Мнения /
Интервью

4 апреля 2005 17:47

"Журналистика кончается там, где начинается дружба с властью"

Профессиональная карьера главного редактора газеты "Аргументы и факты - Петербург" Владимира Петрова строилась в разные эпохи в развитии России: при советской власти, в перестроечный период и в столь неоднозначное, постоянно изменяющееся постсоветское время. Каждая эпоха, несомненно, вносит свои серьезные коррективы в методику журналистской работы и в общественную значимость данной профессии. Какая же из них, с точки зрения Владимира Петрова, была лучшей для журналистики?

Фабрика журналистских звезд

Lenizdat.ru: Владимир Сергеевич, расскажите о начальных этапах Вашего журналистского пути.

В.Петров: Я не имею журналистского образования - закончил Военмех. Но уже на первых курсах осознал, что попал не туда - это была инерция математической школы. Тем не менее, Военмех я закончил, три года отработал по распределению инженером. На последнем году моего вынужденного "инженерства" в газете "Смена" был объявлен набор в школу-студию, которая называлась "Ориентир - газета". Отбирал желающих попасть в журналистику Михаил Белоусов, которому, кстати, на днях, 13 апреля, исполняется 60 лет. Это мой первый учитель и проводник в журналистику. Через эту студию, которая сделала 4 выпуска, прошли Ирина Потехина (бывший вице-губернатор Петербурга), Александр Чиженок (собкор ТВЦ), Олег Рогозин (корреспондент петербургских "Известий"), Вера Бибинова (редактор журнала "Новый мир искусства"), Равиль Загретдинов (замредактора "Делового Петербурга") и многие другие известные журналисты. КПД сменовской студии оказался очень высоким. "Инженерство" после этого удалось благополучно забросить, и началось шарахание по многотиражкам.

Lenizdat.ru: А что потом - на заре перестройки, во время нее и в постперестроечный период?

В.Петров: В самом начале 1983 года я попал в штат "Смены"  и проработал там в секретариате до 1990 года. Пришлось в 1986-м и в партию вступать, поскольку должность ответственного секретаря была номенклатурной, и человек, ее занимавший, обязан был быть членом КПСС А в конце концов я оказался и последним парторгом: первичная парторганизация "Смены" закончилась при мне. Кстати, партбюро "Смены" было очень прогрессивным, поэтому, в отличие от консервативной "Ленинградской правды", мы активно двигали перестройку. До сих пор вспоминаю конец 80-х годов в "Смене" как самое счастливое журналистское время, потому что тогда журналистика отвоевывала у обкомов-горкомов право на самостоятельную позицию. "Смена" тогда была очень популярной газетой, у нее был огромный тираж и авторитет не только в городе, но и по всей стране.

В 1990 году из "Смены" сразу человек 10 ушли в новообразованный "Час Пик". Я же тогда ушел в журнал "Искусство Ленинграда". Но после сумасшедшей круговерти в ежедневной газете работа в журнале показалась вязкой, как болото, и я буквально через полгода вернулся к своим прежним коллегам - но уже в "Час Пик".

Потом я работал в "Санкт-Петербургских ведомостях", в "Вечернем Петербурге", в корпоративных изданиях. Была не очень удачная попытка создания собственного СМИ. На базе тассовской корсети в 1993 году мы начали выпускать газету "Норд-Ост", но немного опередили время. Как выяснилось потом, газета была рассчитана на будущий федеральный округ - то, что стало актуальным, когда Путин назначал полпредов и когда заговорили о создании единого информационного пространства. А тогда мы выпустили полдюжины номеров и благополучно умерли.

Lenizdat.ru: Как Вы думаете, какой должна быть журналистская школа?

В.Петров: Студентам журфака, курса со второго, когда они уже получили представление о профессии, полезно бывать в самых различных редакциях. На журфаке СПбГУ читают лекции практикующие журналисты, но там они автоматически приобретают статус преподавателя, то есть продолжают учебный процесс.  Гораздо более эффективным, по-моему, было включение студента в реальный редакционный процесс, то есть студенту по меньшей мере нужно дать возможность почувствовать атмосферу будущей профессии - буквально, чем дышат, в каком ритме и в каких интерьерах существуют "настоящие" журналисты.  Пусть они почаще путаются под ногами то в одной, то в другой редакции - чем больше их (редакций) будет, тем лучше, и обеспечить эту возможность им должен журфак. Я так заостряюсь на проблемах журналистской практики, наверное, потому, что сам журфака изнутри не знаю. Однако мне кажется, что и "готовому" молодому журналисту имеет смысл попутешествовать по разным изданиям, потому что традиции одного СМИ не дают достаточно объемного представления о журналистской жизни. Иногда это естественным образом происходит в поисках больших денег, или когда человек перерастает уровень издания, где он работает.

Lenizdat.ru: Можно ли современных молодых журналистов называть журналистами или пора придумывать новое слово для этого определения?

В.Петров: Никакого нового термина придумывать не нужно. Но проблемы у молодых журналистов, конечно, существуют. Журналистика, к сожалению, слишком тесно сплелась с пиаром, начиная с того, что на факультете журналистики готовят и пиарщиков, и журналистов. Это совершенно ненормально. Вообще проблема отечественной журналистики состоит в том, чтобы отделить ее от всего, что пахнет деньгами. К сожалению, это у нас сейчас невозможно, потому что на данной стадии развития общества и государства СМИ в большинстве своем не могут зарабатывать себе на жизнь.

Независимая зависимость

Lenizdat.ru: А что надо сделать, чтобы СМИ стали действительно независимыми?

В.Петров: Независимой должна быть пресса в государстве, а это сумма иногда зависимых мнений. Разумеется, СМИ будут всегда зависеть от владельца, хотя бы потому, что он никогда не пойдет против интересов собственного бизнеса. Но когда у прессы очень много владельцев, суммарно это дает возможность получить вполне объективную картину жизни общества. Если же все зависят только от одного хозяина - государства, получается тот кошмар, в котором мы жили до середины 80-х годов, и к которому снова приближаемся сейчас. Это самая большая проблема нашей прессы.

Lenizdat.ru: Существует ли сегодня в Петербурге независимая пресса?

В.Петров: В опросе "Итоги года в мире масс-медиа Петербурга" были названы СМИ, которые, действительно, достаточно независимы в том смысле, о котором я говорил выше, и которые поэтому интересны. Все остальные СМИ, очевидно, в той или иной степени берут на себя и заботы самоцензуры.

Lenizdat.ru: Нужны ли прессе самоцензура, цензура, общественное регулирование или ничего такого не нужно?

В.Петров: Цензура прессе не нужна. Что касается самоцензуры - сегодня многие СМИ совершенно сознательно прищемляют свою журналистскую отвагу, потому что чувствуют опасность, которая исходит от власти. Никакого общественного регулирования также нельзя допускать, потому что так называемый "голос народа" мы тоже проходили. Кстати, последние возмущения клерикально настроенной публики против балета "Распутин", скандал с выставкой "Осторожно, религия!" - это модель того, что может происходить со СМИ, если будет допущено какое-то общественное регулирование.

Что, безусловно, нужно СМИ и каждому журналисту в частности - это не внутренний цензор, а внутренний редактор, который постоянно напоминает об ответственности за напечатанное или произнесенное в эфире слово. Многим его не хватает, и это всегда дает повод развернуть свою деятельность тем, кто считает, что все можно отрегулировать.

Факты об "Аргументах…"

Lenizdat.ru: Когда Вы пришли в "Аргументы и факты" и что это тогда была за газета?

В.Петров: "Аргументы и факты" - авторитетное издание с самого начала 90-х, а может быть и раньше. Я пришел в "АиФ" в июне 1999-го. С тех пор произошли принципиальные изменения, потому что газета получила владельца - "Промсвязьбанк". До этого "Аргументы..." были последней народной газетой и управлялись жесткой рукой Владислава Старкова, который умер в декабре прошлого года.

Сейчас у "АиФ" владелец не только трудовой коллектив, но и "Промсвязьбанк", у которого, безусловно, свои отношения с властью, другие бизнесы помимо газеты. Но имидж "АиФ", по-моему, сохранился. Со стороны, конечно, виднее, особенно профессионалам, но, во всяком случае, он занимает ту же нишу, которую занимал в 90-х годах, когда у него был максимальный тираж.

Lenizdat.ru: Что принципиально изменилось с появлением собственника?

В.Петров: Эти изменения, скорее, заметны нам, кто работает в "АиФ", а не читателям, потому что сменился стиль руководства: абсолютная монархия, которая существовала при Старкове, сменилась неким республиканским стилем правления. Первые года полтора владельцы вмешивались только в финансовую сторону деятельности газеты, потом потихонечку стали вносить установочные принципы относительно содержания. Но это достаточно тактичное вмешательство, никакого давления, по крайней мере, в Петербурге, мы не ощущаем. Хотя, безусловно, при тех изменениях, которые, как все мы видим, произошли со всеми телеканалами, газета с таким тиражом, как "АиФ" не может не быть осторожной.

Насколько я помню, Леонид Парфенов после вынужденного ухода из "Намедни", сказал, что начиная с определенных тиражей и рейтингов полноценная журналистика в России закончилась. Даже если сделать поправку на то, что это было сказано в критические для него дни, в этом, безусловно, есть истина, потому что власть обращает внимание на те издания, которые влиятельны и могут оспорить ее решения или обратить внимание на ее проколы.

Lenizdat.ru: Оцените на Ваш взгляд, что "АиФ" собой представляет сегодня.

В.Петров: Принципы "АиФ" - равноудаленность от всех политических партий и ориентация на массового читателя. Мы не были в начале этого года менее острыми, чем другие издания, когда был пик протестов против монетизации, но в то же время мы не являемся и ярыми приверженцами радикального изменения всего и вся.

Существует еще и такая проблема, как проблема удовлетворения потребностей самых разных читателей во всех уголках страны, при том, что редакция газеты находится в столице. "Качественную" в профессиональном понимании газету, делать, пожалуй, проще, чем популярную, которая, тем не менее, не должна делаться "желтее", чем ей позволено быть. Конечно, какие-то признаки "желтизны" популярность подразумевает, но скатываться в откровенную пошлость и эксплуатирование тем "ниже пояса" "Аргументы и факты" себе не позволяют, потому и остаются газетой, которую читают миллионы.

Lenizdat.ru: Что, по Вашему, делает "Аргументы и факты" привлекательными для такого большого числа читателей?

В.Петров: Это простая в потреблении газета, но не в том смысле, в каком приятна обывателю телевизионная жвачка, а в том, что достаточно сложные вещи в газете адаптированы для массового читателя. Наша газета дает самую широкую картину жизни общества от заоблачных политических высот до бытовых, интимных проблем, много внимания уделяется здоровью. Обязательно есть материал из серии "непознанное", даже рубрика такая есть - это все человека с одной стороны развлекает, с другой - щекочет воображение, будоражит. Однако мы не делаем на этом такого мощного акцента, как коллеги из "Комсомольской правды". Видимо, авторитет газеты - в стабильности подходов к своим задачам и традиционному читателю, в позитивном консерватизме.

Lenizdat.ru: А Вы не боитесь, что эта стабильность помешает привлекать новых читателей или отпугнет прежних, ведь люди всегда ждут в жизни чего-то нового?

В.Петров: Незаметно, потихонечку газета постоянно меняется. Одним из самых заметных шагов было появление приложения, которое сейчас активно развивается, - "Долгожитель". Из названия ясно, что она ориентирована на пожилых, с соответствующим содержанием: много воспоминаний, много советов медиков, советов юристов, связанных с пенсионным обеспечением и т.д. В то же время тематика основного выпуска "АиФ" постепенно переориентируется на более молодого читателя. То есть возрастной спектр нашей аудитории постепенно распределяется на два издания.

Я не говорю сейчас о специализированных изданиях: "АиФ - Здоровье", которое очень популярно, "АиФ" на даче", "АиФ"- суперзвезды". К сожалению, не получается издание для молодежи. Меняли название, формат, цвет, редакторов. В результате сейчас выходит тоненький глянцевый журнальчик "Teens". И мне не очень понятно, что это такое. Полагаю, эту аудиторию АиФ не зацепить, но радует, что, хотя существенно моложе аудитория не становится, интерес к нашей газете проявляют молодые люди 25-30 лет.

Каждый имеет ту власть, которая…

Lenizdat.ru: Что, на Ваш взгляд, происходит с петербургскими СМИ сегодня?

В.Петров: К сожалению, у большинства питерских СМИ слишком коплиментарный тон по отношению к власти. Они фактически сами согласны с ролью пропагандистов и агитаторов. Критики власти все меньше и меньше. Я исключаю газету "Дело", "Новую газету" и журнал "Город" - три эти издания находятся если не в оппозиции к власти, то не боятся ставить под сомнение многие ее шаги, и тем выделяются на фоне остальных. Остальные - кто в большей степени, кто в меньшей - власти льстят.

Тогда, когда было невозможно не замечать тех же выступлений против монетизации, они это делали, но с другой стороны и сама Валентина Матвиенко высказывалась достаточно резко против зурабовских реформаций. Что же касается телевидения, то очень смешно сравнивать новости, скажем, НТВ и Пятого канала. Когда в прошлом году открывалось движение на отремонтированном проспекте Энгельса, Пятый канал показал торжественные речи, открытие, первый трамвай, и тем ограничился. А НТВ рассказало, что через 10 минут после окончания торжеств работа продолжилась, и никакого движения в тот день так и не открылось. Вот такие вот малости журналистика не должна пропускать мимо. Обслуживание власти авторитета журналистике не добавляет. А главное -  и власти тоже.

Обидно за читателей, у которых, оказывается, короткая память. У них есть опыт жизни при советской власти и чтения советских газет, которые, как известно, не рекомендуется читать перед обедом. Понятно, что сейчас кричат о цензуре, потому что много крови и обнаженки на экране, но с этого все и начинается. Кто-то из западных политиков говорил, что нужно разрешать прессе делать любые глупости уже хотя бы для того, чтобы эта пресса не позволяла делать глупости власти. Вот в этой фразе сформулировано предельно просто то самое существенное, чего нет у нас. Когда прессу берут за ахиллесовы пяты, это только начало - доберутся и до горла.

Lenizdat.ru: Какие есть способы сейчас улучшить положение?

В.Петров: Пытаться что-то делать, пытаться рисковать. Может это смешно звучит из уст редактора достаточно консервативной и, в общем, ровной газеты "Аргументы и факты", но все равно - надо пытаться рисковать. И ни в коем случае не опускаться до того, что мы в АиФ, например, себе не позволяем, - до откровенной лести ради того, чтобы иметь с властью ровные отношения. А еще качество журналистики зависит от удаленности от власти. Дистанция - это тоже одно из необходимых условий профессионализма. Здесь такие тонкости: надо, с одной стороны, держать дистанцию, чтобы руки были свободны, с другой стороны, иметь возможность добывать информацию из властных структур. С властью нельзя дружить, журналистика кончается там, где начинается дружба с властью. Тому, с кем дружишь, трудно говорить правду.

Надежда Алексеева