Медиановости

14 апреля 2005 14:37

Пьяный Вася

Пьяный Вася

Комический персонаж Соловьев — доказательство того, что забавным можно только быть. Притвориться невозможно. Ну не может пузатый дядька, играющий в футбол за сборную команду Правительства РФ, оказаться душкой.

Я тут поняла: для того чтобы завоевать сердце среднестатистической современной дамы, и даже мое, совершенно необязательно быть богатым и умным. Можно даже не быть сексуальным. Но быть "забавным" ты обязан. Не грузить. Не вскрывать мозг. Не парить. Серьезные мужчины с солидным житейским замахом интереса у публики не вызывают ни малейшего. Так, брезгливость, как будто бигмак съела и теперь вот мучаюсь за грехи.

Быть забавным, впрочем, тоже искусство. Вот Андрей Васильев, шеф-редактор "Коммерсанта", - он забавный. В каком бы контексте ни упоминался этот легендарный человек, он всегда "пьяный Вася": "...и тут вваливается пьяный Вася" (очень часто такое говорят), "пьяный Вася в какой-то момент отвалился" (такое - редко), "с пьяным Васей сотен на пять намутили" (почти ежедневно) и далее в том же героическом духе. Как "Андрей Васильев" он проходит только в неосведомленной желтой прессе - в связи с его якобы возобновившейся связью с певицей Ладой Дэнс. Я думаю, что там ничего не возобновлялось, - потому что никогда и не прерывалось, но это так, кстати.

Пьяный Вася вновь стал героем дня без галстука, презентовав диск "Взрослые песни бизнес-класса", записанный совместно со Львом Шапиро по кличке Левша, Александром Аниным (Бизнес), Александром Левочкиным (Сашок) и Валерием Неткачевым (Бацилла). Тут соблазнительно было бы бросить в читателей чем-нибудь типа "соловей Березовского запел матом", но Вася на диске не поет. Он - автор слов, поэт-песенник. Слова вышли талантливые, иногда со слезой, не по-коммерсантовски трогательные. Вот, скажем, "Наедине со всеми я про...ал все семя". Мне при этом нравится не там, где точки, а "наедине со всеми". Что-то очень аллапугачевское типа "По секрету всему свету". Есть строки и вовсе гениальные: "Для кого-то - жопа. А для кого-то - итог столетия". Мне дико обидно, что пьяный Вася, как я ни старалась на презентации, так и не положил на меня замутненного глаза.

Телеведущий Владимир Соловьев, отец пятерых детей, тоже отметился CD. Его "Soloвьиные трели" вышли в декабре и оценены посетителями сайта ozon.ru на твердую "двойку". Для Соловьева это даже высокая оценка. За его "Воскресный вечер" эксперты и не-эксперты, враги и друзья - все единодушно ставят кол.

Премьеру этого странного телевизионного "продукта" уже переносили, и не один раз, и самые смелые строили даже прогноз, что Соловьев очнется, одумается и бросит эту затею. Но тут, видно, мы имеем дело с концепцией: уж если я чего решил, то выпью обязательно, - и продукт "выбросили" на экран. Раньше таким же макаром "выбрасывали" туфли фирмы "Цебо" в магазине "Обувь". Здесь жмет, там жмет, но, как у Соловьева, "нет других политиков" (кроме Жириновского, Слиски и Козырева в вечной отставке), так и у НТВ нет других ведущих: всех поувольняли на фиг.

Меня лично в воскресный вечер больше всего насмешила корпулентная специалистка по трудовым спорам Волочкова, выступавшая экспертом по опере, и Андрон Кончаловский, который теперь, оказывается, специалист по Папе. Недавно он со своей юной подругой Высоцкой участвовал в программе про принца Чарльза и Камиллу Паркер-Боулз и тоже был предельно убедителен.

В издательстве "КоЛибри" тем временем готовится выйти в свет (ох, как я признательна в такие минуты русскому языку!) "Евангелие от Соловьева", библия колышника. Роман-приключение, в котором "парадоксально, но органично слились черты самых разных литературных жанров и стилей", представляет собой "полный сарказма очерк нравов и обычаев мировой телевизионной индустрии". "Ларри Кинг особенно не мешал, и буквально со второй фразы диалог превратился в монолог", - автор смело раскрывает читателям мир своих грез. "Смотрите и слушайте, ибо день настал и пробил час, и время Мое пришло, и царствие Мое наступило", - это тоже цитата, увы. Герой книжки - новый мессия Даниил, у которого Соловьев служит апостолом, то есть чем-то типа пиар-директора. Таково движение российской истории: от Муравьева-Апостола к апостолу Соловьеву. "Евангелие" уже заслужило одобрение лысого литератора Александра Шаталова (он, видите ли, читал книгу в рукописи, а я - в верстке, опять секонд-хенд), и это для всякого разумного человека только лишний повод отнестись к ней скептически. Ох, был бы жив Папа...

Комический персонаж Соловьев - доказательство того, что забавным можно только быть. Притвориться невозможно. Ну не может пузатый дядька, играющий в футбол за сборную команду Правительства РФ, оказаться душкой. Это будет душка с душком. Слишком стремясь стать "шутом у трона короля", легко в глазах публики оказаться просто дурачком - каких много, Волочковой, высказывающейся о Сорокине. Но Соловьев еще и злой. В мечтах - мессия, затыкающий рот Ларри Кингу, в противной реальной жизни Соловьев посылает сигнал своему предшественнику по воскресному "инфотейнменту" - гениальному, как теперь вдруг стало ясно, Леониду Парфенову. И гаденький, надо сказать, сигнальчик. "Где ж ты моя, темноглазая, где?", непонятно с чего исполненная "Песнярами" в соловьевском эфире, была, очевидно, адресована Парфенову, уроженцу Вологодской губернии. Эдакий привет в спину. Ох, не кинг это сайз, Володя. От таких выпадов хочется - не знаю, как Парфенову, а мне точно- "нажраться и обрыгаться" в строгом соответствии с советом пьяного Васи, записанным теперь на диск. Забавный может получиться воскресный вечер.

Алена Лыбченко