Медиановости

11 апреля 2005 16:38

Информационные войны или профсоюз журналистов?

Информационные войны или профсоюз журналистов?

В пятницу, 8 апреля в клубе "Революция" прошел круглый стол "Информационные войны: за и против", организованный порталом Lenizdat.ru.

Собравшиеся журналисты отвечали на вопросы:

1) Как выжить  общественно-политическим изданиям и программам в условиях политического застоя?

2) Существует ли в Петербурге  единое журналистское сообщество?

3) Как возродить в прессе конкуренцию мнений, не развязывая информационные войны?

4) Что будет делать петербургская пресса, если в городе и стране будут нарастать кризисные явления?

Предлагаем вашему вниманию стенограмму круглого стола.

Дмитрий Жвания, Lenizdat.ru: Надеюсь, наше малое количество не свидетельствует об отсутствии обеспокоенности нашего корпоративного цеха о положении с конкуренцией мнений в средствах массовой информации. Мы намеренно вынесли немного провокационный заголовок для нашего пресс-релиза, который мы рассылали: "Информационные войны. За и против". На самом деле мы считаем, что, наверное, информационные войны ничего хорошего собой не представляют. Тем не менее, факт остается фактом – для журналистов это очевидно, что после того, как произошла консолидация правящей элиты и укрепление вертикали власти, общественный интерес к политическим проблемам, может быть, даже и медийный интерес к общественно-политическим проблемам угас. Соответственно, и тиражи, а также рейтинги изданий и передач, которые отслеживают общественно-политические проблемы, понизились, упали и т.д. Я думаю, что имеет смысл всем высказаться и по другим вопросам, которые мы заявили в пресс-релизе: существует ли единое журналистское сообщество в Петербурге. Реально ли возродить конкуренцию мнений в петербургской прессе? Ведь как было раньше: в одной газете была трибуна, как для одной точки зрения, так и для другой. Сейчас этого нет. По каким причинам это ушло? Реально ли это возродить, не развязывая информационные войны. Потому что информационные войны ничего хорошего не несут. Просто носители позиций журналистов покупают. И журналист оправдывает себя тем, что эта позиция ему ближе, чем другая.

Илья Свердлов, "Газета", петербургский корпункт: Я не могу с Вами согласиться в том, что информационные войны – это плохо. Информационные войны – это хорошо, на самом деле. Я, так или иначе, участвовал в кампаниях по выборам в Законодательное Собрание, в последней кампании по выборам губернатора. Журналист действует эффективно и много тогда, когда происходит нечто глобальное в городе. Когда он может освещать одну точку зрения, может освещать другую точку зрения, но все равно видит ситуацию объективную – он видит полную картину, а то, что появляется на поверхности – на страницах газеты в телерепортажах, это, так сказать, неизбежный продукт. То есть сейчас, может быть, самое плохое время, действительно, для петербургской журналистики в частности. Потому что чем лучше общество, чем спокойней – не лучше, а спокойней, тем меньше работы для журналиста. У меня есть знакомые в Эстонии, в Дании, в еще нескольких странах, которые мы привыкли считать благополучными. Журналистики как таковой там нет. Есть какие-то непонятные экзерсисы, вот то, что демонстрировали в Дании по поводу каких-то популярных фильмов, или какие-то репортажи с фермы. То есть чем спокойней ситуация в данном конкретном городе, тем меньше поле деятельности для журналиста. И поэтому я не согласен принципиально с тем, что информационные войны - это плохо. Информационные войны – это замечательно. К сожалению, сейчас причин и семян для информационной войны нет. Они появятся, ну так, что ожидается в году 2007 – в конце. Ну, в начале следующего года – это в лучшем случае. До этого будут вести с полей, все будет как бы хорошо, открыт очередной мост. Нет, сами по себе замечательные новости, действительно. Но это мелко. В этом нет интриги. В этом нет как бы такого… на этом не сыграть, не посмотреть  с разных точек зрения. Ну да, да город растет, прирастает, страна прирастает. Замечательно. Но настоящего конфликта, который стоило бы освещать – его нет. И на городском уровне я думаю, что, скорее всего и не появится в ближайшее время. Потому что вот в связи с недавно принятым законом, который все мы приветствовали – о назначении губернаторов – здесь опять же нет поля для деятельности. А вот что касается 2008 года - здесь потенциально есть интрига. И даже не очень важно, какая фигура появится – это не принципиально. Это может быть Касьянов, Ходорковский. То есть те силы, которые не удовлетворены нынешним положением, они будут вынуждены, так или иначе, консолидировано их поддержать – и здесь вот уже будет поле для деятельности. И здесь будет интрига, игра – если хотите. Пока что все грустно. Спасибо.

Д.Жвания, Lenizdat.ru: Илья, а Вы не смешиваете два понятия: информационная война и общественный конфликт, который действительно необходим для того, чтобы интерес к информации был выше?

И.Свердлов, "Газета": Так общественного конфликта тоже как такового нет. Мы имеем дело с тем, что власть сознательно и очень грамотно на самом зачаточном уровне гасит те конфликты, которые могли бы быть предметом общественного обсуждения  Государственный архив – это была очень неплохая тема для освещения. Некоторые другие темы, которые мы знаем: Институт растениеводства. Ну, это было интересно, но власть гасит эти конфликты, и с этим ничего не поделаешь.

Д.Жвания, Lenizdat.ru: Имеет ли смысл говорить о административном  зажиме независимости средств массовой информации в связи с тем, что она гасит эти конфликты, пресса об этом знает и не говорит. Это показатель чего?

И.Свердлов, "Газета": О зажиме? Я бы не стал употреблять такое слово – "зажим". Дело в том, что сам термин подразумевает какие-то административные или агрессивные меры. В данный момент времени практически не видно каких-то случаев, чтобы кого-то зажимали или кого-то задерживали. Все, что есть – это стремление создать власти мертвую зыбь, которую, собственно говоря, мы и имеем.

Игорь Кузьмичев, шеф-редактор "СПб Курьер": Что касается внутрицеховой обстановки, на мой взгляд, нынешняя стагнация – в Питере, связана, прежде всего, с тем, что газетная информация не востребована и не актуальна. Если мы говорим о газетной журналистике, прежде всего. А связано это с тем, что газета, как рупор -  она актуальна в какие-то моменты, когда имеют место небольшие какие-то потрясения социальная или еще что-то. А в период, скажем так, стабильности – в кавычках или нет, газетная информация отдаляются от масс, потому что у масс другие интересы появляются, и превращаются во внутрицеховой продукт, который читает небольшое количество людей – судя по тиражам. И, может быть, существование газетной станции интересует – у меня есть такое впечатление – самих журналистов в большей степени волнует. В связи с этим, а также с общей тенденцией как экономической, так и политической, на формирование и апеллирование к пресловутому среднему классу (есть он или нет – это отдельная история), мне кажется, что наиболее актуальным сейчас представляется разворот в сторону журналов, которые опять же рассчитаны на средний класс. Почему – потому что эта категория менее маргинальна, более финансово обеспечена, имеет какие-то четкие воззрения и может в конечном итоге воздействовать на изменение ситуации, как политической, так и экономической в целом. Мне кажется, этот момент крайне отрадный и очень любопытный. Потому что предшествовало этому появление таких журналов – как Newsweek, Forbs, ну Forbs – немножко другой вариант. В течение трех месяцев произошло полное переформатирование "Огонька", который тихо умирал и сейчас неожиданно появился в другом формате. Его – акционеры или кто - не знаю, видимо поняли, что нужно сейчас делать другим, и сейчас "Огонек" превратился в такой же журнал, видимо, для среднего класса. В котором статьи о политике весьма кусачие, надо признать. Вот мне кажется, что к аудитории этих журналов, а у каждого из этих журналов тираж менее 50-80 тысяч, и нужно апеллировать – это крайне актуально, перспективно и востребовано. Другое дело, что к Петербургу это никакого отношения не имеет. Потому как у нас таких журналов нет и существование журнала "Город" - оно, в данном случае исключение из правил, нежели само правило. Но это отражение общей ситуации. Я хотел бы добавить, если заканчивать историю с этим форматом – глянцево-интеллектуальным – так его назовем. Формирование и существование таких изданий может и должно обеспечивать появление журналистов – звезд, с которыми считаются, которые не маргинальны, которым власть может доверять, которые вписываются в понятие о респектабельных. Но опять же отсутствие в Питере таких журналов и  таких персон связано, прежде всего, с низким уровнем оплат труда журналиста, с весьма легкой степенью попадания в этот круг. Формирование нового поколения журналистов идет очень хаотично – за счет студентов. Очень легко попасть в издание – это все знают, потому что людей не хватает, а какие-то материалы технически простые сделать может каждый. И от этого уровень понижается и от этого возникает местечковость. Местечковость в Питере, мне кажется, проблема, достаточно устоявшаяся и не имеющая тенденции к изменению. Экономический стимул ведь очень важен, потому что, когда журналист не богат, он много нервничает. Когда он много нервничает, он делает ошибки, не выбирает себе позицию и не может сосредоточиться на своей профессиональной деятельности. Ну, это отдельная история.

Александр Чиженок, корреспондент ТВЦ в Петербурге: Что касается информационных войн, у меня, честно говоря, такое впечатление, после того, как меня родная редакция осчастливила поездкой на Украину на выборы – на первый и на второй тур, что у нас просто тишь и гладь и Божья благодать. По сравнению с тем, что там было в телевизионном эфире, у нас никаких информационных войн не существует, ну просто ласковое поглаживание губернатора на губернаторских каналах и полное безразличие на каких-то других каналах - развлекательных. Там эти войны были настоящие. Там настолько четкое было деление, ну естественно, до выборов – я не знаю, что там сейчас происходит. Но до выборов настолько четко было разделено на каналы про-государственные ил вернее про-Януковича ICTV, "Интер" и с другой стороны – каналы, которые выступали за Ющенко – новый канал, 5-й канал, что с первого взгляда в телевизор, даже когда там шла реклама, уже было понятно, на кого этот канал работает – чем ближе к выборам, тем сильнее. Там настолько тяжелую артиллерию пускали… ну, вот, например, такая реклама, когда Ющенко и его сторонников чуть ли не напрямую сравнивают с фашистами, которые оккупировали Украину, там все в коричневом цвете. А с другой стороны, на другом канале выходит кандидат и говорит, а почему у Вас, Ющенко, жена американка – пускай она сменит гражданство, иначе Вы не можете баллотироваться. В приватной беседе мне один из коллег с государственного канала – "Интер", самый, что ни на есть государственный, кроме ГТРК – с ГТРК все понятно. "Интер" – канал коммерческий, но он очень четко отстаивал позиции Януковича. Он мне показал, как с  ними работают правительственные структуры. Они каждый день получали, опять же я не знаю ,как сейчас это происходит, потому что я был там – три недели на первом туре и три недели на втором. К ним каждый день приходил такой не циркуляр даже, а некие рекомендации из аналитического центра или пресс-службы правительства, где они кратенько описывали на их взгляд важные события. И после каждого важного события следовала такая фраза: наши аналитики считают, что "журналисты телевизионных каналов осветят эти события следующим образом…" и дальше говорилось, какие акценты, по мнению их аналитиков, сделают журналисты государственных каналов, кого они спросят и о чем. Ну, это воспринималось как циркуляр. Если этого не сделать, то следовали достаточно серьезные неприятности. Ничего подобного у нас, в общем-то, я не знаю. Ну, у меня возможность немножечко отстранено смотреть, потому что канал ТВЦ-то – московский и по большому счету на наши петербургские дела ему, ну не наплевать, но они достаточно спокойно смотрят – что там Матвиенко сказала, и кто тут за кого борется - их не очень интересует. Но если наблюдать немножко отстранено, то мне кажется, что у нас таких войн в принципе нет. Это не войны, а дружеская дискуссия. А что касается журналистского сообщества, то мне кажется, что оно в нынешние времена распалось на множество маленьких журналистских сообществ, которые между собой пересекаются очень слабо. Ну, вот только на мероприятиях, типа "Золотого пера", да и то туда попадают далеко не все, и по какому принципу – я не знаю. Раньше было некое объединяющее место. Все сидели в Лениздате на Фонтанке – пишущие. Все электронные – так или иначе, вокруг Ленинградского телевидения, которое стало Пятым каналом. Сейчас Лениздата не стало, все расползлись и, по-моему, просто негде встречаться. Опять же был раньше Домжур, куда приходили в бар, и там можно было зайти, посидеть и встретить массу людей, которых тебе так или иначе больше негде было встретить. Это был некий журналистский клуб. По-моему, сейчас он такую функцию утратил и много независимых изданий, у которых у каждого своя площадка и свой круг общения, я имею в виду профессиональный круг общения. На мой взгляд, вот очень не хватает такого единства и возможности общаться с коллегами.

Станислав Пылев, корреспондент НТВ-Петербург: Я послушаю. На тему выше означенного могу рассказать только неприличный анекдот, который не хотелось, чтобы был потом записан на диктофон.

И.Свердлов, "Газета": По поводу перемещения центра информативности из газет в журналы, я считаю, это основано только на экономических основаниях. Издавать газету дорого – дорого по определению. Это может позволить только олигарх или государство. Соответственно, газета, издаваемая государством или местной администрацией – тем более, - не может быть объективной. А газет, издаваемых не государством, – у нас их очень мало. В Питере представлен "Коммерсантъ". Что касается журналов – вот Newsweek и Forbs… просто я достаточно читал аналитики по этому поводу: Newsweek и Forbs – они пришли на российский рынок, прежде всего на московский, потому что растет объем рекламного рынка. По показателям 2004 года Россия заняла второе место в мире по росту рекламного рынка. То есть это не обусловлено ни политической, ни социальной причиной – в мире появился интерес к России. Это обусловлено исключительно экономическими причинами. Большие издательства - Axel Springer издает Newsweek – просчитали, что выгодно делать журнал. Здесь в России выделены на это деньги – и все. И соответственно, гораздо меньше затрат. Ежедневный выход предполагает один объем вложенных средств, еженедельный – другой. И понятно, что журнал гораздо более окупаем по определению. Потому что рекламодателей, которые хотят выпустить рекламу нового продукта на мелованной бумаге и в цвете, значительно больше, чем тех, кто хочет выпустить свою рекламу примерно по тем же ценам, но на обычной бумаге и в черно-белом цвете. Вот и все.

И.Кузьмичев, "СПб Курьер": Мне кажется, в данном случае совершенно не важно, почему это происходит – экономическая мотивация или заинтересованность каких-то издательских домов - не принципиально. Главное что, опять же, такие издания формируются по принципу качества, так или иначе. Издание формируется по принципу качества и в любом случае старается набирать журналистов достаточно высокого уровня – хотя бы из соображения престижа, статуса и так далее. И, в конце концов, заинтересованность издателей в том, чтобы в России развился рекламный рынок – не на пустом месте возникает. Формируется все-таки какая-то прослойка, которая готова потреблять эти товары, (ну это уже вопрос отдельный), к которой можно апеллировать – не только продавать товары путем рекламы, но и продавать какие-то идеи и продавать сам продукт – издание. Когда покупатель способной аудитории, который выкладывает такие деньги за журнал, где вращаются журналисты достаточно высокого класса, мне кажется, здесь происходит приятная и перспективная такая сцепка, которая может в итоге создать какой-то результат. Получается формирование общественного мнения, мелкими шажками, на уровне более высоком, чем массы. Потому что массы это издание не покупают.

А.Чиженок, ТВЦ: А можно, коллеги, вопрос? Вот насчет местечковости. Мы преодолеваем в себе эту местечковость поскольку работаем все-таки на канал московский. Вот в чем вы видите эту местечковость местного медиа-рынка? И как ее преодолевать? Как не быть местечковым? Выходить на уровень, находясь вот здесь вот?

И.Кузьмичев, "СПб Курьер": Местечковость я вижу прежде всего – другого варианта быть не может – в качестве материала, в формате некоторых изданий. Как менять? Я думаю, что это вопрос тоже экономический, потому что не все издатели представляют, чего они хотят, а, соответственно, и людей набирают по принципу абы как. Если есть четкая позиция, четкие представления о формате, набирают таких авторов, которые соответствуют требованиям. Мне кажется дело только в этом.

А.Чиженок, ТВЦ: То есть это в первую очередь задача издателей?

И.Кузьмичев, "СПб Курьер": Я думаю издателя и редакторов, конечно.

А.Чиженок, ТВЦ: Мне кажется, если журналисту в два раза увеличить зарплату, это не означает автоматически повышение его таланта.

И.Кузьмичев, "СПб Курьер": Конечно. Так, платят тому, кто готов повышать свой уровень или у кого уже уровень соответствующий. Курица – яйцо – непонятно что первое, а что второе. Но факт есть факт. На мой взгляд, это вещи очевидные.

Д.Жвания, Lenizdat.ru: Я хотел бы немножко вернуться к той теме, которую мы обозначили, а потом мы перейдем к тем темам, которые всплыли в ходе обсуждения проблемы информационных войн.

Валентин Петров, радиостанция  "Открытый город": Я хотел сразу, чтобы не забыть – добавить по части местечковости. Она, на мой взгляд, обусловлена тем, как государство наше организованно просто. Как выйти из этого? Начать обсуждать общероссийские проблемы. То есть в Питере нужно обсуждать общероссийские проблемы вне зависимости даже от таланта журналиста и зарплат, начать обсуждать общероссийские проблемы. Правда, никому это не интересно, никому. Потому что власти здесь нет, а в Воронеже мнением Петербурга интересуются гораздо меньше, чем мнением Кремля. Вот и все. Так организовано государство и все. Нам так прописано судьбой – и сколько бы мы ни говорили, что мы культурная столица, что мы северная столица, что мы вторая столица – можно сколько угодно говорить до тех пор, пока мы столицей не станем, до тех пор, пока, на Дворцовую площадь в Питере не выйдет тысяч 90 и не скажет, что "прекратите говорить, что Петербург правит Россией".

И.Кузьмичев, "СПб Курьер": Мне кажется это сейчас не актуально.

В.Петров, радиостанция  "Открытый город": Ведь местечковые издания сейчас, в общем-то, и полны тем, что вот, питерская команда в Кремле, вот, мол, Питер чем-то управляет. Ничем Питер не управляет, как не управлял, так и не управляет – отсюда и местечковость. Обеспечена государственным устройством. Что касается войн. Войны все плохие, на мой взгляд – мнение участника, что называется. Я думаю, что дискуссия быть должна, а не войны, потому что войны действительно возникают – вот я соглашусь с коллегой, тогда, когда есть одни деньги и другие деньги, соответственно за эти деньги покупаются две противоположные позиции или вот то, что было на Украине.

А.Чиженок, ТВЦ: Там все намного жестче.

В.Петров, радиостанция  "Открытый город": Ну а кому нужна эта война – не знаю. Кроме тех, кто ее развязывает – что информационная, что обычная. Как выжить общественно-политическим изданиям? Вот что здесь пресс-релизе правильно написано – мы существуем в искусственно созданном политическом застое. Это опять же обусловленность, которая подиктована той властью, которая сейчас, благодаря собственно нашим опять же усилиям, вернее - отсутствию наших усилий, оказалась единственной. Вот она оказалась единственной, и все, и возник политический застой, потому что она подмяла под себя тех, кто пытался рыпаться, не слышит тех, кто продолжает рыпаться, это я так скромно про себя и свою скромную средневолновую радиостанцию. И все - и создается впечатление, что все стоит, вообще никаких умных слов нет, никаких красивых поз тоже нет, никаких жестов тоже нет, а на дуэль сегодня уже не вызывают, к сожалению. Вернее, на дуэль вызвать можно, но фиг придут. Вот поэтому застой. Ну а выжить? Выживают… для этого есть способы. Ведь не так много изданий, в конце концов, погибло. Очень много перестали быть уважаемыми изданиями благодаря продажности, а исчезнуть… мало что можно назвать. Объединилось в корпорации – это да, но перестать существовать – так, чтобы через день поступала информация, что того закрыли, этого закрыли, того убили, этого убили – нет такого. А значит, застой. Что касается нашего журналистского сообщества. Я согласен с мнением о том, что оно разделилось на несколько корпораций. Ну, потому что шире стала сфера интересов. Она перестала быть только политической и только социальной. Что общего у общественно-политического издания – радиостанции может быть с музыкальным радио? Которое там кое-как информацией занимается и все. Ну, какие общие интересы? Они болтаются регулярно через два вечера на третий на всевозможные тусовки – то в СКК, то в "Юбилейный" - у них этот интерес, мы ходим в совсем другие учреждения. А вот что касается по большому счету – это было очень заметно на том событии, которое собственно послужило поводом для вопроса – "Золотом пере": сообщество все-таки разделили еще и на две части. Но вот тут оно разделилось само – возникли клубы по интересам. А вот искусственно его делят на две части. Опять же по принципу власть собирает вокруг себя своих и эти свои не против крутиться рядышком с властью. Ну, судите сами: из 10 номинаций 5 выданы ГТРК. Ну, надо ли еще что-нибудь комментировать? Из 10 наград 5 выданы ГТРК "Россия". Ну а что толковать дальше? Ясно, что кто хорошо служит, того хорошо награждают. Это, по их мнению, нормально. Что можно сказать по этому поводу? Только что анекдот рассказать и попросить диктофоны выключить. Возрождать в прессе конкуренцию мнений… она возродится сама, просто нас в свое время так отвратили от былой журналистики – когда были эти самые проклятые империалисты, когда враг был ясно и четко определен и обозначен – тогда было все просто – вот есть враг, думаешь наоборот, чтобы вот не писать заклятых штампов. А сейчас: с кем воевать? Вот ведь какой вопрос рождается – а с кем воевать? С Андреем Константиновым? Не знаю, ну пусть он пишет все для телесериалов - ради Бога. Почему не читают газет? Потому что мозги народу задолбали сериалами. Наш председатель Союза журналистов вместо того, чтобы возрождать какую-то там конкуренцию мнений, сам пишет телесериалы для петербургского телевидения, и его за это поощряют на "Золотом пере". Так вот значит как надо – как должен вести себя нормальный журналист. Он должен шлепать в писатели, причем в такие писатели…

А.Чиженок, ТВЦ: Ну не читают оттого, что невозможно все это прочесть. Раньше три газеты, два журнала, один телеканал. Статья вышла – событие. А сейчас я не понимаю, как во всем этом возможно охватить.

В.Петров, "Открытый город": Ну да, во-первых, никто не контролирует, никто не обозревает опять же. Свобода родила очень много изданий, очень много телеканалов, очень много радиостанций. А представьте себе сегодня человека, который способен прочитать каждый день 8-полосную газету? Ну, вот вы сами-то хоть одну газету читаете?

И.Кузьмичев, "СПб Курьер": Я не буду повторяться. Отсутствие сообщества, награждение одних, не награждение других, формирование заново журналистского сообщества – все это вопросы скучные, устаревшие. Я не вижу в этом ничего страшного, когда кого-то награждают, кого-то отвергают. Конечно, это может быть не совсем естественно, правильно и этично, но дело в том, что такие вещи всегда существовали - это раз. Два: опять же, ничего плохого в этом нет. Ни плохого, ни хорошего. Мне кажется, повышенная негативная реакция на это, она в большей степени связана не с тем, что это вот так происходит, кого-то ангажировали, кого-то отделили, и все развалилось. А с тем, что люди привыкли объединяться: в союзы, советы и т.д. хочется зайти куда-то, как это было раньше.  Так это было раньше! Сейчас, мне кажется, нет в этом никакой необходимости, в этом нет ничего страшного. Нормальная совершенно ситуация – зачем опять объединяться? В Союзы художников, Союзы журналистов… Герой Советского Союза, Заслуженный артист России – бред собачий, мне кажется, все это. Это прошло, совершенно не актуально и т.д.

Д.Жвания, Lenizdat.ru: Мне кажется, наиболее актуальная тема и наиболее интересная для нас – это форматность и не форматность, востребованность и не востребованность газетной журналистики. Газета востребована в период бурного общественного подъема, когда людям нужна информация - знать за кого голосовать, идти или не идти на майдан, ехать в Донецк или во Львов или, наоборот, из Донецка в Киев и так далее. Я помню, как выхватывали газету, допустим, "Невское время" на площади перед Законодательным собранием нынешним. Но эти времена прошли. Возродятся ли они, если начнутся тут стычки или политические бои? А сейчас, может быть, более актуальная интернет-журналистика?

А.Чиженок, ТВЦ: Если только закроют телевидение, захватят и так далее. Если наступят какие-то силовые варианты, тогда вот подпольно листки эти будут раздавать. Мне кажется, в качестве такого постоянного средства информации - вряд ли. Просто потому что не успевают это читать, не успевают смотреть. Мне просто по обязанности надо бы смотреть, чего там пишут –  а я не успеваю. Куча газет, скапливаются, скапливаются… Только в какой-то революционной ситуации газеты будут востребованы.

И.Свердлов, "Газета": Не могу согласиться с тем, что не покупают газеты, не читают. Я, допустим, покупаю газеты каждый день. Вот "Известия" я покупаю каждый день. Просто потому что я знаю, да, в сайте "Коммерсанта" - там все питерское выложено. В "Известиях" это гораздо сложнее найти - питерскую информацию. Часто она появляется к концу недели и на следующий день. Это вполне оправданный ход. Я не буду - я считаю не корректным говорить о работе "Известий" в Питере, но то, что делается в центре - центральные "Известия" - очень хорошая газета, ее часов в 12, в час дня достаточно трудно купить в общедоступных точках. Очень хорошо разбирается "Коммерсантъ". Ну, опять-таки это просто те два издания, которые я считаю, нужно покупать и смотреть. А еще Newsweek - как еженедельник. У меня просто круг ограничен - я просто не чувствую потребности покупать и смотреть другие издания. Просто нет необходимости. Ну, "желтые" издания трогать нет смысла, потому что они "желтые". Я думаю, что, я как бы слышал, что достаточно большой популярностью до сих пор пользуется "Комсомольская правда", которая там, если что-то случается, тебе прямо по схеме со стрелками показывает, как что случилось, на кого, с какой высоты именно упал камень, откуда шел клиент, на которого упал камень. Т.е. это нормально, но это для среднего потребителя - она расходится тоже неплохо. Но то, что газеты не покупают, я не согласен. Интернет - просто он достаточно мало доступен тем, кому это необходимо. Потому что люди, которые, скажем, привыкли читать газеты, ну в принципе от 30 до 50, чаще всего или в кафе каких-то - там интернета нет, да и слишком дорого читать, да и вообще на самом деле… А те молодые люди, которые имеют какие-то средства и ходят в Интернет-клубы, они не открывают информационные интернет-сайты. Их интересуют игры или какие-то развлекательные сайты разного толка. То есть вот эта вот ниша газетная, она теми, кому необходима информация или теми, кто просто интересуется тем, что происходит вокруг - она вполне востребована. Вот и все.

А.Чиженок, ТВЦ: Мне кажется, что разделилось вот это журналистское сообщество и читательская аудитория на множество мелких сегментов, потому что надо определять, кто читает газеты, кто слушает радио, кто смотрит телевизор. Я не помню, чья это фраза, я слышал, что радио для богатых, телевидение - для бедных. Я спрашиваю - почему? Потому что бедные сидят на кухне и смотрят телевизор, а богатые едут в машине и слушают радио. К примеру. Кто читает газеты? Те, кто на работу едет на метро и у них есть время это почитать. Или у кого есть на работе свободное время и им там делать нечего - я не знаю, может быть, продавщица в ларьке, куда не очень часто заглядывают - она сидит, читает "Комсомолку". Опять же по определению всегда у "желтых" газет аудитория в 10 раз больше, чем у прочих. Ну это классика журналистики, это еще у "Таймс" тираж 80-100 тысяч всегда был, не больше, а у Sun за миллион зашкаливает. То же самое и у нас. И это в принципе, нормально считается. Так же и с Интернетом. У Интернета есть своя достаточно узкая аудитория - у интернет-журналистики, я имею в виду. Потому что не очень удобно пользоваться - надо прийти, в сеть включить компьютер, иметь быстрый интернет, чтобы хорошо грузилось. Газету читать удобнее, но с другой стороны менее удобно покупать. Опять же, если человек идет к метро, ему там по дороге сунут бесплатную газету "Метро", и он ее полистает. Если человек едет на машине, ему надо где-то припарковаться, выйти, дойти до этого ларька, да зачем ему эта головная боль? Радио работает - "Эхо Москвы", все хорошо расскажет. Поэтому вот у каждого журналиста есть несколько своих читателей и слушателей, и вот на такие вот сегменты сейчас, по-моему, и разделилось все сообщество.

Д.Жвания, Lenizdat.ru: Автомобилист не согласен, да?

А.Чиженок, ТВЦ: Я, вот, например, слушаю только "Эхо Москвы". Оно у меня всегда включено и я оттуда все получаю.

И.Кузьмичев, "СПБ Курьер": Я не про это. Я хотел сказать насчет Интернета. Мне кажется, что любая волна, а если брать явление Интернет, то это волна, ну, конечно не новая, ей уже 10 лет, но, в общем-то, новая, да? Любая волна всегда накрывает с головой, а потом все равно отходит и все уравнивается. Это то же самое, и в данном случае касается и изданий. Мне кажется, вопрос – газеты страдают и теряют аудиторию из-за интернет-изданий, мне кажется,  не совсем правильный, потому что это совершенно разные вещи, и мне кажется, газеты останутся, как это было с CD-дисками и MP3 там. Это вопрос такой, мне кажется ментальности - когда человек привыкает, он привыкает и к этому. Что касается самих газет, мне кажется, что невостребованность газетного формата, если мы отбрасываем в сторону политический момент, еще какой-то, вопрос солидности, он связан, прежде всего, с профессиональными причинами. Во-первых, правильное позиционирование, я прошу прощения за слово. Вспомним "Коммерсантъ", как он завоевал рынок? Тот же самый бизнесмен, который едет на машине, "Коммерсантъ" покупает, почему, потому что он себя подавал так. Они правильно апеллировали к аудитории. Это было престижно. Это как в Британии - когда газета - это элемент какого-то престижа - ты разворачиваешь, читаешь, и тебя соотносят с каким-то определенным статусом.

А.Чиженок, ТВЦ: Так же подавались всегда и "Ведомости" и вот "Русский курьер", который, по-моему, почил в Бозе...

И.Кузьмичев, "СПБ Курьер": Да, да. Потом опять же тот же самый "Коммерсантъ" и его маркетинговый ход, когда "Коммерсантъ" и чашка кофе. Когда человек заходит в кофейню, покупает вместе с кофе газету, он садится, и он сам себе делает комплимент таким образом. Он видит себя со стороны, что он сидит за столиком, за окном Невский, у него машина, он читает "Коммерсантъ", и он сам собой доволен. Все нормально. В чем проблема тогда? Почему остальные газеты не могут завоевать рынок? Мне кажется, что по этому поводу разоряться и как-то переживать, эмоционально реагировать повышенно нет смысла - это вопрос исключительно к профессиональной компетенции. Вопрос опять же издателей и менеджмента - это их проблема, когда они не знают, что с этим делать. Они сейчас говорят, как у Пелевина, ну сделай мне там газету … И получается вариант такой: перевертыш. Человек раньше занимался картошкой или  комсомолец какой-то, а сейчас он газеты продвигает. Казалось бы, уже нулевые, а не 90-е… Люди, которые вкладывают деньги в газеты, должны понимать, зачем они это делают и тогда  все будет нормально, потому что есть какие-то законы рынка. Они ни коим образом не соотносятся ни с Путиным, ни с Матвиенко, ни с Константиновым, это не важно. Важно только то, знает ли человек, как это сделать или не знает, а условия – это совершенно второстепенно.

Д.Жвания, Lenizdat.ru: Стас, о форматности и неформатности разных видов СМИ - Вы, как человек, который работал в как газетах, так и на радио и на телевидении, среди нас таких немного, которые сумели охватить три типа СМИ. Есть что сказать?

С.Пылев, НТВ-Петербург: Это, по-моему, очевидно. Газеты, может, еще и поживут, но практически осталась одна газета. Кроме "Коммерсанта" я ничего не могу читать. "Деловой Петербург", может быть, еще. Просто возьмите, не знаю, тот же пример, то, что мы их постоянно цитируем или они на нас ссылаются. Это уже, мне кажется, показатель, потому что остальное читать абсолютно невозможно.

Д.Жвания, Lenizdat.ru:Показатель чего - вторичности, ангажированности?

С.Пылев, НТВ-Петербург: Ничего нового я оттуда не черпаю.

Д.Жвания, Lenizdat.ru: Предсказуемости?

С.Пылев, НТВ-Петербург: Ну, это и непрофессионализм журналистов, возможно, менеджеров, плохое знание темы - все что угодно.

И.Кузьмичев, "СПБ Курьер": Мне кажется, что власть здесь, похоже, ни при чем. А исключительно как люди работают, умеют ли они работать, что они берут и отдают ли они себе отчет, что они берут, ну и в конечном итоге, сколько они зарабатывают.

Мне кажется, что это вопрос профессиональной компетенции. Можно, конечно, какое-то влияние на эту власть иметь, но не все хотят этим пользоваться, не все гибкие, потому что, мне кажется, ловить никого нет смысла. Надо просто сначала обратиться к вопросу качества, а потом уже переживать по поводу своего канала, информационной программы.

С.Пылев, НТВ-Петербург: Я еще хотел добавить, еще одна газета есть очень качественная – "Комсомольская правда". Я надеюсь, там до сих пор есть анекдоты на последней странице, это первое, что я, конечно же, беру во внимание, когда подхожу.

И.Свердлов, "Газета": Фильм "Люди в черном" хорошо иллюстрирует: когда я покупал желтые газеты, и там была правда по сюжетам. Покупать "Версию" или там "Комсомольскую правду", я считаю, полезно. Человеку профессиональному очень легко по самой направленности уловить, откуда дует ветер, кто действует в каком направлении, ну, в общем, все подводные течения.

В.Петров, "Открытый город": На мой взгляд, вообще в принципе то, что мы сейчас говорим о том, что мы читаем, для проблемы, если смотреть на нее объективно, в общем, на мой взгляд, не имеет никакого значения. По большому счету… Страшно далеки мы от того, что, значит, в самом деле, тиражными остаются "Не скучай", "Аргументы и факты".

И.Кузьмичев, "СПБ Курьер": Некоторые издания не хотят вкладываться в раскрутку, они думают, что читатели сами знают, на кого они рассчитаны, и из-за этого газеты периодически лихорадит. Опять же вопрос, человеческий фактор много значит в этой ситуации, а профессиональный. Не мониторят, не вычисляют аудиторию, не делают других вещей. Это плохо, и толку от этого…

Д.Жвания, Lenizdat.ru: Хорошо. Я бы все-таки хотел еще остановиться на проблеме сообщества журналистского, потому что я не совсем согласен, что проблема некой идентичности профессиональной – это сугубо наше советское, из Советского Союза, из советской ментальности феномен поднялся. И в других странах есть привычка объединяться. Кстати говоря, гораздо больше, чем здесь в России, потому что, я сейчас не будут поднимать этот вопрос, почему люди не доверяют каким-то профессиональным объединениям, куда входят не только их знакомые и родственники. Недавно я прочел один текст, и он прекрасно объясняет, почему мы слишком далеки не только от Италии и Франции, но даже от Украины. И это заложено в определенной степени ментальностью, когда русский человек, российский человек не доверяет, точнее, доверяет только тем, кому можно сказать "ты". А тем людям, кото