Медиановости

13 апреля 2005 14:50

"Смерть власти на конце Останкинской иглы"

Телевизионщики гадают, почему президент появился на заурядном пожаре, проигнорировав ранее куда более крупные ЧП.

Появление Владимира Путина в минувший понедельник на не слишком крупном пожаре в "Останкино" стало для всех полной неожиданностью. В прошлый раз, 28 августа 2000 года, когда в результате пожара на Останкинской телебашне погибли три человека, а страна на несколько дней осталась без федеральных телеканалов, Владимир Путин не был замечен около телецентра. Не появлялся он в Североморске во время гибели подлодки "Курск" в августе того же года. Не присутствовал в штабе по освобождению заложников во время событий вокруг "Норд-Оста" в октябре 2002 года и в Беслане в сентябре 2004-го. "НГ" прибегла к помощи телеэкспертов, которые попытались объяснить логику власти в данном конкретном случае.

Бывшему генеральному директору ОРТ (в 1998-1999 гг.) Игорю Шабдурасулову трудно представить мотивы такого посещения, поскольку степень серьезности происшествия не диктовала необходимости появления там президента страны. Тем более что, по его словам, степень защищенности здания АСК-3 очень высока. "Я понимаю присутствие Лужкова, когда произошло несчастье - загорелся Манеж: все-таки центр города, крупный серьезный пожар.

А здесь скорее всего лишь подчеркивание внимания к федеральным каналам", - заявил Шабдурасулов. Госканалы, по его словам, на сегодняшний день являются мощнейшим инструментом формирования общественного мнения.

С ним солидарен и Сергей Доренко, который считает, что в данном случае перед нами пиар-акция, направленная на улучшение имиджа власти. К тому же, по мнению Доренко, это выражение поддержки людям своей команды. "Если бы горела какая-нибудь больница, я думаю, что он бы не поехал, а "Останкино" - это несколько тысяч его верных янычаров".

По мнению телевизионного обозревателя "Известий" Ирины Петровской, власть слишком хорошо помнит о негативной реакции общественности на меланхоличный ответ Путина Ларри Кингу ("Что с лодкой?" "Она утонула"), когда родился знаменитый анекдот ("А что с башней?" "Она сгорела"). Теперь руководство страны боится остаться в стороне от крупных ЧП. По словам Петровской, "всем было показано, что президент в горящую избу вошел, коня на скаку остановив. На самом деле это имитация активной деятельности высшего государственного лица".

Большинство аналитиков сходятся на том, что власть испытывает огромный пиетет к телевидению и прямую зависимость от него. По мнению экс-главы ОРТ (в 1997-1998 гг.) Ксении Пономаревой, главным инструментом и проводником власти являются именно федеральные каналы. Если событие или человека не показывают по телевизору, то их как бы и нет вовсе. Поэтому, по словам Пономаревой, "телевидение - это наше все, а смерть власти, как у Кощея, на конце останкинской телеиглы, на которой уже сколько лет обещают поставить лифты".

Политтехнолог Марина Литвинович, развивая эту мысль, констатирует, что властная элита опасается потерять контроль над страной в результате любых неожиданных событий. Например, через отключение главных телеканалов страны. Тогда, по мнению Литвинович, может исчезнуть и вся власть, поскольку "такое ощущение, что она держится именно на телекартинке". Благо если раньше, по Ленину и Троцкому, надо было брать телефон, телеграф, мосты, то теперь главная цементирующая общество структура - это федеральное телевидение. Этого же мнения придерживается и телеобозреватель Радио "Свобода" Анна Качкаева, по мнению которой, пожар в "Останкино" нарушает спокойное течение политической жизни, покусившись на ТВ, "главный и существенный инструмент работы власти с обществом и со страной".

Генеральный директор АНО "Интерньюс" Манана Асламазян полагает, что "это страх перед теми проблемами, которые породил пожар Останкинской башни в 2000 году", когда почти неделю зрители были лишены возможности смотреть телевидение. По ее мнению, прилетевший из Германии президент не очень представлял себе размеры пожара и потому решил лично разобраться в происходящем, "благо тут такая счастливая возможность - он ехал из аэропорта домой и смог заехать на пожарище". Заодно показав населению, что заботится о том, чтобы у нас были независимые СМИ, "ведь он действительно считает, что Первый канал - независимый".

Сергей Варшавчик