Медиановости

5 апреля 2005 11:38

Хороших газет стало меньше

"Русского курьера" больше нет на газетных развалах. Газета в ее нынешнем виде руководству "Издательского дома Х.Г.С." больше не нужна. Официально издатель сообщил, что "Русский курьер" как коммерческий проект не состоялся.

Сотрудники "Русского курьера" утром 31 марта пришли, как обычно, на работу. Однако приступить к своим обязанностям в этот день им так и не пришлось. Прибывший в редакцию около девяти часов утра генеральный директор, председатель Союза журналистов России Игорь Яковенко собрал журналистов и коротко сообщил, что в их услугах издатель, "Издательский дом Х.Г.С.", больше не нуждается: выпуск газеты с этого момента прекращен. По словам журналистов, эта новость была для них неожиданной, как пощечина.

"Русский курьер" был одним из немногих оппозиционных российских изданий. Газета была уже третьей попыткой команды Игоря Голембиовского (он занимал должность главного редактора) создать свободное, независимое издание. Редакционный коллектив покинул "Известия" в 1997 году, не желая работать под диктовку. В кратчайшие сроки были запущены "Новые Известия", которые затем тоже пришлось оставить по той же причине. Уже через месяц после ухода из "Новых Известий" команда Голембиовского выпускала ежедневный "Русский курьер".

- Восемь лет стояли на баррикадах! - грустно улыбается заместитель главного редактора Отто Лацис. - Больше сил на это нет. Работать на такой волне лично мне, например, больше не хочется.

Уже к обеду информагентства распространили информацию, что выход "Русского курьера" не прекращен, а всего лишь приостановлен: издатель намерен изменить направленность издания. Для этого генеральному директору "Русского курьера" Игорю Яковенко в ближайшие два месяца поручено разработать новую концепцию издания. Мы задали г-ну Яковенко несколько вопросов.

- Почему решено закрыть "Русский курьер"?

- Газета не оправдала надежд как коммерческий проект. Она слишком убыточна. В последнее время ежемесячно содержание газеты обходилось в 200 тысяч долларов, при этом мы покрывали расходы в среднем лишь на 20%. По плану эта цифра должна быть несколько выше.

- Но ведь по всем разумным меркам за такой короткий срок издание не может выйти на самоокупаемость...

- Признаюсь честно, мы рассчитывали на маленькое экономическое чудо, которого не произошло. Издатель увидел, что доходы от рекламы ничтожно малы, и подсчитал, что дальше издавать газету бессмысленно.

- Рекламодатели неохотно шли к вам?

- К сожалению, так и было. Ведь мы - оппозиционная газета, у нас специфическая аудитория, которая им не нужна. Можно сказать, что наша газета отпугивала рекламодателей своей оппозиционной направленностью.

- Вы не считаете, что крупные рекламодатели просто боялись реакции сверху?

- Может быть, они и боялись реакции сверху, может быть, нет. Я комментировать это не буду.

- Новый "Русский курьер" будет отличаться от нынешнего?

- Я не знаю, что это будет за газета, но она будет совершенно другой. Разработкой концепции я займусь в ближайшее время.

- Значит, газету вы возобновляете, а с коллективом расстаетесь...

- Это прекрасная команда, правда, несколько специфическая... Как к профессионалам у меня к журналистам "Русского курьера" нет претензий. Просто нам больше не по пути. Людям выплатят зарплату за март и компенсацию.

- Ходят слухи, что в закрытии газеты были и политические мотивы...

- Извините, я уже все сказал на эту тему.

Впрочем, некоторые сотрудники не исключают, что газету закрыли из-за ее откровенной оппозиционности.

Анна Героева