даже прокомментировать эти ее утверждения. Дело в том, что кредит и в самом деле погашен досрочно – на один день раньше срока. Но об этом не было сказано ни слова. Среди представителей Ъ не нашлось желающих вышибать слезу сочувствия у членов суда.

Но, казалось, Татьяна Колчева преследовала прежде всего именно такую цель.

– Да, после 12 июля был приостановлен отток вкладов из нашего банка,– фактически подтвердила она утверждение Павла Астахова.– Но чтобы восстановить репутацию, нужен приток!

Она говорила это, перегнувшись через стол, с такой горечью (но хотя бы в этот момент не кричала), словно этого притока не было.

Татьяна Колчина, кажется, отдала этому процессу все свои силы. Жизнь показала, что этого было до смешного мало.

Напоследок Татьяна Колчева предъявила самое, очевидно, главное по тяжести обвинение. Она громко рассказала суду, что Ъ в свое время ссылался на то, что "Известия" тем летом опубликовали черные списки банков и в них вошел Альфа-банк (на самом деле она, наверное, имела в виду статью в "Новых Известиях"). А крайним в очередях Альфа-банк впоследствии назвал почему-то один Ъ – и только из-за одной заметки.

Так вот, Татьяна Колчева рассказала, что недавно Ъ, как когда-то "Известия" (в смысле "Новые Известия"), опубликовал "новые черные списки банков" (на самом деле Ъ 14 марта рассказал о заявлении главы Федеральной службы по финансовому мониторингу Виктора Зубкова, который объявил, что десять российских банков подозреваются в отмывании денег), но в результате этой публикации вкладчики не бросились забирать деньги из Альфа-банка!

Что хотела доказать суду Татьяна Колчева? Что публикация в Ъ совершенно не обязательно ведет к банковскому кризису?

События показали, что аргументы Татьяны Колчевой произвели на суд должное впечатление.

Суд удалился на совещание для вынесения решения. Он совещался 1 час 20 минут. Наконец, судья Тихонова обнародовала решение: изменить решение Московского арбитражного суда в части компенсации нематериального вреда, снизив сумму взыскания с 300 миллионов рублей до 30.

Господин Астахов, выйдя из зала, не без удовольствия сказал мне, что Ъ на этом не остановится:

– Несмотря на промежуточную тактическую победу, я считаю решение суда первой инстанции несправедливым, и мы будем добиваться его полной отмены в Европейском суде по правам человека. У нас к тому же есть все основания обратиться и в Высший арбитраж, и в Конституционный суд. Подумаем, как это сделать максимально эффективно.

Представители Альфа-банка медленно шли по коридору к лифту. У лифта они остановились и начали нехотя звонить по мобильным телефонам. Все равно ведь когда-то они должны были это сказать. Татьяна Колчева удивительно тихим голосом монотонно сообщала:

– Да, от нашего иска осталось всего 30 миллионов. Да, в десять раз… Да, немного…

Гералина Любарская, обычно разговорчивая с журналистами, по-прежнему молчала. На мой вопрос, как представители Альфа-банка оценивают решение суда, один из них, отказывавшийся представляться даже суду высокий лысоватый господин, машинально давя и давя на кнопку лифта, задумчиво произнес, что для комментариев у них есть пресс-служба.

Все участники и очевидцы этого процесса давно спустились по лестнице пешком, а эти трое так и стояли возле лифта и давили на кнопку.

Но за ними теперь даже лифт не считал нужным приехать.

История альфа-банковского кризиса

7 июля 2004 года в Ъ была опубликована статья "Банковский кризис вышел на улицу", в которой сообщалось об очередях вкладчиков в отделениях Альфа-банка. Ряд изложенных в ней фактов руководство Альфа-банка сочло не соответствующими действительности. 20 октября арбитражный суд Москвы удовлетворил иск Альфа-банка к ЗАО "Коммерсантъ. Издательский дом" об опровержении опубликованных сведений о проблемной ситуации, сложившейся в этом банке, постановив взыскать с газеты 20,5 млн рублей убытков, якобы понесенных из-за публикации, и 300 млн рублей "репутационного вреда". 27 декабря Девятый апелляционный арбитражный суд снизил сумму иска, подлежащую взысканию с Ъ, на 10 млн рублей. 21 января Ъ подал кассационную жалобу в Федеральный арбитражный суд Московского округа на решение и постановление нижестоящих судов, попросив отменить их и направить дело на новое рассмотрение в арбитражный суд Москвы. В тот же день судебные приставы предложили Ъ в течение пяти рабочих дней исполнить решение суда. 28 января издательский дом выплатил Альфа-банку взысканную судом сумму. Номер Ъ от 31 января был полностью посвящен опровержению.

Как забрать свои деньги из Альфа-банка

После состоявшегося вчера оглашения резолютивной части постановления Федерального арбитражного суда Московского округа (ФАСМО) копии постановления в течение пяти дней должны быть направлены в Альфа-банк и "Коммерсантъ".

Одновременно "Коммерсантъ", не дожидаясь получения постановления ФАСМО, подает в арбитражный суд Москвы заявление о повороте исполнения решения арбитражного суда Москвы от 20 октября 2004 года в части взыскания с "Коммерсанта" 270 млн руб., что означает требование о выдаче исполнительного листа о взыскании этой суммы с Альфа-банка в пользу "Коммерсанта". Это заявление арбитражный суд Москвы должен рассмотреть в месячный срок и вынести определение о частичном повороте исполнения решения арбитражного суда Москвы и взыскании с Альфа-банка в пользу "Коммерсанта" 270 млн руб.

В день вынесения этого определения "Коммерсанту" должен быть выдан исполнительный лист, который будет направлен в службу судебных приставов с требованием о возбуждении исполнительного производства о взыскании с Альфа-банка в пользу "Коммерсанта" 270 млн руб. Судебный пристав-исполнитель в пятидневный срок с момента получения исполнительного листа должен вынести постановление о возбуждении исполнительного производства и предложить Альфа-банку добровольно уплатить "Коммерсанту" 270 млн руб. в срок до пяти дней. В случае неуплаты данной суммы судебный пристав-исполнитель будет обязан взыскать эту сумму с корреспондентского счета Альфа-банка.

Альфа-банк остался доволен

В 19.00 Альфа-банк распространил официальный пресс-релиз, в котором начальник юридического управления банка Михаил Гришин прокомментировал вчерашнее решение суда следующим образом: "Мы удовлетворены, что во всех трех судебных инстанциях была признана наша правота; сведения, опубликованные в №121 газеты "Коммерсантъ" от 7 июля 2004 года, признаны не соответствующими действительности и порочащими репутацию банка. Считаем важным, что и арбитражный суд Москвы, и Девятый апелляционный суд, и Федеральный арбитражный суд Московского округа признали факт нанесения репутационного вреда банку".

Андрей Калесников